Наука как часть культуры - OXFORDST.RU

Наука как часть культуры

Наука как важнейшая составная часть культуры

Итак, вся творческая деятельность человека, в чем бы она ни про- являлась, — в форме ли искусства, науки, философии или религии — есть продукт его воображения, еще проще — фантазии.

«Наука и философия! — восклицает тот же Ортега-и-Гассет. — Что они такое, если не фантазия? Точка в математике, треугольник в геометрии, атом в физике не были бы носителями конституирующих их точных свойств, если бы не являлись чисто умственными конструкциями. Когда мы хотим обнаружить их в реальности, иначе говоря, в мире воспринимаемом, а не воображаемом, мы вынуждены прибегать к измерениям, и тогда падает точность, превращаясь неизбежно в “немного больше или немного меньше”.

Но ведь… то же самое происходит с поэтическим персонажем! Одно несомненно: треугольник и Гамлет имеют общее pedigree*. Они — фантасмагории, дети городской дурочки фантазии».

Вот этими абстракциями и оперирует наука. Законы, которые она выводит, соответствуют отнюдь не реальности, что бы при этом ни думали материалисты-реалисты, а всего лишь той знаковой системе и допущениям, которые приняты в той или иной науке. Наука отражает реальность посредством системы особых понятий или знаков- символов, но сами эти понятия и знаки отражают вовсе не реальность, а ту духовную, мировоззренческую среду, в которой живет и творит ученый.

Вспомним в этой связи еще раз шпенглеровское: «природа есть функция культуры». Это же означает, что всякое знание, включая и научное, есть лишь определенным образом организованная система принятых в обществе знаков, не имеющая прямого отношения к то- му, что принято называть «объективной действительностью» — этим достаточно нелепым словосочетанием.

И это подтверждается тем простым фактом, что в «объективной действительности» нет бензина и керосина, нет атомных и водородных бомб, нет элементов таблицы Менделеева и многого другого, чем человек обставил свою жизнь.

Ведь даже Бог видит мир своими глазами, даже для него он субъективен, о чем красноречиво живописует Ветхий Завет. В первой главе книги Бытия Бог хвалит сам себя за все им содеянное. Однако все последующие дела, которые стали твориться в созданном им мире, нисколько не подтвердили его благостных иллюзий, в чем ему пришлось быстро убедиться самому — совсем как в науке.

В самом деле, любое понятие как условный знак каких-то предметов, по сути дела, является произвольным в том смысле, что оно есть плод конкретных языковых отношений. Скажем, слово «дерево» не содержит в себе ничего, кроме шести соединенных в определенном порядке букв. Но в то же время оно служит для нас знаком определенного предмета. То, что этот предмет имеет знак «дерево» — чистая случайность, обусловленная особенностями языка, в данном случае русского.

В английском языке тот же предмет обозначен знаком «tree». Для русского человека, не знающего английского языка, слово «tree» — пустой, ничего не обозначающий звук, как и для англичанина слово «дерево», хотя оба эти слова являются знаками одного и того же предмета.

Как по этому поводу шутит Ортега-и-Гассет, «…каждое понятие, как самое простое, так и самое научное, всегда как бы смеется над самим собой… Оно серьезно говорит: “это — А, а вот это — Б”. Но это напускная серьезность… То, что понятие думает про себя, не совпадает с тем, что оно говорит… Думает же оно так: “Я знаю, что, строго говоря, это — не А, а то — не Б; но для практических целей моё Я договорилось с самим собой называть их А и Б”».

С такой постановкой вопроса вряд ли согласится какой-нибудь принципиальный материалист, слепо верящий, что он познает «объективную действительность». На самом деле с помощью понятий мы всего лишь конструируем свою собственную эфемерную, фантосмагорическую действительность.

Она «объективна» только потому, что есть наша действительность, мы в ней живем, только ее воспринимают наши органы чувств и позволяют нам худо-бедно ориентироваться в ней. Если предположить, что пчелы и муравьи или какие-то иные живые существа обладали бы своим собственным языком, на котором могли бы передать свои впечатления от окружающего их мира, в том числе и «научные», то оказалось бы, что они не имеют ничего общего ни между собой, ни тем более с нашими представлениями.

Да что там пчелы и муравьи! Даже в мире человека мы сплошь и рядом сталкиваемся с разительным несоответствием представлений разных народов об окружающем нас мире природы. Природа даже в глазах людей оказывается вовсе не единой, а весьма различной. В этой связи еще раз напомню афоризм Шпенглера: «природа есть функция культуры» и ничего больше.

Что касается знаковосимволического характера науки, то в этом смысле наиболее показательна такая «чистая» наука, как математика. Основу математики составляет число. Число же есть чистый символ, вообще не связанный ни с какой реальностью, кроме реальности интеллектуальной.

Вот это качество и породило науку под на- званием «математика», которую, на мой взгляд, уместнее отнести к искусству или спорту — ведь относят же шахматы к спорту! В самом деле: математика есть не теория вещей и их отношений, а теория символов и их отношений. Только в отвлеченном от материальной реальности мире знаков-символов могли появиться и получить свое развитие такие «немыслимые» вещи, как отрицательные, иррациональные и мнимые величины.

Математика, однако, — не единственный пример чисто символического научного мышления: она в этом смысле лишь наиболее показательна. Ведь и физика давно развивается в направлении все более полной символизации своего языка, стремясь поставить мир изучаемых ею явлений под полный контроль числа. То же в принципе можно сказать о химии, чей язык за последнее столетие претерпел весьма заметную трансформацию в сторону усиления символизации.

Физик или химик ищет в явлениях выражение их связи и отношений. Но этого можно достичь, если полностью отвлечься от чувственных впечатлений. Данный момент отмечал и Кассирер, считая, что понятия, которыми оперирует физик или химик, — масса, сила, энергия, молекулы, атомы и т.д. — это всего лишь «призрачные образы», создаваемые познающим сознанием с целью взять под контроль мир чувственного опыта, но которым ничто не соответствует в непосредственных чувственных восприятиях.

И здесь мы видим, как всякий прогресс в постановке проблем естествознания и в его понятийных средствах всегда шел рука об руку с возрастаю- щей утонченностью и усложненностью его знаковых систем.

«Всякое подлинно строгое и точное мышление, — продолжает Кассирер, — находит себе поддержку только в символике и семиотике, на которые оно опирается. Любой ”закон природы” в нашем мышлении принимает вид некой общей “формулы”, но всякую формулу можно представить только как связь общих специальных знаков. Без таких универсальных знаков, как, например, в арифметике и алгебре, нельзя было бы выразить ни одно особое отношение в физике, ни один частный закон природы».

Однако мы ошиблись бы, приписав символическое мышление только математике и другим, так называемым точным, наукам: оно присуще в своих особых формах любой сфере научного, и вообще духовного творчества. Я уже обращал внимание на символический характер искусства; но то же самое можно сказать об этике, имеющей дело с нравственными идеалами, о философии, экономике и т.д.

Символично абсолютно все, что исходит из человеческого воображения, и первым таким символом было «опоясание». Оно было и остается символом нравственности, культуры и самого человека. Да ведь и сам человек представляет собой многозначный символ. Говоря словами того же Кассирера, наука должна раз и навсегда расстаться с претензией на «непосредственное» или объективно-достоверное восприятие и воспроизведение действительности.

Итак, для человека существует только одна действительность, а именно та, которую он познает с помощью данных ему природой пяти крайне несовершенных органов чувств. Он творит образ природы с помощью дара воображения и языка и притом уверен, что образ такой объективен. Вот этот создаваемый его воображением образ и есть для него подлинная действительность.

4 Наука как часть культуры

3. Наука (с лат — знание) как часть культуры. Отношения науки с искусством, религией и философией. Наука в совр.мире может рассматриваться в различных аспектах: как знание и деятельность по производству знаний, как система подготовки кадров, как непосредственная производительная сила, КАК ЧАСТЬ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ.

А. Энштейн: «То, что мы называем наукой, имеет своей исключительной задачей твердо установить, что есть» Наука – знание об окружающем мире (или часть его). Ее задача – дать истинное отражение исследуемых процессов, объективную картину того, что есть. Культурно-мировоззренческая функция древняя социальная функция науки. Элементы научного мировоззрения впервые формируются в античном обществе в связи с критикой отживших, мифологических взглядов и становлением рациональных взглядов на мир. С появлением опытного естествознания наука становится важнейшим компонентом мировоззрения и оказывает на него влияние, прежде всего через научную картину мира.

Средние века: теология — верховная инстанция, наука решает частные проблемы земного порядка.

Возрождение: борьба между наукой и богословием (теологией). И только в середине XVI в. переворот в миропонимании позволил науке оспорить у теологии право монопольно определять формирование мировоззрения (Николай Коперник способствовал). Пришлось согласиться с представлениями, которые противоречили обыденному миропониманию. Т.О. только в период Возрождения наука начала принимать участие в становлении мировоззрения. Это давалось с трудом из-за сопротивления церковной власти. Гонения на науку. Псле Ньютона, с развитием опытного естест-ия наука стала задавать тон в формировании миров-х установок. Постепенно предлагаемые наукой ответы на важнейшие мир-е вопросы стали обязательными элементами обр-.

В результате осуществления культурно-мировоззренческой функции научного представления превратились в часть культуры общества. Именно эти представления (вместе с философией) составляют рационально-теоретическую основу современного мировоззрения.

Наука и искусство (искусство – на чувствах, а наука – объектирована). Искусство – это мышление в образах. Художественное познание требует специальных видов искусства – музыки поэзии…Необходимы особые мастера своего дела – художники, искусствоведы… Необходимы средства реализации – с одной стороны: актеры, музыканты, с другой стороны: краски, холсты, кисти…И тд. Науку и искусство объединяет то, что они, являясь частью духовной культуры, формируют мировоззрение, при этом язык искусства в ряде случаев оказывается более выразительным.

Гумм. Науки: ПР: ни одно социологическое исследование не дает такого почти физически ощутимого представления о быте Замоскворечья, как пьесы А. Н. Островского. Естест. Наука: ПР: пифагорейцы считали музыку и математику средствами очищения души от греховной связи. В основе музыкальной гармонии лежат открытие пифагорейцами правильные числовые отношения, определяющие музыкальные интервалы. Л. Давинчи возводил искусство в ранг особой науки.

Читайте также  Общее представление о бурение нефтяных и газовых скважин

Последний штурм – попытка измерить «алгеброй гармонию» после введения шенноном количественной меры информации. Сказали, что гениальные произведения обладают огромным информационным содержанием.

Великие произведения науки и искусства освещены вдохновение (что это не знает никто) автора. Хотя и те и другие должны выполнять и рутинную работу. И научные произведения и произведения искусства несут на себе отпечаток авторского стиля. Отличие: все передовое в науке через 20-30 лет станет устарелым, как исторический факт. Совершенное произведение искусства всегда остается вершиной, неповторимым событием (нельзя сказать какое из гениальных произведений гениальнее).

Рекомендуемые файлы

Наука и религия. Религия – сложное социальное явление. Не составляет труда описать конкретную религию, сложнее понять религию (почему человек признает существование мира «иного»). Чем вера отличается от знания?

Знание — это то, что тверда установлено, обосновано экспериментально. Точное знание человек научился получать совсем недавно. Большая часть наших представлений вероятны, то есть, основаны на той или иной степени уверенности. Сама наша жизнь вероятный процесс (прошлое, будущее).

Если рассматривать знание и веру в контексте человеческой деятельности, то можно сказать, что существуют виды деятельности, которые основываются на точном знании о том, чего мы хотим достичь и как это сделать (сфера производства: самолет). Но есть действия и виды деятельности, в которых точный расчет невозможен, поскольку не точного знания об «объекте» (общество и сам человек). Важнейшая характеристика человека — свобода, выбираем цели, и тд. Но будущее всегда неопределенно, часто не совпадает желание с реальностью. Вера – особое внутреннее состояние и действие человека в условиях неопределенности, предполагающее наличие цели, которую человек активно желает и делает все необходимое для ее реализации. Множество действий человек совершает на основе веры и надежды. Религиозная вера, как правило, иррациональна (от абсурдной до примирительной). Религия авторитарна, требует подчинения. Отношения науки и религии, конечно, не сводятся взаимному конфликту. Многие ученые были верующими, что не мешало им делать выдающиеся открытия. Все чаще ученые говорят о существование другого, информационного гораздо более емкого мира – Мира высшей реальности, тенью которого (в платоновском смысле) и является наша Вселенная. Человек существо творческое, а значит – свободное. В его жизни всегда будут вера, надежда и любовь, а значит и религия, философия и искусство.

Наука и философия. Философия – форма духовной культуры, направленная на постановку, анализ и решение конкретных вопросов мировоззрения. Возникла в VII – VI в до н э. в Китае, Индии, Греции. Термин «философия» впервые у Пифагора. Отличие: факты, законы не являются сами по себе предметом исследования. Направлено на создание общего представления о мире и человеке, кот. оформлялось в философские системы, выполнявших мировоззренческую функцию. Позднее происходит специализация знаний, формирование новых конкретных наук, их отделение от философии. Шло развитие философии как особой области знания (интенсивно в XVII – XVIIIв). Но даже и в этот период наука и философия не разделялись. Философия рассматривалась как знание, полученное с помощью разума. Она противопоставлялась знанию, доставшемуся в наследство от средних веков. Р. Декарт: «Вся философия подобна как бы дереву, корни которого – метафизика, ствол – физика, а ветви, исходящие от этого ствола, — все прочие науки, сводящиеся к трем главным: медицине, механики и этики».

В XIX в происходит окончательное формирование и отделение от философии конкретных научных дисциплин. В это время теоретические задачи наука берет на себя. Т к попытки философов решить их прежними способами оказываются безуспешными. Встает вопрос о научности самой философии. Предметом философии является отношение «человек – мир». В этом отличие философии от других наук. Она рождается и живет как самосознание человека, самосознание культуры в целом, как познание человеком самого себя, своего места в мире, поиск смысла, истинных целей человеческого существования.

Любая философская система выражает определенное отношение человека к миру, его самочувствие в мире. Здесь всегда присутствует оценка, ценностный подход. В этом сходство философии с искусством (переживание, настроение…)

Наука не в состоянии уберечь человечество от войны, экологической катастрофы, от духовной и физической деградации.

Философия дает науке проекты теоретических проблем, идеи, методы, правила и операции мышления. Правильность решения философских проблем невозможно подвергнуть прямому испытанию практикой (отличие от науки). Философия играет определенную роль в формировании научной парадигмы (с греч. пример, образец), включающей в себя сложившиеся научные теории, правила, философские идеи. Наука в каждый исторический период развивается в рамках сложившейся парадигмы.

История науки показывает, что развитие научных идей происходит в рамках фундаментальных принципов, принадлежащих философии. В этом смысле наука и философия неотделимы друг от друга.

Наука как феномен культуры

Рубрика: Философия

Дата публикации: 28.11.2016 2016-11-28

Статья просмотрена: 1976 раз

Библиографическое описание:

Азнагулов, Д. Р. Наука как феномен культуры / Д. Р. Азнагулов, Э. Р. Семенова, Р. М. Хабибуллин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 26 (130). — С. 808-810. — URL: https://moluch.ru/archive/130/35886/ (дата обращения: 17.09.2021).

Наука как феномен культуры

Азнагулов Денис Раисович, магистрант;

Семенова Эльвира Разифовна, доцент;

Хабибуллин Рузель Муллахметович, старший преподаватель

Башкирский государственный аграрный университет (г. Уфа)

Характерной особенностью последних трех столетий является нарастающее влияние науки. Если в конце XIX века количество ученых в мире исчислялось несколькими тысячами, то сейчас счет пошел на миллионы. Наука все глубже проникает в промышленность, строительство, сельское хозяйство, здравоохранение, сферу образования. Научные знания стали обязательным компонентом мировоззрения большинства жителей нашей планеты. Претензии науки на доминирующее место в культуре, ставшие явными уже в середине XIX века, с особой остротой выдвинули проблему разработки теории развития науки [1]. Появляется философия науки, разрабатываемая не только профессиональными философами, но и представителями наиболее развитых отраслей науки — физики, математики, биологии. В центре науковедческих работ стоят проблемы определения критериев научности знания, внутренних и внешних причин его развития, психологических закономерностей научного творчества, истории и логики науки.

Философия и методология науки начинается с вопроса «Что такое наука?». Несмотря на кажущуюся ясность этого вопроса, однозначного определения науки нет. А. И. Ракитов предлагает определять науку через предмет ее исследования: «Наука есть система знаний о законах, свойствах и отношениях тех или иных объектов» [2, с. 26]. Однако многие науковеды считают, что наука — это определенный вид деятельности людей, что и необходимо отразить в ее определении. Например, В. С. Степин считает, что «наука — особый вид познавательной деятельности, направленной на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире» [3, с. 673]. Этой точки зрения придерживается и ряд других известных отечественных философов. На наш взгляд, определение науки как вида деятельности больше подходит для научного познания, которое является процессом получения знания. Но наука включает в себя и результат познания, то есть знания. Тогда лучше ее определить следующим образом: наука — это сфера культуры, включающая в себя деятельность по производству теоретически систематизированных знаний о мире и человеке, а также результаты этой деятельности.

Ряд авторов обращает внимание и на определение науки как социального института. При таком понимании науки внимание акцентируется на её социальной природе. В этом аспекте она рассматривается как система научных организаций и сообществ людей, регулируемых определенными нормами и ценностными ориентациями. В качестве социального института наука стала формироваться в Европе Нового времени, когда занятия наукой превращаются в профессиональную сферу деятельности человека, когда профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника. Именно в XVII-XVIII вв. в европейских городах появляются первые научные сообщества, возникают академии, начинают издаваться научные журналы. К концу ХХ века количество занятых профессиональной научной деятельностью людей превысило в мире 5 миллионов человек. По данным ЮНЕСКО число ныне живущих ученых и научных работников составляет свыше 90 % от общего количества ученых за всю историю развития науки. Эти люди производят огромный массив научной информации, необходимой для нормального функционирования общества. Современная наука включает в себя более 14 тысяч дисциплин, ежегодно издаются миллионы научных книг, а по количеству сайтов в Интернете она нисколько не уступает таким сферам культуры, как искусство, религия и образование. Как социальный институт наука все глубже связывается с другими социальными институтами — политическими, военными, правоохранительными, экономическими и т. д.

Для успешного функционирования наука нуждается в хорошей материальной базе — лабораториях, экспериментальном оборудовании, средствах обработки и хранения информации и т. п. Кроме того, современная наука представляет собой и хорошо налаженную систему подготовки научных кадров (аспирантура, докторантура, стажировки, олимпиады, специализированные советы по защите диссертаций, гранты и т. п.).

Итак, как социальный институт наука включает в себя: а) научные учреждения, школы, сообщества и другие формы организации; б) занятых производством научных знаний людей; в) научное оборудование — приборы и другое лабораторное и экспериментальное оборудование; г) систему научной информации — научные журналы, библиотеки и т. п.; д) систему подготовки кадров.

Современная наука тесно связана с другими сферами жизни общества. Еще Ф.Энгельс заметил, что математика возникает в древности в силу необходимости в измерении площадей и объемов. Далее он делает вывод, что потребности практики развивают науку намного быстрее, чем десятки университетов. Классик марксизма здесь совершенно точно указывает на одну из важнейших черт науки — ее связь с материальным производством. Действительно, наука возникает, прежде всего, как инструмент решения возникших в материальной жизни человека проблем: повышения производительности труда, создания качественно новых предметов с заранее заданными свойствами, машин и т. п. С другой стороны, уровень развития материального производства существенным образом влияет на науку. Общества с высоким уровнем развития техники и технологии больше нуждаются в новых научных разработках, специалистах высокой квалификации, имеют бóльшие возможности выделения материальных средств на научные исследования. Например, ныне при крупных промышленных предприятиях, как правило, создаются научно-исследовательские центры по совершенствованию и созданию новых технологий, ведется экспериментальная работа. Главным образом эти центры заняты практической реализацией научных идей и работают по схеме «научное открытие → изобретение». Внедрение науки в производство коренным образом изменяет и требования к работнику: кроме соответствующего образования от него требуется знание техники, поощряется творческая активность. Кроме того, развитие производства, в свою очередь, создает мощную техническую базу, которая используется в научных исследованиях.

Читайте также  Менеджер и его функции

Наука как фактор социальной регуляции общественных процессов связана с политической сферой жизни общества. Особенно сильное влияние политика оказывает на гуманитарные науки. Многие еще помнят те времена, когда при обкомах КПСС существовали отделы науки и образования, которые фактически полностью контролировали научную жизнь. Однако влияние политики на науку сохраняется в любом обществе, что вытекает из сущности политики, ее направленности на организацию всей жизни общества и контроль над ней. С другой стороны, так называемые политические технологии создаются с учетом современных достижений науки, прежде всего, социальной психологии, политологии, социологии [4].

В духовной сфере общественной жизни научные идеи часто пересекаются с религиозными. В связи с развитием паранауки, эзотеризма в конце ХХ века приобретает актуальность проблема взаимоотношения науки и религии. Основные различия между этими двумя сферами духовной жизни наблюдаются в решении двух вопросов: а) религия признает существование двух реальностей — материальной и духовной, отдавая приоритет духовному. Наука признает существование только одной реальности — материальной, а духовное считает производным материального; б) основным средством получения базисного знания религия считает откровение, а наука — рациональное мышление человека. В современной религиозной философии нередко слышатся призывы не противопоставлять эти два феномена культуры. Так, представители неотомизма (Э.Жильсон, Ж.Маритен и др.) предлагают рассматривать науку и религию как два разных способа постижения мира, дополняющих друг друга [5; 6]. В мусульманской философии эта идея представлена в виде концепции двойственности истины, разработанной еще Ибн-Рушдом, согласно которой наука и религия — это два вида знания об одном и том же, но использующиеся в разных целях: науке эти знания нужны для объяснения мира, а религии — для воспитания человека [7; 8].

Несмотря на связь науки с другими сферами культуры, она обладает относительной автономностью. Самостоятельность науки проявляется в наличие своей цели, средств и методов исследования, внутренних закономерностях развития, а также в ряде отличительных свойств, которые хорошо рассмотрены в современной философии науки. В. И. Вернадский считал, что наука обладает большей самостоятельностью, независимостью от исторических условий, чем религия, искусство и философия.

Однако следует иметь в виду, что наука не есть панацея для решения всех человеческих проблем. На это обращает внимание философия постмодернизма, прежде всего, такой ее видный представитель, как Ж. Деррида [9; 10]. Не существует, например, и научно-рациональной концепции научного творчества [11; 12].

Наука как феномен культуры

Наука, является частью культуры, в качестве одной из форм специфически человеческой деятельности имеющей социальную природу. Наука по определению способ постижения бытия имеющий своей целью рациональную реконструкцию мира на основе постижения его существенных закономерностей. В широком смысле наука это построение рациональной картины мира с этой точки зрения мы можем сказать, что наука возникает уже в античности. В более узком смысле наука предполагает развитую систему методов эксперимента и наблюдения, в этом значении термин наука применим только к системе мировоззрения и познания сложившейся в Европе Нового времени.

Наука сложным образом взаимодействует с другими феноменами культуры, которые выполняют функции осмысления мира. Наука отличается от мифологии, тем, что она стремится не к объяснению мира в целом, а к формулированию законов природы допускающих эмпирическую проверку. Наука имеет целью теоретическое, в той или иной степени обобщенное знание, она оперирует понятиями, а мифология образами. В тоже время некоторые сведения, накопленные в форме мифов, иногда поддаются научному осмыслению. С другой стороны данные науки преломляясь в сознании людей могут творить своеобразную научную мифологию.

Граница между религией и наукой определяется соотношением в них разума и веры, это не означает, что в науке полностью отсутствует такая форма отношения к действительности как вера (как знания имеющего прочную субъективную основу, внутреннюю убежденность человека, но имеющего прочной объективной основы то есть достоверных доказательств исходящих из эмпирической реальности). Но религия ориентирована на область внечувственного, а наука на эмпирическую реальность, данное различие было выявлено еще в эпоху средневековья, что позволило провести границу между наукой и религией и обособить эти две области знания. Все сказанное не относится к области суеверий, которая не связанна ни с наукой, ни с религией.

Не менее сложными, чем с религией были взаимоотношения науки с философией, Существует несколько трактовок соотношения науки и философии, философия рассматривалась как методологическая база научного исследования (то есть науки заимствуют из философии общие понятия и принципы), как результат предельного обобщения эмпирических (то есть опытных) данных прикладных дисциплин, как способ интеграции частных наук в нечто единое, как основу для создания целостной картины мира. И то и другое и третье, несомненно, верно, но это не должно стирать границу, между философией и наукой, данные науки могут быть отправной точкой для создания философской концепции, наука может оперировать предельно обобщенными категориями, сформулированными философией (пространство, время и т.д.), но проблематика философии всегда принципиально иная чем у науки, наука задается вопросами о формах и способах существования явлений окружающего мира, философия о причинах и целях.

Наука отличается от идеологии (т.е. системы взглядов, в которых осознается и оценивается отношение людей к действительности и друг другу), тем что ее истины общезначимы и не зависят от интересов определенных слоев общества. В то же время наука способна порождать определенный тип идеологии, оказывая воздействие на мировосприятие больших групп населения.

Исходя из этого, можно выделить ряд характерных черт отличающих науку от других связанных с ней феноменов культуры:

Наука универсальна: с одной стороны для нее характерно стремление исследовать мир во всем его многообразии, с другой ее данные истинны для всей вселенной при тех условиях, при которых получены исследователем.

Наука фрагментарна – она изучает не бытие в целом, различные компоненты или параметры реальности, в структуре самой науки этот признак раскрывается через ее деление на особые научные дисциплины.

Наука общезначима – ее данные в равной степени достоверны для всех людей независимо от их национальной, социальной и культурной принадлежности.

Наука безлична – индивидуальные особенности ученого никак не могут отразиться на результатах научного исследования.

Наука систематична – она представляет собой определенную систему, структуру, имеющую определенную внутреннюю логику.

Наука принципиально незавершенна – в основе мировосприятия характерного для нашей культуры лежит убежденность в безграничности научного познания.

Наука преемственна – новые знания определенным образом всегда связанны с прежними. Ни одно положение не возникает в науке на пустом месте, даже если оно сформулировано как критика предшествующих теорий.

Наука критична – сомнение один из основных принципов науки Нового времени, в науке нет таких положений, даже среди самых фундаментальных, которые не могут быть подвергнуты проверке и пересмотру.

Наука достоверна – ее данные могут и должны быть проверены по определенным, сформулированным в ней правилам.

Наука внеморальна – сами по себе научные истины нейтральны в морально—этическом смысле. Нравственной оценке подлежат только те действия, которые ученый предпринимает для получения данных, или применение полученных результатов научного исследования.

Наука рациональна: она оперирует эмпирическими данными. Наука опирается на данные опыта, результаты воздействия явлений объективной действительности на наши органы чувств, непосредственно или через посредство приборов), но оперирует на основе рациональных процедур и законов логики (т.е. средствами разума наука поднимается над уровнем исследования конкретного предмета или явления и создает обобщенные понятия, концепции, теории).

Наука чувственна – проверка результатов научного исследования осуществляется эмпирически, средствами чувственного восприятия и только на этом основании признаются вполне достоверными.

ИЛИ

НАУКА КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ (М.П.Медянцева)

В структуре культуры наука занимает определенное место. Включение ее в культуру происходит не автоматически. Это сложный интегративный процесс, особенности которого зачастую ускользаютот внимания исследователей.

С одной стороны, наука испытывает воздействие социокультурных факторов, которые выступают и как условие ее развития, и как ее детерминанты. С другой, — в структуре культуры она становится ее органическим элементом и оказывает влияние на систему ценностей культуры. Это проявляется в ее стимулирующем воздействии на различные области и формы культуры. Происходит их модификация, модернизация и возникают новые направления и виды культуры. На пример, такие синтетические формы искусства как кино, цветомузыка и др. обязаны своим появлением в конечном счете науке и технике.

Вместе с тем и в рамках культуры наука сохраняет автономность и способность к реализации своих внутренних потенций. Как известно, наука ориентирована на достижение объективного знания и в тенденции стремится избежать каких-либо проявлений субъективности (эмоций, чувств, оценок, мотиваций личностного характера). Соответственно, объективность, информативность, практическая целесообразность становятся критериями научного познания.

Творческая деятельность в сфере культуры, напротив, направлена на раскрытие многообразного субъективного мира личности. Во все исторические периоды развития культуры человек во всем богатстве своих возможностей является ее объектом и целью. В отличие от науки творческая деятельность художника, философа, политика и т.п. базируется не на унифицированных, а индивидуализированных методах подхода к человеку и окружающему его миру. Это, в частности, позволяет считать критериями творческой деятельности неповторимость методов, оригинальность, уникальность оценок, стилей, используя которые можно раскрыть особенности психического и духовного мира человека.

Однако субъективность входит в науку в разнообразных формах. Прежде всего руководствуются не только логикой и методолоией научного поиска, но и мотивацией вненаучного характера. К ней, в первую очередь, относятся философско-методологические, мировоззренческие представления, политико-правовые взгляды, художественно-эстетические, религиозные, этические воззрения ученого. Образуя систему социокультурных факторов, они выступают детерминантами науки и вместе с тем именно на их основе происходит интегрирование ее в культуру. В этом плане особое значение имеет история науки, которая как раз и отражает многообразие мотиваций научной деятельности и особенности социокультурной среды, способствующей или затормаживающей научное творчество ученого. И если для науки, как информационной системы объективированного знания, безразличны вненаучные факторы научной деятельности, то для культуры они имеют непреходящее значение именно через призму истории науки.

Глубинные причины научных поисков и озарений определяются системой социокультурных факторов, формирующих духовный мир ученого. История науки, считает Вернадский, доказывает, что личность богаче открытия, каким бы выдающимся оно не было. Отсутствие должного внимания к истории науки, фактическое исключение ее из системы среднего и высшего образования приводит к искаженному представлению и о науке, и о культуре. Знание истории становления научных идей — это один из путей гуманизации образования, расширения представлений о социокультурном характере как деятельности ученых, так и науки в целом.

Читайте также  Задачи, принципы и методы планирования

Бесспорно, что практика усвоения научных знаний без опоры на историю науки обедняет нашу духовную жизнь. Однако и сама история науки как отечественной, так и зарубежной, до сих пор имеет много искажений и умолчаний. Под влиянием идеологических установок из нее исключались те факты, которые в эти идеологические схемы не укладывались. Например, не упоминается о религиозности И.Ньютона, хотя известно, что она имеет важное значение для понимания его научного творчества. Именно вера его в совершенство божественного небесного мира позволила Ньютону сформулировать свои великие и универсальные законы. Подлинная история науки, видимо, еще вдет своих исследователей.

Показателем интегрированности науки в культуру служит также возможность использования наряду с практической проверкой дополнительных (вспомогательных) критериев истинности научного знания. В их раду с возможностью согласования полученных данных с мнением авторитетных ученых, с использованием индуктивной достоверности применяется и такой критерий, как эстетический («красота теории», по выражению А.Эйнштейна). Все они выводят научное познание за рамки логико-гносеологических принципов непосредственно в сферу культуры.

В процессе интегрирования науки в культуру она, наука, обретает целостность, путем преодоления разрыва, исторически сложившегося, между естествознанием и обществоведением. Тем самым расширяются гуманистические возможности науки, поскольку естественнонаучное знание приобретает ту гуманистическую направленность, которая зачастую скрыта за фасадом беспристрастности и объективности.

Наука как часть культуры (стр. 1 из 4)

Наука как часть культуры

1. Наука среди других сфер культуры

На протяжении истории своего существования люди выработали множество способов познания и освоения окружающего мира. Среди них одно из важнейших мест занимает наука. Чтобы понять ее специфику, необходимо рассмотреть науку как часть культуры, созданной человеком, а также сравнить ее с другими сферами культуры.

Специфической особенностью человеческой жизнедеятельности является то обстоятельство, что она протекает одновременно в двух взаимосвязанных аспектах: естественно-природном и культурном. Изначально человек представляет собой живое существо, продукт природы, но чтобы существовать в ней удобно и безопасно, человек создает внутри природы искусственный мир культуры, «вторую природу». Таким образом, человек существует в природе, взаимодействует с ней как живой организм, но при этом он как бы удваивает внешний мир, вырабатывая знания о нем, создавая образы, модели, оценки, предметы обихода и т.д. Именно такая вещно-познавательная деятельность человека и составляет культурный аспект человеческого бытия.

Культура находит свое воплощение в предметных результатах деятельности, способах и методах существования человека, в различных нормах поведения и разнообразных знаниях об окружающем мире. Вся совокупность практических проявлений культуры подразделяется на две основные группы: материальные и духовные ценности. Материальные ценности образуют материальную культуру, а мир духовных ценностей, включающий в себя науку, искусство, религию, формирует мир духовной культуры.

Духовная культура охватывает духовную жизнь общества, его социальный опыт и результаты, которые предстают перед нами в виде идей, представлений, научных теорий, художественных образов, моральных и правовых норм, политических и религиозных воззрений и многих других элементов духовного мира человека.

Культура является важнейшей сущностной характеристикой человека, отличающей его от всего остального органического мира нашей планеты. С ее помощью человек не приспосабливается к окружающей среде, как, например, растения и животные, а меняет ее, преобразует мир, делая его удобным для себя. В этом проявляется важнейшая функция культуры — защитная, направленная на то, чтобы прямо или косвенно облегчить жизнь людей. Все сферы культуры так или иначе участвуют в решении этой важнейшей задачи, отражая при этом определенные личностные характеристики человека, а также его потребности и интересы.

В этом контексте неотъемлемой составной частью культуры выступает наука, определяющая многие важные стороны жизни общества и человека. У науки есть свои задачи, отличающие ее от других сфер культуры. Так, экономика является тем фундаментом, который обеспечивает всю деятельность общества, она возникает на основе способности человека к труду. Мораль регулирует отношения между людьми в обществе, что очень важно для человека, который не может жить вне общества и должен ограничивать собственную свободу во имя выживания всего коллектива, создавая моральные нормы. Религия рождается из потребности человека в утешении в тех ситуациях, которые невозможно разрешить рационально (например, смерть близких людей, болезнь, несчастная любовь и т.д.).

Задача науки — получение объективных знаний об окружающем мире, познание законов, по которым он функционирует и развивается. Обладая этим знанием, человеку намного легче преобразовывать мир. Таким образом, наука представляет собой сферу культуры, наиболее тесно связанную с задачей непосредственного преобразования мира, повышения его комфортности и удобства для человека. Именно бурный рост науки, начавшийся в Новое время, создал современную техническую цивилизацию — мир, в котором мы сегодня живем.

Не удивительно, что множество положительных сторон науки сформировали ее высокий авторитет, привели к появлению сциентизма — мировоззрения, основанного на вере в науку как в единственную спасительную силу, призванную решить все человеческие проблемы. Идеология антисциентизма, считающая науку вредной и опасной силой, ведущей к гибели человечества, не могла с ним соперничать до последнего времени, хотя и ссылалась на негативные последствия научно-технического прогресса, среди которых создание оружия массового уничтожения и экологический кризис.

Лишь к концу XX в., осмыслив как положительные, так и отрицательные стороны науки, человечество выработало более взвешенную позицию. Признавая важную роль науки в нашей жизни, тем не менее не следует соглашаться с ее претензиями на господствующее место в жизни общества. Наука сама по себе не может считаться высшей ценностью человеческой цивилизации, она — только средство в решении некоторых проблем человеческого существования. То же относится и к другим сферам культуры. Только взаимно дополняя друг друга, все сферы культуры могут выполнять свою основную функцию — обеспечивать потребности и облегчать жизнь человека, являясь связующим звеном между человеком и природой. Если же в этой взаимосвязи какой-либо одной части придается большее значение, чем другим, то это приводит к обеднению культуры в целом и нарушению ее нормального функционирования.

Таким образом, наука — это часть культуры, представляющая собой совокупность объективных знаний о бытии, процесс получения этих знаний и применения их на практике.

2. Естественно-научная и гуманитарная культуры

Культура, будучи результатом человеческой деятельности, не может существовать изолированно от мира природы, являющегося ее материальной основой. Она неразрывно связана с природой и существует внутри ее, но, имея природную основу, культура в то же время сохраняет свое социальное содержание. Такого рода двойственность привела к формированию двух типов культуры: естественно-научной и гуманитарной. Правильнее было бы назвать их двумя способами отношения к миру, а также к его познанию.

На начальной стадии человеческой истории естественно-начиная и гуманитарная культуры существовали как единое целое, поскольку человеческое познание в одинаковой степени было направлено как на изучение природы, так и на познание самого себя. Однако постепенно у них выработались свои принципы и подходы, определились цели: естественно-научная культура стремилась изучить природу и покорить ее, а гуманитарная культура ставила своей целью изучение человека и его мира.

Разделение естественно-научной и гуманитарной культур началось еще в античности, когда появились астрономия, математика, география, с одной стороны, и театр, живопись, музыка, архитектура и скульптура — с другой. В эпоху Возрождения искусство стало важнейшей частью жизни общества, и поэтому гуманитарная культура развивалась особенно интенсивно. Новое время, напротив, характеризуется исключительно бурным развитием естествознания. Этому способствовали зарождающийся капиталистический способ производства и новые производственные отношения. Успехи естественных наук в то время были настолько впечатляющи, что в обществе возникло представление об их всесильности. Необходимость все более глубокого познания окружающего мира и выдающиеся успехи естествознания в этом процессе привели к дифференциации и самих естественных наук, т.е. к появлению физики, химии, геологии, биологии и космологии.

Впервые идея о различии естественно-научного и гуманитарного знания была выдвинута в конце XIX в. немецким философом В. Дильтеем и философами Баденской школы неокантианства В. Вин-дельбандом и Г. Риккертом. Предложенные ими термины «науки о природе» и «науки о духе» достаточно быстро стали общепринятыми, а сама идея прочно утвердилась в философии. Наконец, в 60— 70-е гг. XX в. английский историк и писатель Ч. Сноу сформулировал идею альтернативы двух культур: естественно-научной и гуманитарной. Он заявил, что духовный мир интеллигенции все отчетливее раскалывается на два лагеря, в одном из них — художественная интеллигенция, в другом — ученые. По его мнению, можно сделать вывод о существовании двух культур, находящихся в постоянном конфликте друг с другом, причем взаимопонимание между представителями этих культур в силу их абсолютной чуждости невозможно.

Обстоятельное и глубокое изучение вопроса о соотношении естественно-научной и гуманитарной культур позволяет сделать вывод, что между ними действительно существуют немалые различия. Здесь обнаруживаются две крайние точки зрения. Сторонники первой из них заявляют, что именно естествознание с его точными методами исследования является тем образцом, которому должны подражать гуманитарные науки. Наиболее радикальные представители этой точки зрения — позитивисты, которые считают идеалом науки математическую физику, а основным методом построения любого научного знания — дедуктивный способ математики. Защитники противоположной позиции справедливо утверждают, что подобный взгляд не учитывает всей сложности и специфики гуманитарного знания и потому является утопическим и малопродуктивным.

Ориентируясь на деятельностную, созидательную сущность культуры, можно утверждать, что принципиальной особенностью естественно-научной культуры является то, что она «открывает» естественный мир, природу, которая представляет собой самодостаточную систему, функционирующую в соответствии со своими собственными законами. Естественно-научная культура именно поэтому акцентирует свое внимание на изучении и исследовании природных процессов и законов, ими управляющих. Она стремится к тому, чтобы как можно точнее прочитать бесконечную «книгу природы», овладеть ее силами, познать ее как объективную реальность, существующую независимо от человека.

В то же время история человеческой культуры свидетельствует и о том, что любая духовная деятельность людей протекает не только в форме естественно-научного познания, но и в форме философии, религии, искусства, социальных и гуманитарных наук. Все эти виды деятельности и составляют содержание гуманитарной культуры. Основным предметом гуманитарной культуры, таким образом, является внутренний мир человека, его личностные качества, человеческие взаимоотношения и т.д. Иными словами, важнейшей ее особенностью оказывается то, что главной проблемой для человека оказывается его собственное бытие, смысл, нормы и назначение этого бытия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: