Общественные взгляды Тургенева - OXFORDST.RU

Общественные взгляды Тургенева

Презентация «И.С.Тургенев и общественно-политические взгляды.»

Новые аудиокурсы повышения квалификации для педагогов

Слушайте учебный материал в удобное для Вас время в любом месте

откроется в новом окне

Выдаем Удостоверение установленного образца:

Описание презентации по отдельным слайдам:

И.С.Тургенев и общественно-политические взгляды. Подготовила ученица 10 «Б» класса МБОУ СОШ №14 школы г.Кузнецка имени 354-й стрелковой дивизии Кадомцева Ангелина. Руководитель: Яшина Т.А. – учитель истории.

Содержание: 1. Биографические данные. 2. Тургенев и крепостное право. 3. Мировоззрение И.Тургенева. 4. Оценка творчества в разные эпохи.

СПАССКОЕ-ЛУТОВИНОВО Тургенев принадлежал к старинному дворянскому роду, получил богатое наследство, но крепостником не стал.

РОДИТЕЛИ ТУРГЕНЕВА СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ТУРГЕНЕВ ВАРВАРА ПЕТРОВНА, УРОЖД. ЛУТОВИНОВА

«Странное влияние имел на меня отец – и странные были наши отношения. Он почти не занимался моим воспитанием, но никогда не оскорблял меня; он уважал мою свободу, он даже был, если можно так выразится, вежлив со мной. Только он не допускал меня до себя. Я любил его, я любовался им, он оказался мне образцом мужчины. Размышляя впоследствии о характере моего отца я пришел к такому заключению: ему было не до меня и не до семейной жизни; он любил другое и наслаждался этим другим вполне. Отец мой прежде всего и больше всего хотел жить… и жил. Наверное, он предчувствовал, что ему не придется пользоваться «штукой» жизни. Он умер в 42 года». Отец. СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ТУРГЕНЕВ

Мать. Мать, Варвара Петровна, урожденная Лутовинова, — женщина властная, умная и достаточно образованная, красотой не блистала. Была она небольшого роста, приземистой, с широким лицом, попорченным оспой. И лишь глаза были хороши: большие, темные и блестящие. Рано потеряв отца, она воспитывалась в семье отчима, где чувствовала себя чужой и бесправной. Она вынуждена была бежать из дома и нашла приют у своего дяди, который держал ее в строгости и за малейшее ослушание грозил выгнать из дома. Но неожиданно дядя умер, оставив племяннице огромные поместья и почти пять тысяч крепостных. ВАРВАРА ПЕТРОВНА, УРОЖД. ЛУТОВИНОВА

«Мне нечем помянуть моего детства, — говорил много лет спустя Тургенев. — Ни одного светлого воспоминания. Матери я боялся как огня. Меня наказывали за всякий пустяк — одним словом, муштровали как рекрута. Редкий день проходил без розог, когда я отваживался спросить, за что меня наказывали, мать категорически заявляла: «Тебе об этом лучше знать, догадайся!». Возможно эти чувства позволили Ивану Сергеевичу острее переживать и сострадать крепостным в имении матери.

«Владельцем душ» он стал лишь после смерти матери в 1850 году. И тогда же, как пишет он, «я немедленно отпустил всех дворовых на волю, пожелавших крестьян перевел на оброк, всячески содействовал успеху общего освобождения, при выкупе везде уступил пятую часть». Тургенев принадлежал к

ТУРГЕНЕВ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО « Я не мог дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел. В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был — крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решил бороться до конца — с чем я поклялся никогда не примиряться. »

По натуре Иван Сергеевич был человеком общительным, деятельным, горячо переживавшим страдания и боль обиженных и униженных людей из народа, хотя темперамент его не отличался такой жгучей страстностью, как, например, у Белинского. Именно эти свойства ума и характера увлекали Тургенева к общественной деятельности. Мировоззрение молодого Тургенева формировалось в обстановке идеалистических университетских кружков 30-х — 40-х годов и немецкой идеалистической философии того периода: «Я бросился вниз головой в «немецкое море», долженствовавшее очистить и возродить меня, и, когда я наконец вынырнул из его воли, я все-таки очутился «западником» и остался им навсегда.» Программа борьбы за умеренные буржуазные реформы наряду с борьбой против угрозы буржуазно-демократической революции — таков политический смысл тургеневской формулы.

В эпоху смены поколений общественных деятелей, в эпоху вытеснения дворян разночинцами Тургенев мечтает о возможности союза всех антикрепостнических сил, о единстве либералов с революционерами-демократами. В тургеневском призыве к терпимости, в тургеневском стремлении «снять» противоречия и крайности непримиримых общественных течений 60-70-х годов проявилась обоснованная тревога за судьбы грядущей русской демократии . Тургенев не уставал убеждать, что новый водворяющийся порядок должен быть не только силой отрицающей, но и силой охранительной, что, нанося удар старому миру, он должен спасти в нем все, достойное спасения. Тургенева пугала безоглядность некоторых прогрессивных слоев русской интеллигенции, готовых рабски следовать за каждой новомодной мыслью, легкомысленно отворачиваясь от нажитого исторического опыта, от вековых традиций. «И отрицаем-то мы не так, как свободный человек, разящий шпагой,- писал он в романе «Дым»,- а как лакей, лупящий кулаком, да еще, пожалуй, и лупит-то он по господскому приказу». Эту холопскую готовность русской общественности не уважать своих традиций, легко отказываться от предмета вчерашнего поклонения Тургенев заклеймил меткой фразой: «Новый барин народился, старого долой. В ухо Якова, в ноги Сидору». Мировоззрение И.Тургенева.

По мнению энциклопедии Брокгауза и Ефрона, «Записки охотника», помимо обычного читательского успеха, сыграли определённую историческую роль. Книга произвела сильное впечатление даже на наследника престола Александра II, который спустя несколько лет провёл ряд реформ по отмене крепостного права в России. Под впечатлением от «Записок» находились и многие представители правящих классов. Книга несла в себе социальный протест, обличая крепостное право, но непосредственно само крепостное право затрагивалось в «Записках охотника» сдержанно и осторожно. Содержание книги не было выдуманным, оно убеждало читателей, что нельзя людей лишать самых элементарных человеческих прав.

Оценка творчества. Тургенева многократно цитировал В. И. Ленин, который особенно высоко ценил его «великий и могучий» язык. М. И. Калинин говорил, что творчество Тургенева имело не только художественное, но и общественно-политическое значение, которое и придавало художественный блеск его произведениям М. И. Калинин отмечал, что писатель показал в крепостном крестьянине человека, который так же, как и все люди, достоин иметь человеческие права. По мнению «Большой советской энциклопедии», созданная писателем художественная система оказала влияние на поэтику не только русского, но и западноевропейского романа второй половины XIX века. Она во многом послужила основой для «интеллектуального» романа Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского, в котором судьбы центральных героев зависят от решения ими важного философского вопроса, имеющего общечеловеческое значение. Заложенные писателем литературные принципы получили развитие в творчестве многих советских писателей — А. Н. Толстого, К. Г. Паустовского и других. Его пьесы стали неотъемлемой частью репертуара советских театров.

По мнению академической «Истории русской литературы», Тургенев стал первым в русской литературе, кому удалось в своём произведении через картины повседневного деревенского быта и различные образы простых крестьян выразить мысль о том, что закрепощённый народ составляет корень, живую душу нации. А литературовед профессор В. М. Маркович говорил, что Тургенев одним из первых попытался изобразить противоречивость народного характера без прикрас, и он же впервые показал тот же народ достойным восхищения, преклонения и любви.

1859 г. В России много уделяется изучению памяти творчества Тургенева и в XXI веке. Каждые пять лет Гослитмузей И. С. Тургенева в г. Орле совместно с Орловским государственным университетом и Институтом русской литературы (Пушкинский Дом) РАН проводят крупные научные конференции, которые имеют статус международных. В рамках проекта «Тургеневская осень» в музее ежегодно проходят тургеневские чтения, в которых принимают участие исследователи творчества писателя из России и из-за рубежа. Отмечаются тургеневские юбилеи и в других городах России. 1860 г.

Актуальность работы. Использование данной работы можно применить при изучении тем в истории России: 8 и 10 классах — «Начало правления Александра II. Крестьянская реформа 1861г.», «Общество и власть во второй половине 50-60 гг. XIX века». А также в 11 классе — «Русская культура второй половины XIX века».

Мировоззрение и философия жизни И.С. Тургенева

8 ноября 2018 года исполняется 200 лет со дня рождения И.С. Тургенева – писателя-реалиста, поэта, публициста, драматурга и переводчика.

Предлагаю читателям в сокращении параграф из моей диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук. Прошло несколько лет с написания этого материала, но он нисколько не устарел.

Русским нередко делается упрек, что в их культуре нет ни одного выдающегося философа, какие были, например, у немцев или французов. Отчасти, это верно. Но мы и нуждались, особенно в философах уровня того же Гегеля, поскольку эту функцию – философскую – у нас преимущественно выполняли писатели. В полной мере это относится и к И.С. Тургеневу, получившему в Берлинском университете философское образование.

Главным фактором, определившим мировоззрение Ивана Сергеевича Тургенева, стал переходный характер эпохи, в которой ему выпало жить – переход от эпохи «лишних людей» к эпохе революционных потрясений. Писатель не был революционером. Он связывал прогресс России с единством честных, гуманных, просвещенных и деятельных людей культурного слоя – либералов, к которым относил и себя. Но на арену общественной жизни уже выходили «новые люди» – Герцен, Огарев, Бакунин, Чернышевский, Добролюбов, образовывался новый класс разночинцев-революционеров. Если для Тургенева отмена крепостного права была высшим общественным идеалом, то для революционеров это было только началом реальных изменений в жизни России.

Именно переходным характером эпохи объясняются политические, творческие и нравственные эволюции в личности писателя, его душевные терзания, драмы и трагедии. С одной стороны, Тургенев был либералом – ярым противником крепостного права, а с другой – он оставался помещиком и, следовательно, консерватором. В конце концов, Тургенев-помещик победил Тургенева-либерала. Ему надоело изображать «добродетельных людей в дегтярных тулупах и с суконным языком». «Записки охотника», которыми писатель начал свое творчество, завершились «Дымом», произведением, вызвавшим резкое неприятие в стане передовой интеллигенции. Тургенев, таким образом, одной ногой остался в прошлом, а другую лишь занес в нерешительности над будущим.

Главной идеей его мировоззрения стала идея антикрепостничества. С одной стороны, весьма странно, что сын крупной помещицы вдруг стал непримиримым противником крепостного права, а с другой – это вполне закономерно. Всесторонне одаренный от природы, образованный, нравственный, остро чувствующий боль другого человека, Тургенев был обречен на противостояние с теми, кто насаждал и осуществлял крепостнические порядки в России.

Олицетворением крепостного права в его самых худших проявлениях стала для Ивана Сергеевича его собственная мать – Варвара Петровна. Она сама пережила суровую долю падчерицы, однако волею обстоятельств в 26 лет стала наследницей огромного состояния в 5 тысяч душ крепостных крестьян. Ее деревни были в Орловской, Калужской, Тульской, Тамбовской, Курской губерниях. Одной серебряной посуды в Спасском (имение в Орловской области) оказалось 60 пудов, а скопленного дядей Иваном Ивановичем, у которого она воспитывалась, капитала насчитывалось 600 тысяч рублей.

Читайте также  Круговорот воды в природе 2

Люди, которым удается пробиться «из грязи в князи», нередко бывают особенно несправедливыми и жестокими в отношении своих менее удачных собратьев. Варвара Петровна относилась к числу именно таких людей. Не помогало и прекрасное образование (говорила по-французски, вела свой дневник и т. д). Однако никто не мог сравниться с нею в искусстве оскорблять, унижать, делать несчастным человека, сохраняя приличие, спокойствие и свое достоинство. Известный рассказ Ивана Сергеевича «Муму» – не вымысел, а быль. Приговор собачке дворника – хладнокровный расчет помещицы, хорошо понимавшей, что это убьет Герасима. На упреки Ивана Сергеевича, мать отвечала, имея в виду крестьян: «Они не люди, они – вещь!» Только из каприза, она могла сослать любого крепостного на поселение. И удивлялась: «Да разве без страха с ними можно?» Тургенев отвечал: «Можно, и многое, все можно. Неужели ты, при своем тонком понимании людей, не предполагаешь в них ни любви, ни привязанности, ни чувства?» Но мать, будучи человеком своего времени, этих сентиментальностей сына и не разделяла, и не понимала их.

Как и положено помещице с замашками Салтычихи, она творила такие беззакония, о которых читать – оторопь берет. В особой комнате (она называла ее «залом суда») Варвара Петровна – этот варвар в юбке – сама чинила суд и расправу. Часто по малейшему поводу разрушались семьи, отнимались дети у матерей, люди ссылались в дальние деревни или отправлялись в солдаты. Однажды жертвой такой расправы стал друг детства Тургенева Леонтий Серебряков. Его ссылали, и он, уже сидя в телеге, обутый в лапти и холщовую рубаху, почитатель Ломоносова и Хераскова, доморощенный поэт и актер, говорил Тургеневу: «Урок вам, молодой господин. когда вырастете, постарайтесь прекратить таковые несправедливости. Сердце у вас доброе, характер пока не испорченный… Этак ведь нельзя!» Ваня обещался сквозь слезы: «… непременно… непременно…». Бежал и плакал.

Доставалось от Варвары Петровны и собственным детям. Она нередко секла их собственноручно и жестоко (часто на основе наговоров). И все же Иван Сергеевич очень любил свою мать. Его мягкий, очень чувствительный характер во многом объясняется именно женским воспитанием. Но крепостнических нравов матери он не мог ни принять, ни простить. Постепенно между сыном и матерью воцарился непримиримый, сознательный, постоянный разлад. Это противостояние – одна из самых существенных коллизий в биографии Тургенева, без понимания которой невозможно разобраться в его феномене как писателя и человека. Мать не могла простить сыну его писательство (дворянское ли это дело?), не могла простить сыну его гуманизма. Сын в свою очередь не мог простить матери ее деспотизм.

Именно под влиянием матери Тургенев с детства возненавидел порядки, при которых «люди торгуют людьми». Разумеется, Иван Сергеевич хорошо понимал, что дело вовсе не в матери, что его личные обиды являются отголоском всенародной беды. Он рано понял, чем является его главный враг. Он писал: «В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был – крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решился бороться до конца – с чем я поклялся никогда не примириться…». Тургенев поклялся до конца своей жизни бороться против крепостничества, с которым он «не мог дышать одним воздухом». И свою клятву он выполнил. Будучи страстным охотником, самой крупной «дичью», которую он подстрелил, стало именно крепостное право. Первое же произведение, принесшее Тургеневу славу, – «Записки охотника» – имело ярко выраженную антикрепостническую направленность. В. Г. Белинский назвал «Записки» «поэтически написанным обвинительным актом против крепостничества» Такова была роль матери в формировании личности писателя.

Что же касается отца, отставного военного – полковника, то он мало влиял на воспитание детей, занимая позицию невмешательства в дела Варвары Петровны, на которой женился только из-за богатства. Лишь иногда на отца находила веселость, он резвился и шалил с детьми. Но Ивана по-настоящему приласкал только раз, но так нежно, что сын чуть не заплакал. И лишь однажды дал ему совет: «Сам бери что можешь, а в руки не давайся; самому себе принадлежать – в этом вся штука жизни». Вот и все влияние отца.

Антикрепостнические взгляды И.С. Тургенева во многом предопределили и его западнические ориентации. Однако западные писатели никогда не признавали в Тургеневе «своего» – западного человека. Подолгу находясь за границей, Тургенев выполнял фактически роль полпреда русской литературы в европейском искусстве. И выполнил ее блестяще. В лице И.С. Тургенева Запад вынужден был признать высочайший уровень российской духовной культуры. Иван Сергеевич – действительно колосс русской культуры. Он – гениальный романист, изъездивший весь свет, знавший всех великих людей своего века, прочитавший все, что только в силах прочитать человек, и говоривший на всех языках Европы так же свободно, как на своем родном. Он – друг известнейших писателей своего времени – Гюстава Флобера, Эдмона Гонкура, Виктора Гюго, Эмиля Золя, Альфонса Доде и всех современных художников. Запад вынужден был признать величие его личности. В 1878 Ивана Сергеевича избирают вице-президентом Международного литературного конгресса в Париже. В 1879 г. Оксфордский университет присвоил Тургеневу степень доктора обычного права. Будучи убежденным западником и прожив на Западе большую часть своей сознательной жизни, Тургенев сделал в 1876 году весьма неожиданный и очень актуальный для современности вывод. Он писал: «Жить русскому за границей невесело… Невесело видеть, до какой степени все нас ненавидят, все, не исключая даже французов! Россия должна замкнуться в самое себя и не рассчитывать ни на какое внешнее сочувствие». (Курсив мой. – Н. Б.).

Произошла удивительная метаморфоза: стремясь представить западную цивилизацию в качестве примера для России, Тургенев обнаружил, что Россия духовно стоит несопоставимо выше даже самых просвещенных деятелей западной культуры. Приняв западное образование, он не принял духовности Запада. И в конце своей жизни Тургенев был более русским, чем вначале. Он говорил: «Я люблю Францию, но как русского человека меня раздражает во французах национальное самодовольство и мещанская расчетливость. Я не могу не обратить внимания на любопытный факт: насколько русские женщины и девушки образованнее француженок! Точно из темной комнаты войдешь в светлую, когда приедешь в русскую семью…»

Характерный пример: семья Виардо, членом которой фактически являлся Иван Сергеевич и который так много сделал для ее благополучия, взялась воспитывать его внебрачную дочь Полину, но за кругленькую сумму, ранив тем самым чувствительную душу русского писателя. Подчеркивая мещанский характер французов, он назовет их «копеечниками». Таким стал «приговор» западника Тургенева западной цивилизации.

Антикрепостническое и прозападное мировоззрение Тургенева тесно переплеталось с его идеалистическими взглядами. Философ Л. Шестов писал: «Тургенев был «гуманным» человеком и несомненным идеалистом: в молодости он даже прошел школу Гегеля, знал, как важно человеку образование, законченное мировоззрение». Тургенев верил в идеалы, ориентировался на них, создавал идеальные образы в своих произведениях и, тем самым, способствовал духовному очищению людей, стимулировал их стремление к нравственному совершенству.

По личным качествам Тургенева можно смело отнести к лучшим людям XIX века. Главными чертами его характера были благосклонность и мягкосердечие. Это тем более удивительно, если вспомнить «педагогику» матери-помещицы. Но ее самодурство дало обратный результат. Тургенев позже писал о себе, что «выросший среди побоев и истязаний, не осквернил своей руки ни одним ударом». Разумеется, в его личности были и недостатки, типичные для представителей богатых классов, например, тщеславие, желание быть у всех на устах и др. Но более всего ему мешали в жизни мягкость и уступчивость, отсутствие твердого и сильного волевого начала. Случались легкомысленные поступки, и жена И.С. Аксакова ему даже как-то сказала: «Вы – беспозвоночный в нравственном отношении».

Однако это было явным преувеличением: нравственная доблесть Тургенева превышала все его недостатки. Вот мнение на этот счет М.Е. Салтыкова-Щедрина, высказанное в некрологе: «Тургенев был человек высокоразвитый, убежденный и никогда не покидавший почвы общечеловеческих идеалов». О Тургеневе как нравственном идеале можно судить хотя бы по следующим примерам. Обучаясь в Берлинском университете, Иван Сергеевич очень редко писал своей матери письма. Та пригрозила сыну, что если он не будет писать, то она будет сечь в Спасском невинного почтальона мальчишку Николашку. «Смотри же, не доведи меня до такой несправедливости», – писала мать. Жалея мальчика, Иван Сергеевич начал писать письма намного чаще.

Другой пример – интимный, но весьма показательный. Некто Евпраксия, предмет плотских увлечений Тургенева в ранней молодости, обратилась к управляющему имением писателю Кишинскому за материальной помощью. Узнав об этом, Тургенев пишет управляющему следующее письмо: «Надо вам сказать, что эта калека Евпраксея (но это между нами) была когда-то – очень давно тому назад – красавица, и я, будучи 17-летним малым, впервые имел с нею плотские дела, вот это-то и не забывается (готов ей и более 10 рублей в месяц сделать, лишь бы она не плакалась)». На искупление грехов молодости, как известно, способны немногие.

Сошлемся, наконец, на еще один пример. Однажды Иван Сергеевич крайне рассердился на пышный прием, который ему устроила мать, выставив вперед, как для парада, всех дворовых. Казалось бы, мелочь. Но он в сердцах покинул Спасское и вновь уехал в Берлин. Мать тоже обиделась, и наказала сына, прислав ему по почте посылку необыкновенной тяжести. Заплатив за нее последние деньги, Иван Сергеевич обнаружил, что матушка, издеваясь над сыном, набила посылку кирпичами.

Николай БОНДАРЕНКО.

(Продолжение в следующем номере).

Эта статья в PDF-версии газеты «Родина» от 08 ноября 2018 г. на сайте ЦК КПРФ, а также на сайте Ставропольского крайкома КПРФ.

Общественно-политические взгляды и убеждения

Общественно-политические взгляды и убеждения

Людвиг Фридлендер (1824–1909), немецкий филолог и археолог, профессор Кенигсбергского университета, знакомый И. С. Тургенева:

Он был совершенно чужд односторонности, партийности. Его отношение к самым разнообразным событиям и направлениям, были ли они ему симпатичны или нет, отличалось такой объективностью, что приводило даже к недоразумениям.

Иван Сергеевич Тургенев. В записи Х. Х. Бойесена:

В юности, когда я учился в Московском университете, мои демократические тенденции и мой энтузиазм по отношению к североамериканской республике вошли в поговорку, и товарищи студенты называли меня «американцем».

Иван Сергеевич Тургенев:

Тот быт, та среда и особенно та полоса ее, если можно так выразиться, к которой я принадлежал – полоса помещичья, крепостная, – не представляли ничего такого, что могло бы удержать меня. Напротив: почти все, что я видел вокруг себя, возбуждало во мне чувства смущения, негодования – отвращения, наконец. Долго колебаться я не мог. Надо было либо покориться и смиренно побрести общей колеей, по избитой дороге; либо отвернуться разом, оттолкнуть от себя «всех и вся», даже рискуя потерять многое, что было дорого и близко моему сердцу. Я так и сделал… Я бросился вниз головою в «немецкое море», долженствовавшее очистить и возродить меня, и когда я наконец вынырнул из его волн – я все-таки очутился «западником», и остался им навсегда.

Читайте также  Инвестиционный налоговый кредит

Мне и в голову не может прийти осуждать тех из моих современников, которые другим, менее отрицательным путем достигли той свободы, того сознания, к которым я стремился… Я хочу только заявить, что я другого пути перед собой не видел. Я не мог дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел; для этого у меня, вероятно, недоставало надлежащей выдержки, твердости характера. Мне необходимо нужно было удалиться от моего врага затем, чтобы из самой моей дали сильнее напасть на него. В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был – крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решился бороться до конца, с чем я поклялся никогда не примиряться… Это была моя аннибаловская клятва; и не я один дал ее себе тогда. Я и на Запад ушел для того, чтобы лучше ее исполнить.

Евгений Михайлович Феоктистов:

В воспоминаниях своих он упомянул, между прочим, что до того времени было у него одно заветное чувство – ненависть к крепостному праву и что он поклялся «Аннибаловою клятвой» всячески преследовать его. Заявление довольно странное в устах Ивана Сергеевича. Если бы Аннибал, глубоко ненавидя римлян, сидел преспокойно в Карфагене, не предпринимал похода в Италию и не прославился бы там чудесами храбрости в борьбе с своими врагами, то ни для кого не было бы интересно, клялся ли он погубить их или нет. Все дело в его подвиге, в том, что клятва не была для него пустым словом, что осуществление ее сделалось задачей его жизни. Уж, конечно, никогда Тургенев борьбу с крепостным правом задачей для себя не ставил. Все образованные люди ненавидели это страшное зло нашего общественного строя, ненавидел его и он; почти во всех лучших литературных произведениях того времени проглядывала более или менее ясно, смотря по цензурным условиям, эта тема; затронув ее в своих «Записках охотника», Тургенев более чем кто-либо производил впечатление на читателей, но это потому, что он был неизмеримо талантливее других. Никогда, однако, несмотря на Аннибалову клятву, он не увлекался тенденцией, не жертвовал для нее требованиями искусства, ибо был исключительно художником, и всякого рода политические стремления и цели были ему совершенно чужды. Среди тогдашнего избранного кружка не встречал я человека, который, по самой натуре своей, был бы так мало склонен заниматься политикой, как Тургенев, и он сам сознавался в этом. «Для меня главным образом интересно не что, а как и кто». Вот фраза, которую беспрерывно приходилось слышать от него близким ему лицам. На первом плане стояли для него типы, характеры, а вовсе не деятельность сама по себе в том или другом направлении. Так было всегда до того самого времени, когда известная партия, опьянив его похвалами и лестью, навязала Тургеневу совершенно несвойственную ему роль, и он имел слабость поддаться на удочку. Впрочем, кто только не эксплуатировал его! Он сам рассказывал по этому поводу уморительные вещи. Так, например, В. К. Ржевский уж конечно мог быть по всей справедливости причислен к разряду людей, которых принято у нас называть «крепостниками»; это был человек незавидной нравственности, но умный, сведущий и считавшийся одним из корифеев партии, враждебной освобождению крестьян. Когда начались заседания редакционных комиссий, он поспешил в Петербург; по словам его, он объездил почти все гостиницы и нигде не нашел сколько-нибудь удобного приюта, а потому на основании долгого и близкого знакомства с Тургеневым – оба они были орловские помещики – счел за лучшее поселиться у него. Однажды, вернувшись с прогулки, Иван Сергеевич нашел у себя неожиданного сожителя. Но это бы еще ничего.

– Можете себе представить, – рассказывал он, – что вот уже более двух недель, как моя квартира превратилась в главный штаб крепостничества; с утра до ночи приходят к Ржевскому господа, самые имена которых достаточно говорят о том, что они замышляют; человек мой избегался, подавая им чай и закуски; я отлично знаю, что за стеной, рядом с моим кабинетом, вырабатываются планы, придумываются всевозможные каверзы, чтобы затормозить освобождение крестьян, но что хотите – у меня просто не хватает духу отправить их всех к чорту…

Мемуарист Н. М.

Как умный человек, обладавший тонким нравственным и художественным чутьем и разносторонним образованием, Тургенев, ненавидя от души фанатическое византийское славянофильство, приписывающее славянскому или, вернее, русскому племени какую-то провиденциальную роль в истории и стремящееся изолировать его от влияния западной цивилизации, – Тургенев, говорю я, не мог не видеть национальных особенностей племени и не признавать за ними глубокого культурно-исторического значения. Но в то же время, как человек развитый и европейски образованный, как ум, стоящий выше предрассудков, он всем своим существом был предан европейской цивилизации, европейским политическим идеалам и философской мысли и страстно желал широкого и свободного водворения их в своем отечестве.

Едва ли у Ивана Сергеевича была своя определенная политическая программа. В этом отношении он, вероятно, находился всегда под большим или меньшим влиянием своих политических друзей, хотя сам он, как человек, неспособный уложиться в тесные рамки какой-нибудь исключительной политической доктрины, нередко находил их (то есть своих друзей) узкими, чересчур доктринальными и односторонними. Как художнику и поэту ему была присуща способность увлекаться каким-нибудь героическим поступком, какой-нибудь высокой нравственной чертой людей, принадлежащих к несимпатичной ему, даже враждебной, партии, и, вследствие этого, высказывать самые противоречивые взгляды и симпатии.

Тургенев был либерал в самом широком и лучшем смысле этого слова, и ни одному сколько-нибудь здравомыслящему человеку не взбредет в голову заподозрить его в какой бы то ни было прикосновенности к социально-революционным доктринам.

С напряженным вниманием следил Иван Сергеевич по русским и иностранным газетам и журналам за всем, что делается в России, останавливался на каждом безобразном явлении, с желчью указывал на него своим посетителям.

Петр Лаврович Лавров (1823–1900), философ-позитивист, политический эмигрант:

Скептицизм относительно чего бы то ни было действительно полезного для России, способного выйти от кого бы то ни было: от правительства, от либералов или революционеров, составлял основную черту его взглядов на русские дела, хотя при этом он готов был сочувственно отнестись к самомалейшему явлению, которое как будто обещало что-либо, но лишь для того, чтобы, вслед за тем, еще сильнее обрушиться на то, что обмануло его минутные надежды.

Максим Максимович Ковалевский (1851–1916), социолог, юрист, историк, профессор Московского университета:

Нечего и говорить, что Тургенев нимало не сочувствовал терроризму. Он постарался даже оттенить свое отношение к событию 1 марта 1881 года личным присутствием на панихиде. Когда крестьяне села Спасского обратились к нему с просьбой о денежной помощи на открытие часовни в память Александра II, он не отказал им в их ходатайстве. С другой стороны, он не отказывал также в ссудах без отдачи тем из русских, которые на чужбине оставались без денег, не спрашивая их об их убеждениях.

Петр Алексеевич Кропоткин:

В последний раз я видел И. С. Тургенева не то осенью, не то в июле 1881 года. Он был уже очень болен и мучился мыслью, что его долг – написать Александру III, который недавно вступил на престол и колебался еще, какой политике последовать, указать ему на необходимость дать России конституцию. С нескрываемой горестью Тургенев говорил мне: «Чувствую, что обязан это сделать; но я вижу также, что не в силах буду это сделать». В действительности он терпел уже страшные муки, причиняемые раком спинного мозга. Ему трудно было даже сидеть и говорить несколько минут. Так он и не написал тогда, а несколько недель позже это уже было бы бесполезно: Александр III манифестом объявил о своем намерении остаться самодержавным правителем России.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Глава V. «Не к пожитку единого человека, но к посполитому доброму» (социально-политические взгляды)

Глава V. «Не к пожитку единого человека, но к посполитому доброму» (социально-политические взгляды) вляясь выразителем идеологии горожан, Скорина придавал большое значение вопросам правового регулирования общественной жизни, стремился утвердить авторитет законности,

Глава V. Общественно-политические взгляды

Глава V. Общественно-политические взгляды изнь и деятельность Н. Милеску Спафария проходила, как уже отмечалось, в исключительно тяжелый для Молдавии период, когда довлевший над ней гнет военно-феодальной Османской империи значительно усилился.Иноземные завоеватели и

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ИВАНА IV

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ИВАНА IV В одной из предшествующих глав книги мы приводили обращенные к царю слова старца Артемия: «И сам измлада Священное Писание умееши». Не исключено, однако, что эти слова были простой любезностью. Все, что мы знаем о жизни царя до его встречи с

Общественно-политическая линия

Общественно-политическая линия «Доктор Штокман»С переходом в новый театр в Камергерском переулке (сентябрь 1902 года) совпало начало новой линии в репертуаре и направлении работ театра. Эту линию я буду называть общественно-политической.Раньше, за два года до

Общественно-политическая линия

Общественно-политическая линия «Доктор Штокман»После слов: «Некоторые повскакали со своих мест и бросились к рампе».Благодаря низкой сцене и отсутствию оркестра ко мне протягивались сотни рук, которые я должен был пожимать. Те, кто помоложе, прыгали на сцену и обнимали

Идейные взгляды и убеждения

Идейные взгляды и убеждения Сергей Александрович Ермолинский:Он не был фрондером! Положение автора, который хлопочет о популярности, снабжая свои произведения якобы смелыми, злободневными намеками, было ему несносно. Он называл это «подкусыванием Советской власти под

Общественно полезная деятельность

Общественно полезная деятельность По сути, обеих женщин помнят за их благотворительную деятельность: принцессу Диану за «Центрпойнт» (Centrepoint), Национальный фонд по борьбе со СПИДом (National AIDS Trust) и за Мемориальный фонд имени Дианы, принцессы Уэльской (Diana, Princess of Wales Memorial Fund);

Взгляды и убеждения

Взгляды и убеждения Александра Яковлевна Колодкина:Он особенно часто развивал мысль о том, что молодости дается даром то, к чему как к окончательному итогу стремится наука и искусство… но молодость не умеет ценить своих благ. Эту мысль он обыкновенно закреплял

Политические взгляды

Политические взгляды Сергей Абрамович Ауслендер:Я всегда интересовался политикой, особенно в те годы после первой революции. Гумилеву это было чуждо, он никогда не читал газет. Но тут (осенью 1910 г. – Сост.) он разгорячился. Сидя со мной на пеньке и размахивая руками, он

Читайте также  Аномальные свойства воды

Политические взгляды и убеждения

Политические взгляды и убеждения Вера Николаевна Муромцева-Бунина:Полдня переписывала дневник Яна. Как по-разному переживали мы большевиков. У него все уходило в ярость, в негодование [55, 80].Иван Алексеевич Бунин:6/19.6.21. Париж. Что так быстро (тотчас же, чуть не в первый

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Тем временем отблеск Великой Французской революции лег на Шотландию, как и на всю остальную Европу. На первых порах она побудила либерально мыслящих представителей Шотландского Просвещения приветствовать зарю нового прекрасного века. Но по мере

6. О жизни общественно-политической

6. О жизни общественно-политической 2044…«Белые негры» – это определение можно вынести как совокупность выступлений абсолютного большинства наших многочисленных чиновников, которые в поте лица своего, «денно и нощно», заботятся о нас с вами, работая на своих постах всех

Коллекция рефератов

Реферат-Коллекция! Только лучшие рефераты и курсовые работы.

Общественные взгляды Тургенева

По-прежнему
актуальны и общественные убеждения Тургенева. По своему душевному складу
Тургенев был скорее сомневающимся Гамлетом, в политике же считал себя либералом-постепеновцем,
сторонником медленных политических и экономических реформ, приближающих Россию
к передовым странам Запада. Однако на протяжении всего творческого пути он
питал «влеченье — род недуга» к революционерам-демократам. В либерализме
Тургенева были сильны демократические симпатии. Неизменное преклонение вызывали
у него «сознательно-героические натуры», цельность их характера,
отсутствие противоречий между словом и делом, волевой темперамент окрыленных
идеей борцов. Он восхищался их героическими порывами, но в то же время полагал,
что они слишком торопят историю, страдают максимализмом и нетерпением. А потому
он считал их деятельность трагически обреченной: это верные и доблестные рыцари
революционной идеи, но история своим неумолимым ходом превращает их в
«рыцарей на час».

В
1859 году Тургенев написал статью под названием «Гамлет и Дон Кихот»,
которая является ключом к пониманию всех тургеневских героев. Характеризуя тип
Гамлета, Тургенев думает о «лишних людях», дворянских героях, под Дон
Кихотами же он подразумевает новое поколение общественных деятелей —
революционеров-демократов. Либерал с демократическими симпатиями, Тургенев
хочет быть арбитром в споре этих двух общественных сил. Он видит сильные и
слабые стороны и в Гамлетах и в Дон Кихотах.

Гамлеты
— эгоисты и скептики, они вечно носятся с самими собой и не находят в мире
ничего, к чему могли бы «прилепиться душою». Враждуя с ложью, Гамлеты
становятся поборниками истины, в которую они тем не менее не могут поверить.
Склонность к анализу заставляет их все подвергать сомнению и не дает веры в
добро. Поэтому Гамлеты нерешительны, в них нет активного, действенного,
волевого начала.

В
отличие от Гамлета, Дон Кихот совершенно лишен эгоизма, сосредоточенности на
себе, на своих мыслях и чувствах. Цель и смысл существования он видит не в себе
самом, а в истине, находящейся «вне отдельного человека». И Дон Кихот
готов пожертвовать собой ради ее торжества. Своим энтузиазмом, лишенным всякого
сомнения, он увлекает народные сердца. Но постоянная сосредоточенность на одной
идее, «постоянное стремление к одной и той же цели» придают некоторое
однообразие его мыслям и односторонность его уму. Как исторический деятель, Дон
Кихот неизбежно оказывается в драматической ситуации: исторические последствия
его деятельности всегда расходятся с идеалом, которому он служит, и с целью,
которую он преследует в борьбе. Достоинство и величие Дон Кихота «в
искренности и силе самого убежденья… а результат — в руке судеб».

В
эпоху смены поколений общественных деятелей, в эпоху вытеснения дворян
разночинцами Тургенев мечтает о возможности союза всех антикрепостнических сил,
о единстве либералов с революционерами-демократами. Ему бы хотелось видеть в
дворянах-гамлетах больше смелости и решительности, а в демократах-донкихотах —
трезвости и самоанализа. В статье сквозит мечта Тургенева о герое, снимающем в
своем характере крайности гамлетизма и донкихотства.

Получалось,
что Тургенев-писатель постоянно стремился встать над схваткой, примирить
враждующие партии, обуздать противоположности. Он отталкивался от любых
завершенных и самодовольных систем. «Системами дорожат только те, которым
вся правда в руки не дается, которые хотят ее за хвост поймать. Система — хвост
правды, но правда, как ящерица: оставит хвост, а сама убежит».

В
тургеневском призыве к терпимости, в тургеневском стремлении «снять»
противоречия и крайности непримиримых общественных течений 60-70-х годов
проявилась обоснованная тревога за судьбы грядущей русской демократии и
отечественной культуры. Тургенев не уставал убеждать ревнителей российского
радикализма, что новый водворяющийся порядок должен быть не только силой
отрицающей, но и силой охранительной, что, нанося удар старому миру, он должен
спасти в нем все, достойное спасения. Тургенева тревожила беспочвенность,
пугала безоглядность некоторых прогрессивных слоев русской интеллигенции,
готовых рабски следовать за каждой новомодной мыслью, легкомысленно
отворачиваясь от нажитого исторического опыта, от вековых традиций. «И
отрицаем-то мы не так, как свободный человек, разящий шпагой,- писал он в
романе «Дым»,- а как лакей, лупящий кулаком, да еще, пожалуй, и
лупит-то он по господскому приказу». Эту холопскую готовность русской
общественности не уважать своих традиций, легко отказываться от предмета
вчерашнего поклонения Тургенев заклеймил меткой фразой: «Новый барин
народился, старого долой. В ухо Якова, в ноги Сидору».

«В
России, в стране всяческого, революционного и религиозного, максимализма,
стране самосожжений, стране самых неистовых чрезмерностей, Тургенев едва ли не
единственный, после Пушкина, гений меры и, следовательно, гений культуры,-
говорил в 1909 году русский писатель и философ Д. С. Мережковский.- В этом
смысле Тургенев, в противоположность великим созидателям и разрушителям, Л.
Толстому и Достоевскому,- наш единственный охранитель…»

Список литературы

Для
подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://turgenev.org.ru/

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Общественные взгляды Тургенева

По-прежнему актуальны и общественные убеждения Тургенева. По своему душевному складу Тургенев был скорее сомневающимся Гамлетом, в политике же считал себя либералом-постепеновцем, сторонником медленных политических и экономических реформ, приближающих Россию к передовым странам Запада. Однако на протяжении всего творческого пути он питал «влеченье — род недуга» к революционерам-демократам. В либерализме Тургенева были сильны демократические симпатии. Неизменное преклонение вызывали у него «сознательно-героические натуры», цельность их характера, отсутствие противоречий между словом и делом, волевой темперамент окрыленных идеей борцов. Он восхищался их героическими порывами, но в то же время полагал, что они слишком торопят историю, страдают максимализмом и нетерпением. А потому он считал их деятельность трагически обреченной: это верные и доблестные рыцари революционной идеи, но история своим неумолимым ходом превращает их в «рыцарей на час».

В 1859 году Тургенев написал статью под названием «Гамлет и Дон Кихот», которая является ключом к пониманию всех тургеневских героев. Характеризуя тип Гамлета, Тургенев думает о «лишних людях», дворянских героях, под Дон Кихотами же он подразумевает новое поколение общественных деятелей — революционеров-демократов. Либерал с демократическими симпатиями, Тургенев хочет быть арбитром в споре этих двух общественных сил. Он видит сильные и слабые стороны и в Гамлетах и в Дон Кихотах.

Гамлеты — эгоисты и скептики, они вечно носятся с самими собой и не находят в мире ничего, к чему могли бы «прилепиться душою». Враждуя с ложью, Гамлеты становятся поборниками истины, в которую они тем не менее не могут поверить. Склонность к анализу заставляет их все подвергать сомнению и не дает веры в добро. Поэтому Гамлеты нерешительны, в них нет активного, действенного, волевого начала.

В отличие от Гамлета, Дон Кихот совершенно лишен эгоизма, сосредоточенности на себе, на своих мыслях и чувствах. Цель и смысл существования он видит не в себе самом, а в истине, находящейся «вне отдельного человека». И Дон Кихот готов пожертвовать собой ради ее торжества. Своим энтузиазмом, лишенным всякого сомнения, он увлекает народные сердца. Но постоянная сосредоточенность на одной идее, «постоянное стремление к одной и той же цели» придают некоторое однообразие его мыслям и односторонность его уму. Как исторический деятель, Дон Кихот неизбежно оказывается в драматической ситуации: исторические последствия его деятельности всегда расходятся с идеалом, которому он служит, и с целью, которую он преследует в борьбе. Достоинство и величие Дон Кихота «в искренности и силе самого убежденья. а результат — в руке судеб».

В эпоху смены поколений общественных деятелей, в эпоху вытеснения дворян разночинцами Тургенев мечтает о возможности союза всех антикрепостнических сил, о единстве либералов с революционерами-демократами. Ему бы хотелось видеть в дворянах-гамлетах больше смелости и решительности, а в демократах-донкихотах — трезвости и самоанализа. В статье сквозит мечта Тургенева о герое, снимающем в своем характере крайности гамлетизма и донкихотства.

Получалось, что Тургенев-писатель постоянно стремился встать над схваткой, примирить враждующие партии, обуздать противоположности. Он отталкивался от любых завершенных и самодовольных систем. «Системами дорожат только те, которым вся правда в руки не дается, которые хотят ее за хвост поймать. Система — хвост правды, но правда, как ящерица: оставит хвост, а сама убежит».

В тургеневском призыве к терпимости, в тургеневском стремлении «снять» противоречия и крайности непримиримых общественных течений 60-70-х годов проявилась обоснованная тревога за судьбы грядущей русской демократии и отечественной культуры. Тургенев не уставал убеждать ревнителей российского радикализма, что новый водворяющийся порядок должен быть не только силой отрицающей, но и силой охранительной, что, нанося удар старому миру, он должен спасти в нем все, достойное спасения. Тургенева тревожила беспочвенность, пугала безоглядность некоторых прогрессивных слоев русской интеллигенции, готовых рабски следовать за каждой новомодной мыслью, легкомысленно отворачиваясь от нажитого исторического опыта, от вековых традиций. «И отрицаем-то мы не так, как свободный человек, разящий шпагой,- писал он в романе «Дым»,- а как лакей, лупящий кулаком, да еще, пожалуй, и лупит-то он по господскому приказу». Эту холопскую готовность русской общественности не уважать своих традиций, легко отказываться от предмета вчерашнего поклонения Тургенев заклеймил меткой фразой: «Новый барин народился, старого долой. В ухо Якова, в ноги Сидору».

«В России, в стране всяческого, революционного и религиозного, максимализма, стране самосожжений, стране самых неистовых чрезмерностей, Тургенев едва ли не единственный, после Пушкина, гений меры и, следовательно, гений культуры,- говорил в 1909 году русский писатель и философ Д. С. Мережковский.- В этом смысле Тургенев, в противоположность великим созидателям и разрушителям, Л. Толстому и Достоевскому,- наш единственный охранитель. «

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://turgenev.org.ru/

Репетиторство

Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: