Ненормативная лексика в русском языке и её эвфемизмы - OXFORDST.RU

Ненормативная лексика в русском языке и её эвфемизмы

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Постоянные читатели

Статистика

русский мат(слабонервным и высокоинтеллегентным читать не рекомендуется

Русский мат
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Данная страница или раздел содержит ненормативную лексику.

Мат (матерщи́на, ма́терный язык) — разновидность ненормативной лексики в русском и других славянских языках. Согласно Кодексу об административных правонарушениях Российской Федерации, публичное употребление мата может расцениваться как мелкое хулиганство (статья 20.1[1]), наказываемое штрафом или административным арестом. Однако в настоящее время употребление мата не редкость во всех слоях и половозрастных группах общества. В современной литературе он также широко распространен. Известны и более ранние случаи употребления (в виде «ребусов» с многоточиями) мата в литературе, в частности, в произведениях классических авторов: Пушкина, Маяковского и др. Замысловатая и забористая матерная ругань называется трёхэтажным матом, или, например, частная разновидность: большой и малый шлюпочный загиб.

Содержание
1 Основные лексические единицы
2 Этимология
3 Употребление в Древней Руси
4 Контексты матерных слов
5 Русский мат в письменной речи
6 Слитное или раздельное написание производных от слова «хуй»
7 Устойчивые матерные словоформы и выражения
8 Эвфемистические замещения мата
9 Ответственность за употребление мата
9.1 Ответственность за употребление слов и производных от слова «хуй»
10 Интересные факты и высказывания
11 Мнения
12 Матерные жесты
13 Литература
14 См. также
15 Примечания
16 Ссылки

Основные лексические единицы
Хуй (info) (cм. хуй) — пенис; мужчина (обычно неодобрительно, но также нейтрально). Елда́ (устар.) — половой член. Хуёво — плохо, негативная оценка ситуации. Охуенно — хорошо, позитивная оценка ситуации.
Пизда́ (info) — влагалище, наружные женские половые органы; женщина (обычно неодобрительно). Пизде́ц — наступление крайних по степени экстремальности последствий, а также возможность их наступления. Пизда́то — противоположность пиздец, одобрение. Пиздюли́ — неприятности, получаемые одним субъектом от другого. Манда́, шахна (устар.) — то же, что и пизда. Пи́здить — бить, наносить удары, а также воровать (спиздить — украсть). Пизде́ть (реже пизди́ть) — врать, говорить неправду; говорить много и впустую. Пиздобо́л — трепач.
Еба́ть (info) — действие активной стороны во время полового акта (эвфемизм конца двадцатого века — тра́хать). Переносный смысл: ругать кого-либо провинившегося; мешать кому-нибудь, действовать на нервы. Исходно данный глагол имел другую неопределённую форму еть (ср. с первой формой в ряду лечь-лежать-(воз)легать-лёживать), в которой он встречается, например, в известной поэме Лука Мудищев и других стихотворных произведениях XVIII—XIX вв., содержащих ненормативную лексику. По некоторым данным[источник не указан 251 день], фраза не поваляешь — не поешь представляет собой не поговорку, а пословицу, причём слово поешь не имеет никакого отношения к еде, а является формой глагола еть, слово же валять употребляется в устаревшем ныне переносном значении, обозначая предварительные любовные ласки.
Ебать! — восклицание. Синоним «ого!».
Еба́ться, Ебать (её) — совершать половой акт; делать утомительную и не слишком результативную работу.
Ебану́ться — сойти с ума; упасть, удариться.
Ёбнуться — упасть, удариться; сойти с ума, сказать глупость.
Наеба́ть — обмануть.
Наеба́ться — оказаться обманутым, нарваться, долго заниматься неинтересным делом и устать (пример: «Как я вчера наебался с переустановкой винды…»).
Наебну́ться — удариться о что-либо (пример: «Я вчера так наебнулся об столб!»), упасть (пример: «Посмотри, как он наебнётся!»)
Наебе́ниться — быть в состоянии сильного алкогольного опьянения, напиться.
Долбоёб — глупый, бестолковый человек, дурак.
Съеба́ться — смыться, убежать.
Въеба́ть,уеба́ть — ударить, проиграть; выпить (пример: «Эх, въебал я соточку и хорошо!»).
Выёбываться — самовыражаться, намеренно выделяться, выпендриваться.
Поеба́ть — не обращать внимания; пойти (пример: «Эй, гопота, а ну ка поебали отсюда быстренько!»).
Проеба́ть — потерять.
Ебло́, еба́льник, еба́ло — лицо или рот.
Поебе́нь — явление либо предмет, не поддающиеся логическому объяснению.
Еба́ть (его) конём — шёл бы (он) к чёрту, не стоит беспокоиться (насчёт него).
Ёб твою мать, еба́ть твою ма́ть!, еби твою мать! (устар. ебёна мать) — устойчивое фразеологическое словосочетание; употребляется как междометие для выражения недовольства какой-либо ситуацией, обстоятельством и т. д., (пример: «С утра садимся мы в телегу; // Мы рады голову сломать // И, презирая лень и негу, // Кричим: пошёл! Ебёна мать!» [2]). По значению подобно указанному ниже междометию блядь.
Блядь — женщина лёгкого поведения (шлюха), в более узком значении — проститутка (ср. церк.-слав. «блудница»). Слово было запрещено к печати императрицей Анной Иоанновной, до этого же считалось нормативным [3][4]. Бля или блять — редуцированная форма «блядь»[источник не указан 221 день], употребляемая в основном в качестве междометия, элемента сложных нецензурных конструкций (обычно для «усиления» предшествующего нецензурного слова или выражения (например: «Ты блять чё, охуел?»); с этой же целью употребляется эвфемизм блин. Блядки — место и/или процесс блядования. Блядовать — распутничать; заниматься беспорядочным сексом. Блядство — беспорядок, безобразие; нечто плохое. Соответственно, блядун — мужчина лёгкого поведения.
Также иногда к мату ошибочно причисляются бранные слова, не имеющие общего с вышеозначенными словами происхождения, однако также табуируемые:

Пи́дор (искажённое «педераст» через ступень пидора́с, пидарас). — пассивный гомосексуалист. Встречаются варианты: пидараска, педик, педрило, педовка, педрилка, педаль, пидерция (как правило, в отношении женщины[источник не указан 251 день]). Все перечисленные слова используются также в значении «нехороший человек мужского пола»; пидрёнок — уменьшительно-ласкательное[источник не указан 251 день]. «Пидорасить», в армейско-тюремном жаргоне — надраивать, хорошо вычищать.
Дрочи́ть — в буквальном значении «онанировать», «мастурбировать»; в переносном — проявлять крайнюю степень озабоченности чем-либо или фанатизма по отношению к чему-либо (дрочить на кого-нибудь или что-нибудь), также означает любое поступательно-возвратное (циклическое) неконструктивное действие.
Задро́т — зацикленный на чём-либо человек, например оскорбительная форма именования фаната чего либо.
Залу́па — головка мужского полового члена. «Залуплять хуй» — оголять головку полового члена. В переносном смысле, «залупаться» — поносить бранными словами, «залупиться» — ожесточиться, обидеть кого-либо. «Лезть в залупу» — неблагожелательное отношение к человеку ввиду личной неприязни, словами и действием. Залупаться, лезть в залупу — провоцировать человека, оскорблять его. Незалупа — простонародное название фимоза — дефекта крайней плоти.
Гандон, реже гондон (искажённое «кондом») — презерватив, используется также в значении «нехороший человек мужского пола», чаще всего — «обманщик».
Муде, муди — яички, тестикулы. Муда́к — нехороший человек (буквальное значение «кастрированный баран»), неуклюжий, глупый человек, чего-либо не могущий понять, постоянно делающий все не так или ломающий что-либо.
Этимология
Хуй — от славянского *XŪ — «отросток», «побег» русск. блуд — заблуждение, ошибка, грех; первоначально было чередование юсов ѫ/ѧ. Ср. др.-русск. блясти

Табу и эвфемизмы: о чем нельзя говорить по-русски?

Запрет, возникающий в сфере общественной жизни, принято называть табу. Табу известны людям с древности и первоначально были связаны с поверьями народов. К примеру, было запрещено словесное обозначение смерти, болезни, имен богов и некоторых животных. А для замены табуированных слов были необходимы другие слова, которые лингвисты называют эвфемизмами. Зачем они нужны языку? Какие бывают? Какое влияние оказывают на коммуникацию в целом? Рассказывает лингвист Татьяна Ковалева в очередном выпуске программы «Уроки русского».

Не медведь, а он

Эвфемизмы это эмоционально нейтральные лексемы или выражения, употребляемые вместо синонимичных им слов, которые кажутся гово­ря­ще­му неприличными или грубыми.

К примеру, у наших предков были свои эвфемизмы, называющие животных: змея, медведь. Медведя боялись, поэтому древние люди старались не произносить его настоящее имя, заменяя его эвфемизмом. Праславянский эвфемизм медведь (*medvědь) – придуманное слово со значением «поедатель меда».

Читайте также  Висловлювання про мову

Боялись медведя не только славяне, но и другие народы, которые тоже заменяли табуированное слово: в германских языках лесного жителя называли «бурый», в литовском – «лизун».

А вот в романских языках (латыни, французском, итальянском) сохранилось исконное наименование мишки: ursus, ours, orso. Эти наименования позволяют подобраться к первоначальному названию животного, которое, кстати, хорошо знакомо носителям русского языка.

Итак, в индоевропейском языке название медведя восходило к корню *r̥kÞos, который в древнегреческом языке изменится в ἄρκτος и из которого позже появятся названия Арктика и Антарктика.

Со временем в русском языке слово медведь перестало восприниматься как эвфемизм. Тогда северные охотники стали использовать новые замены: мохнач, лесник, Потапыч и просто он.

Не последний, а крайний

Однако эвфемизмы использовались не только в древности. В современном русском языке их тоже достаточно. Что же заставляет современного человека табуировать свою речь?

Во-первых, стремление смягчить ситуацию, не называя явление прямо. Мы часто избегаем в речи номинации смерти и болезней. Неприятно и трудно говорить «человек умер», поэтому используют эвфемизмы: летальный исход, погиб, скончался и др. Страшную болезнь рак все чаще называют онкологией или новообразованием.

Во-вторых, даже в современном обществе сохраняется ряд суеверий, прежде всего в профессиях, связанных с риском для жизни. К примеру, летчики избегают слова последний, вместо этого говорят крайний, моряки говорят, что корабль ходит вместо плавает. Однако в повседневной речи эти эвфемизмы часто неуместны: «закончился крайний урок» или «крайний раз позвонил» звучит забавно.

Не пожар, а возгорание

В-третьих, речевые табу могут быть вызваны стремлением изменить отношение к той или иной теме, смягчить негативную оценку. Например, в средствах массовой информации можно услышать: возгорание леса, данные утекли к мошенникам, выплаты сотрудникам ликвидируемых предприятий или «Вашингтон» уступил в первом матче плей-офф. Давайте сравним, как эти фразы звучали бы без эвфемизации: лесной пожар звучит тревожно, возгорание нейтральнее, как будто процесс только начался. Данные утекли, конечно же, не сами, их украли мошенники. Украли вызывает негативные ассоциации, поэтому используют глагол утекли.

Уборщица стала менеджером

Кроме того, с помощью переименования нередко стараются поднять социальную престижность некоторых профессий. Вы в последнее время слышали, что куда-то требуется уборщица? Теперь на работу приглашают техничку или менеджера по клинингу, хотя в слове уборщица не заложено никаких негативных смыслов. Важно понимать, что одних лингвистических средств для поднятия престижа недостаточно. Показательным здесь будет пример переименования милиции в полицию.

Не толстый, а в теле

Еще одной причиной табуирования слов служат политкорректность, этикет, боязнь грубых или неприличных выражений. Удивительно, но в современном коммуникативном пространстве под негласным запретом оказываются темы расы и национальности, сексуальной ориентации и некоторых частей тела, выделений организма и физических особенностей. В публичной речи мы вряд ли назовем человека глупым, старым, толстым. Чтобы не обидеть, мы используем эвфемизмы: недалекий, пожилой, в теле. Все чаще стремление уйти от категоричной оценки или открытого выражения своего отношения приводит к использованию совершенно «безликих» выражений «норм», «ну такое» и т.п.

Язык офеней и русский мат

Под запретом в публичной речи по-прежнему остается ненормативная лексика. Однако этот древний запрет регулярно нарушается, что ведет к уменьшению экспрессивности и выразительной силы русского мата.

В некоторых закрытых социальных группах развивался собственный жаргон, где эвфемизмы заменяли общеупотребительные и специальные лексемы и позволяли создать тайный язык, понятный только для данной группы. Например, такой язык был у странствующих торговцев – офеней.

Отметим, что для процесса эвфемизации важно понятие речевой ситуации: кто и с кем разговаривает, место, официальность и другие условия. Эвфемизм появляется тогда, когда существует риск обидеть, испугать или оскорбить собеседника. Как правило, запреты возникают в публичной речи, тогда как в неформальном общении с семьей и друзьями носитель языка может себе позволить называть вещи своими именами. Важным фактором становится и частотность употребления эвфемизма. Изначально любой эвфемизм призван снизить напряженность коммуникации, сделать ее менее категоричной и негативной, но чем чаще мы используем «замену» в том или ином контексте, тем ниже ее эффект.

Как вы считаете, нужны ли эвфемизмы в нашей речи? Какие эвфемизмы используете вы? Пишите в комментариях.

Как оскорбить и не обидеть? Эвфемизмы в русском языке

  • Откуда пришли эвфемизмы?
  • Какие виды эвфемизмов существуют
  • Для чего используют эвфемизмы в тексте
  • В чем опасность эвфемизмов
  • Как эвфемизмы сами становятся неугодными словами

В русском языке существует много выражений, позволяющих избежать «неудобных» слов: о смерти, физиологических отправлениях, сумасшествии (кукушка улетела, крыша поехала), опьянении (подмахнуть, назюзюкаться). Это эвфемизмы: слова или выражения, используемые взамен других, которые нельзя или не хочется использовать. Мы избегаем прямых обозначений, если они кажутся чересчур грубыми, натуралистичными или откровенными. Подробнее о том, откуда пришли эвфемизмы, как и для чего их использовать, расскажем ниже.

Откуда пришли эвфемизмы?

Эвфемизмы появились в глубокой древности: впервые потребность заменить одни слова на другие сформировалась вместе с архаическими верованиями человека. Некоторые африканские и индийские племена давали детям отталкивающие имена, чтобы отпугнуть злых духов. Примерно то же самое можно сейчас услышать от суеверных мам:

— Ой, какой хорошенький у вас ребенок!

— Сплюньте, чтобы не сглазить! (мол, похвалил красоту ребенка, и этим можешь ее испортить).

Согласно народным поверьям, произнести вслух название нечистой силы означает призвать её, поэтому вместо слов «чёрт», «бес» или «дьявол» использовались эвфемизмы «лукавый», «рогатый» и т.д. Славяне приписывали словам магическую силу, верили в таинственную связь предмета или существа с его названием (некоторые верят в эту связь и сегодня). Назвать хищника его настоящим именем – к беде: придёт страшный лесной зверь к тому, кто его позвал. Для славян таким опасным зверем был медведь, поэтому исконное его название (предположительно близкое греческому arktos/латинскому ursus) было под запретом. Но, как говорится, слова нет, а зверь-то есть, и для его обозначения нужно было придумать новое слово. Прижился «медведь» – «тот, кто ведает, где мёд». Позднее в некоторых регионах и слово «медведь» также стали заменять на «хозяина», «самого».

В период зарождения монотеистических религий правило не называть по имени кого-то могущественного или опасного не утратило актуальности – иудаизм наложил запрет на произнесение вслух имени бога Иеговы (Яхве), христианство требует не поминать Господа всуе, да и знаменитая формула авторства Джоан Роулинг «Тот-Кого-Нельзя-Называть» создана по аналогии с архаичным запретом на прямое называние того, кто тебя пугает.

Какие виды эвфемизмов существуют

Какие бывают эвфемизмы, а какие слова лучше обойти стороной, чтобы тексты никого не задели и соответствовали тенденциям времени? Ведь многое из того, что считалось приличным раньше, сейчас нельзя называть напрямую.

Какие слова заменяют в речи на «приличные» аналоги:

  • Точные названия пугающих предметов и явлений: смерть, болезнь – «отдать концы», «склеить ласты», «отправиться в мир иной» – о смерти; «опухоль» вместо «рак», «числиться в числе убывающих пациентов» – так врачи говорят об умирающих, которым они уже не смогут помочь. В рискованных, творческих профессиях чрезвычайно распространены суеверия: это привело к закреплению устной традиции заменять «последний» на «крайний» среди летчиков, «прощай» на «до свидания» среди актёров.
  • Лексемы, позволяющие не называть что-либо неприятное, отвратительное прямым именем: «насекомое» вместо «вошь».
  • Заменители того, что на сегодняшний день в обществе (конкретном его сегменте) считается неприемлемым: сексуальная сфера («уложить в постель», «повышать демографические показатели», «пошалить» вместо «соблазнить», «заниматься сексом»), сфера физиологической деятельности человека («припудрить носик», «сходить по-маленькому», «ожидать пополнения»).
  • Лексические единицы, позволяющие смягчить острые углы, когда речь идёт о физических недостатках («человек с особыми физическими потребностями» вместо «инвалид», «ограниченный» вместо «глупый»), пороках («экономный»/ «бережливый» вместо «жадный», «осторожный» вместо «трусливый»), возрасте («серебряный возраст» вместо «старость» – о пожилых в свете тенденции борьбы с эйджизмом), расовых и национальных различиях («афроамериканец» вместо «негр», «представитель народов Крайнего Севера» вместо «чукча»).
Читайте также  Городское хозяйство и его инфраструктура

К этой категории относятся слова, обозначающие социальные пороки – алкоголизм, взяточничество, проституция, сиротство. Это распространённые и одновременно не признанные обществом явления: люди предпочитают избегать разговоров о том, что разрушает представление об устойчивом социальном устройстве.

Разберем один пример – взяточничество. Давать и брать взятки – уголовное преступление, но мы каждый день сталкиваемся с различными, почти обиходными формами коррупции: шоколадка – регистратору, подарки – врачам и преподавателям, деньги – чиновникам, услуга за услугу – в любой сфере. Взятки называют «благодарностью», «знаком внимания», способом «ускорить процесс/решение вопроса», руководителей различных уровней просят «поспособствовать», «оказать поддержку», чиновников/руководителей «подмазывают», им «дают на лапу».

Для чего используют эвфемизмы в тексте

Мы используем эвфемизмы, если хотим уйти от конфликтов, создать у собеседника ощущение коммуникативного комфорта: не говорим «жирный»/«толстяк», а используем выражения «человек с проблемами питания/избыточным весом, неправильным пищевыми привычками», формулировка «модель размера плюс» для обозначения полных девушек, демонстрирующих одежду или бельё – пример устойчивого применения эвфемизма в профессиональной сфере (изначально это был способ избежать выражения «полная модель», что некоторым казалось вообще оксюмороном).

Часто мы избегаем разговоров на политические темы, потому что взгляды собеседников разнятся или высказывать их опасно. Особенностью политических эвфемизмов является то, что их употребление не скрывает смысла: они нейтрализуют его, делают высказывание безопасным, но не меняют значения (зачистка территории, компетентные органы).

Эвфемизмы помогают добавить в текст остроты, привносят элемент языковой игры в письменную речь. Первое предложение: «Подгулявший прохожий выделывал ногами кренделя так сильно, что попал в канаву и оказался ниже линии обстрела». Заменим эвфемизм на слова в прямом значении: «Пьяный прохожий оступился, провалился в канаву и благодаря этому оказался ниже линии обстрела». Понятно, но как-то скучно.

Эвфемизмы используют для конспирации, камуфлирования смысла: «город N», «анонимный источник».

В чем опасность эвфемизмов

Всё хорошо в меру – это правило применимо к любым речевым приемам, включая эвфемизмы. Обойти острые углы, избежать грубых слов, соблюсти требования толерантности – всё это важно, но еще важнее сохранить ясный смысл текста, не уйти от сути. Слишком много обходных выражений делает высказывание неоправданно сложным, отвлекает: «Человек с низким уровнем социальной ответственности вряд ли сможет осуществить должный уход за несовершеннолетними, оказать помощь в организации учебного процесса, освоении учебного материала на дому, осуществлять бытовой уход». Это предложение станет гораздо проще и понятнее, если мы заменим эвфемизмы словами с прямым значением, за исключением разве что первого выражения – его трудно заменить одним словом, выражающим весь спектр значений (пьёт, гуляет, наркоман, преступник?), и сделать это так, чтобы не звучало грубо.

Второй риск использования эвфемизмов – речь становится жеманной, цветистой, как будто говорит стыдливый человек со склонностью к украшательству. Вы же не хотите производить такое впечатление? Тогда всё, о чём не стыдно говорить прямо, надо называть прямо – это самый короткий путь к сердцу читателя.

Как эвфемизмы сами становятся неугодными словами

Пока условно «хорошее» слово, заменяющее «нехорошее», сохраняет первое значение, оно остается «оружием двойного назначения», применяется в прямом и переносном смысле. Например, слова «блин» или «хрен» по-прежнему обозначают кулинарное блюдо и растение. Как только лексема утрачивает связь с первоначальным смыслом, язык как динамическая система сразу же начинает искать новый эвфемизм уже для него.

Что такое эвфемизм. Примеры эвфемизмов в русском языке

Эвфемизм — это нейтральное слово или выражение, которым заменяют другие слова и обороты — неудобные, грубые или непристойные. Например: «женщина в теле» вместо «толстая», «отблагодарить» вместо «дать взятку», «летальный исход» вместо «смерть», «онкологическое заболевание» вместо «рак», «покойник» вместо «мертвец».

Эвфемизмы позволяют безопасно затрагивать щекотливые темы, не нарушая приличий и никого не обидев. Например, с их помощью можно не называть человека старым, но указать на его возраст словами «пожилой», «зрелый» или «в летах».

«Кустодиевская женщина», «женщина с формами» — эвфемизм для обозначения толстой женщины. Картина Бориса Кустодиева «Красавица» (1915)

Антоним к слову «эвфемизм» — дисфемизм, то есть запрещенное, неприличное слово, вульгарный синоним. Так, вместо «умер» можно использовать дисфемизмы «сыграл в ящик», «склеил ласты», «дал дуба», «отбросил коньки».

Примеры эвфемизмов

В качестве эвфемизмов могут выступать отдельные слова или целые идиомы.

Беременна — в интересном положении, ждет ребенка, на сносях, готовится стать матерью.

Проститутка — путана, девушка легкого поведения, ночная бабочка, гетера, жрица любви, работница секс-индустрии.

Туалет — уборная, нужник, отхожее место, ватер клозет, домик уединения, тубзик.

Тюрьма — места лишения свободы, места не столь отдаленные.

Умер — скончался, преставился, отдал богу душу, отошел в лучший мир, уснул вечным сном.

Пример выдуманного эвфемизма — Тот-Кого-Нельзя-Называть из книг Джоан Роулинг о Гарри Поттере. Так волшебники говорили о своем заклятом враге, черном маге Волан-де-Морте.

Осторожно, эвфемизм!

С эвфемизмами следует обращаться осторожно. Например, стремление заменять все «опасные» слова эвфемизмами может показаться собеседнику жеманным и ханжеским.

Порой эвфемизмы применяются с иронией. А бывает, что формулы вежливости воспринимаются как завуалированное оскорбление: например, словесный штамп «я вас услышал» многими воспринимается как эвфемизм выражения «отвали». Для таких попыток увидеть в словах скрытый неприличный подтекст даже придумали специальный термин — эсхрофемизм.

Медведь и нечистый. Откуда берутся эвфемизмы?

Слово «эвфемизм» пришло из греческого языка (ἐυφήμη), где оно означало «говорю хорошо». А сами эвфемизмы по-видимому, существуют тысячи лет.

Их возникновение связано с языковыми табу — запретом называть напрямую опасные явления, чтобы не накликать беду. Сегодня похожая традиция есть у людей, чья работа связана с риском для жизни: вместо «последний» они говорят «крайний».

Есть версия, что русское слово «медведь» («ведающий мёд») изначально было эвфемизмом. Так древние славяне называли грозного зверя, чтобы не упоминать лишний раз его «настоящее» имя.

Бурый медведь. Фото: Depositphotos

В религиозной среде издавна избегали слов «черт», «дьявол» или «сатана» — их заменяли эвфемизмами «нечистый», «лукавый» etc.

Замена слова эвфемизмом не означает, что это «плохое» слово. Бывают и обратные ситуации. Например, верущие могут избегать слова Бог, чтобы не поминать его всуе. «Господь», «Владыка», «Создатель» или «Отец небесный» — это тоже эвфемизмы.

Как хер стал неприличным. Обсценизация эвфемизмов

Со временем эвфемизмы сами начинают приравниваться к бранным словам — происходит их обсценизация .

Например, хер — это изначально название буквы Х в славянской азбуке. Безобидное слово стали использовать для замены матерного аналога. Но со временем эвфемизм прижился и стал восприниматься как оскорбление. Попутно ругательством стало и нейтральное слово «похерить» — то есть перечеркнуть что-то крестом в виде буквы Х.

Эвфемизмы и мат

Множество эвфемизмов в русском языке призваны заменить мат. Само слово «мат» часто считается неуместным, его заменяют выражением «ненормативная лексика».

В обиходе для замены матерных слов используются такие выражения, как «хер», «хрен», «послать на три буквы», «пошел на фиг», «блин», «бляха муха», «ёкарный бабай», «ёперный театр», «японский городовой», «долбаный», «гребаный»

Мем с актером Владимиром Гостюхиным в роли Иваныча в сериале «Дальнобойщики»

Замена матерных слов на аналоги открывает большой простор для творчества. Так, в повести «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицын изобретает новый эвфемизм, заменяя одну букву в бранном слове: «На столике у них маслице да фуяслице. »

Читайте также  Виды кровотечений и первая медицинская помощь при кровотечениях

«Я твой дом труба шатал» — эвфемизм, заменяющий матерное выражение.

Эвфемизмы и политкорректность

Политическая корректность — это практика запрета слов и выражений, оскорбительных для некоторых групп, замена их эвфемизмами. Например, вместо «гомосексуалист» можно сказать «лицо нетрадиционной сексуальной ориентации», вместо «инвалид» — «человек с ограниченными возможностями».

Слово «негр» в английском языке считается расистским, при необходимости называть его пишут «N-word» («Слово на букву Н»). Приличными аналогами в считаются слова «чернокожий» или «афроамериканец» (о жителях США).

В русском языке слово «негр» традиционно не носило оскорбительного оттенка, однако в последнее время под влиянием западной традиции тоже считается неудобным. Для обозначения чернокожих граждан РФ появилось даже слово «афророссиянин».

Участник XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи. Фото: РИА Новости / Нина Зотина

Эвфемизмы в политике и бизнесе

Политики нередко используют эвфемизмы для смягчения острых ситуаций в глазах населения. Например, вместо слова «война» говорят «контртеррористическая операция», «боевые действия» или «операция по принуждению к миру», вместо «экономический кризис» — «замедление темпов роста» и так далее.

Аналогично смягченные формулировки используют в бизнесе: например, «регулирование численности персонала» вместо «массовые увольнения», «отрицательная динамика» вместо «падение».

Также появляются новые слова для обозначения непрестижных профессий: «офис-менеджер» (секретарь), «сотрудник клининговой компании» или «техничка» (уборщик и уборщица), «стилист» или «барбер» (парикмахер).

Уборщицы в Сибирском федеральном университете в Красноярске. Фото: Reuters

Примеры эвфемизмов в литературе

Никогда не говорили они: «я высморкалась», «я вспотела», «я плюнула», а говорили: « я облегчила себе нос », « я обошлась посредством платка ».
Н.В. Гоголь. «Мертвые души» (1835)

Находясь при действующей армии провиантмейстером, он довольно непринужденно распоряжался казенною собственностью.
М.Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города» (1869-70)

Человек он недалекий , тропики умеет сравнивать только с баней, всех цветных называет эфиопцами.
И.А. Бунин. «Копье Господне» (1912)

Надежда Осиповна действительно была на сносях , и вскоре родился сын.
Ю.Н. Тынянов. «Пушкин» (1935-43)

Мне хватит на всю жизнь тех сорока шести порций, которые я, старый дуралей, съел в цирке и чуть было не отправился к праотцам .
Лазарь Лагин. Старик Хоттабыч (1955)

Но если вы настаиваете, извольте: в данный момент я иду в уборную , то бишь в сортир.
А.И. Солженицын. «В круге первом» (1955-58)

Печатаешь ты двумя пальцами: «ж…», а на бумаге выходит « окорока », « пятая точка », « афедрон » и уж в самом крайнем случае «ж» с тремя точками.
А.Н. и Б.Н. Стругацкие. «Хромая судьба» (1982)

— Кстати, что за отношения у тебя с Ларисой М.?
— Я с ней был , — ответил Дворкин.
— В смысле — трахал ?! — переспросил Шкляринский.
Сергей Довлатов. «Соло на ундервуде» (1980)

Супружеские радости были весьма умеренными. Бутонов, с детства устремленный к мускульным удовольствиям, упустил из виду ту небольшую группу мышц, которая ведала сугубыми наслаждениями .
Людмила Улицкая. «Медея и ее дети» (1996)

Ненормативная лексика в русском языке и её эвфемизмы

РУССКАЯ БРАННАЯ ЛЕКСИКА: ЦЕНЗУРНОЕ И НЕЦЕНЗУРНОЕ

(Русистика. — Берлин, 1994, № 1/2. — С. 50-73)

Байбурин А.К., Топоров А.Л. У истоков этикета. Л., 1990.
ББ — Балдаев В.К., Исупов И.М. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы). М., «Края Москвы», 1992, 526 стр.
Буслаев Ф.П. Русские пословицы и поговорки // Архив юридических сведений, относящихся до России. М., 1854. Кн. 2, 1-176.
Быков В. Русская феня. Словарь современного интержаргона асоциальных элементов. Munchen, 1992, 173 стр.
Джапович Ласта. Заклетва на тлу СФР Jугославиjе. Београд, 1977.
ДК — Даль В.И. Толковый словарь живого русского языка. 4-е исправленное и значительно дополненное издание под ред. И.А. Бодуэна де Куртенэ. Тт. 1-4. СПб. — М., 1912-1914.
Добровольский В.Н. Смоленский этнографический сборник: Пословицы. Ч. 3. СПб., 1894, 168 стр.
Ильясов Ф.Н. Мат в три хода (опыт социологического исследования феномена нецензурной брани) // Человек. 1990, № 3, 198-204.
Козловский В. Собрание русских воровских словарей в четырех томах. Тт. 1-4. New York, 1983 (Кз).
Козловский В. Арго русской гомосексуальной субкультуры. Материалы к изучению. New York, 1986, 228 c.
Косцинский К. Ненормативная лексика и словари // Russian Linguistics, 1980, № 4, 363-396.
Левин Ю.И. Об обсценных выражениях русского языка // Russian Linguistics, 1986, № 10, 61-72.
Мироносицкий П.П. К вопросу о языке православного русского богослужения // Комиссия по научному изданию славянской библии (Русская Библейская Комиссия). 1915-1929. Сборник архивных материалов. Отв. ред. К.И. Логачев, Г.И. Сафронов, В.С. Соболев. Л., 1990, 105-120.
Мокиенко В.М. Образы русской речи. М., 1986, 278 стр.
МСН — Международный словарь непристойностей. Путеводитель по скабрезным словам и неприличным выражениям в русском, итальянском, французском, немецком, испанском, английском языках. Под ред. А.Н. Кохтева. М., 1992, 90 стр.
Р-87 — Росси Жак. Справочник по ГУЛАГу. Исторический словарь пенитенциарных институций и терминов, связанных с принудительным трудом. Предисловие Алена Безансона. London, 1987, 546 стр. Изд. 2-е (в двух частях), дополненное. Текст проверен Н. Горбаневской. М., 1991.
СВЯ — Словарь воровского языка. Слова, выражения, жесты, татуировки. Тюмень, НИЛПО, 1991, 170 стр.
СРНГ — Словарь русских народных говоров. Под ред. Ф.П. Филина, Ф.П. Сороколетова. Вып. 1-27. Л.-СПб., 1965-1992.
ССРЯ — Словарь современного русского литературного языка. Изд. 2-е, переработанное. Тт. 1-4. М., «Русский язык», 1991-1993.
Строгова В.П. К вопросу об этимологии фразеологизма «Памха(и) б тебя побрала» // Вопросы семантики фразеологических единиц (на материале русского языка). Ч. 1. Тезисы докладов и сообщений. Новгород, 1971, 369-372.
Сумцов Н.Ф. Пожелания и проклятья. Харьков, 1896.
СФС — Словарь фразеологизмов и иных устойчивых словосочетаний русских говоров Сибири. Сост. Н.Т. Бухарева, А.И. Федоров. Новосибирск, «Наука», 1972, 207 стр. (См. также ФСС).
Толстой Н.И. Из заметок по славянской демонологии. I. Откуда дьяволы разные? // Материалы Всесоюзного симпозиума по вторичных моделирующим системам. I (5). Тарту, 1974, 27-32.
Толстой Н.И. Из заметок по славянской демонологии. 2. Каков облик дьявольский? // Народная гравюра и фольклор в России XVII-XIX вв. М., 1976, 288-319.
Толстой Н.И. Из заметок по славянской демонологии. 4. Чемер ‘злой дух, черт’ // Вопросы теории и истории языка. СПб., 1993, 124-130.
Три века поэзии русского Эроса. Публикации и исследования. М., Издательский центр театра «Пять вечеров», 1992, 160 стр.
Успенский Б.А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии (статья первая) // Studia Slavica Hungarica. XXIX, Budapest, 1983, 33-69.
Успенский Б.А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии (статья вторая) // Studia Slavica Hungarica. XXXIII/1-4, Budapest, 1987, 37-76.
Успенский Б.А. Религиозно-мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии // Semiotics and the History of Culture. Ohio, 1988, 197-302.
ФЛ — Файн А., Лурье В. Все в кайф. СПб., 1991, 196 стр.
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Под ред. Б.А. Ларина. Перевод с нем. и предисловие О.Н. Трубачева. Тт. 1-4. М., 1964-1973; 2-е изд. 1986-1987.
Флегон А. За пределами русских словарей. London, 1973.
Чернышев А.В. Современная советская мифология. Тверь, 1992, 80 стр.
Эротика 1992 — Эротика в русской литературе: от Баркова до наших дней. Тексты и комментарии (Литературное обозрение. Специальный выпуск). М., 1992, 112 стр.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: