Мифологические мотивы в сказке Лягушка-царевна - OXFORDST.RU

Мифологические мотивы в сказке Лягушка-царевна

Мифологические мотивы в сказке Лягушка-царевна (стр. 1 из 2)

Сказка — прекрасное творение искусства. Учёные по-разному толкуют сказку. Одни из них с безусловной очевидностью стремятся охарактеризовать сказочный вымысел как независимый от реальности, а другие желают понять, как в фантазии сказок преломилось отношение народных рассказчиков к окружающей действительности. Считатьли сказкой вообще любой фантастический рассказ или выделять в устной народной прозе и другие её виды — несказочную прозу? Как понимать фантастический вымысел, без которого не обходится ни одна из сказок? Вот проблемы, которые издавна волновали исследователей.

Известный сказковед Э. В. Померанцева даёт определение сказки, с которым стоит согласиться: «Народная сказка (или казка, байка, побасенка) — эпическое устное художественное произведение, преимущественно прозаическое, волшебное, авантюрного или бытового характера с установкой на вымысел. Последний признак отличает сказку от других жанров устной прозы: сказа, предания и былички, то есть от рассказов, преподносимых рассказчиком слушателям как повествование о действительно имевших место событиях, как бы маловероятны и фантастичны они не были» [4].

Наверное, самая распространённая и самая любимая в народе сказка — сказка волшебная. Она уходит корнями в далёкую старину.

Все волшебные сказки имеют общие черты. Во-первых, они схожи общностью их построения. Простейшая схема предшественницы волшебной сказки содержала в себе в качестве обязательных такие звенья:

1) как исходное — существование запрета; 2) нарушение запрета кем-либо;

3) сообразное с характером мифологических представлений следствие нарушения;

4) повествование о практиковании магии; 5) её положительный результат и возвращение героя к благополучию.

Каждая из волшебных сказок позднего времени тяготеет к структуре этих рассказов как к своей первоначальной повествовательной основе. Во-вторых, ни одна волшебная сказка не обходится без чудесного действия: в жизнь человека вмешивается то злая и губительная, то добрая и благоприятная сверхъестественная сила. Чудесный вымысел лежит в основе этого вида сказки.

Попробуем понять происхождение этого вымысла на примере русской народной сказки «Лягушка-царевна». С самого начала сказка переносит слушателя (читателя) в мир странный, непохожий на тот, который окружает человека. Повествование сразу захватывает воображение. Отец заставляет сыновей взять луки и пустить по стреле в

разные стороны: куда стрела падёт, там и взять невесту! Ни чем другим, кроме как вольной выдумкой, не может показаться этот эпизод современному читателю со взглядами, чуждыми представлениям тех времён, когда люди придавали значение этому своеобразному гаданию и твёрдо верили в судьбу, которой и вверяли себя. Но эта вера ещё сохранялась, и древний мотив удержан в сказочном повествовании.

Стрела старшего сына упала на боярский двор, стрела, пущенная средним сыном, угодила на купеческое подворье, а стрела младшего сына попала в болото, и подхватила её лягушка. Старшие братья веселы и рады, а младший брат заплакал: «Как я стану жить с лягушкой?» Поженились братья: старший — на боярышне, средний — на купеческой дочери, а младший брат — на лягушке. Обвенчали их по обряду.

Младший брат не получил никакого приданого за женой: жила лягушка на грязном и топком болоте. Напротив, старшие братья женились с выгодой. Древний мотив обездоленного сына приобрёл новый смысл в этой сказке. В художественном повествовании оказалась изменённой жизненная ситуация. От давней традиции осталась лишь память, что именно младшему брату должно быть труднее всего.

Поэтическое воображение воссоздало картину, полную живого иронического смысла, — лягушку во время венчания держат на блюде: как иначе Ивану — младшему сыну стоять рядом и вести за руку невесту-лягушку.

Горькие размышления героя о власти судьбы, давшей ему в жёны пучеглазую зелёную и холодную лягушку, переданы в сказке с наивной простотой и психологической ясностью: «Как жить? Прожить — не поле перейти, не реку перебрести!» Сказка стремится запечатлеть душевное состояние героя, она особо говорит о переживаниях человека.

Связь с могущественными силами природы делает сильным героя сказки. Ему и его супруге помогают «мамки-нянюшки», которых батюшка некогда приставил к лягушке. Сказка почти забыла о том, что именно родственная связь с миром природы делает героя и могучим, и сильным. В ней говорится о младшем сыне в семье как о человеке, который остался верен прежним этическим нормам. Он не ищет богатства и женится на простой болотной лягушке.

Рассмотрим подробнее персонажей сказки в их соотнесённости с верованиями людей и мифическими персонажами.

Заглавный герой, лягушка, является персонажем, широко представленным в мифах и легендах многих народов. В различных мифо-поэтических системах встречаются как положительные (связь с плодородием, производительной силой, возрождением), так и отрицательные (связь с хтоническим миром, мором, болезнью, смертью) функции лягушки, определённые прежде всего её связью с водой, в частности с дождём. В одних случаях лягушка, подобно черепахе, рыбе или какому-либо морскому животному, держит на своей спине мир, в других — выступает как открывательница некоторых важных космологических элементов. У алтайцев лягушка обнаруживает гору с берёзой и камнями, из которых добывается первый огонь. Иногда с лягушкой связываются водные элементы хаоса, первоначального ила (или грязи), из которых возник мир. В Бирме и Индокитае с образом лягушки нередко связывается дух, который проглатывает Луну (поэтому лягушка считается причиной затмения). В Китае, где лягушек также связывают с Луной, их называют «небесными цыплятами», так как существует поверье, что лягушки падают вместе с росой с неба. Мотив небесного происхождения лягушек позволяет рассматривать их как превращённых детей (или жену) громовержца, изгнанных на землю, в воду, в нижний мир (сравним с русской приметой «до первой грозы лягушка не квакает» и повсеместными представлениями о кваканье лягушки к дождю, об их появлении вместе с дождём и т.п.).

Связь лягушки с богом неба косвенно засвидетельствована в басне Эзопа о лягушках, выпрашивающих у громовержца царя для себя. Мотив лягушек как превращённых людей, известный также и в австралийской мифологии, не исчерпывается их связью с громовержцем; в филиппинском этиологическом мифе в лягушку превращается упавший в воду мужчина, которого жена переносила в корзине через реку; к тому же кругу представлений относятся мотив обращения в лягушку за обман, образы так называемого лягушачьего принца в германском фольклоре и, наконец, образы Царевны-лягушки в русских сказках [3].

Завершив краткий экскурс в мифы и поверья различных народов с участием лягушки перейдём к рассмотрению других персонажей. После того, как Иван нарушил определённый запрет, бросив в печь лягушачью шкуру, и получил наказание в виде отлучения от жены, он сталкивается с группой персонажей, весьма характерных для сказок, особенно волшебных, — животными (к ним относится и заглавный герой).

Детское, наивное отношение к живой природе стало основой воззрений человека на живой мир: зверь разумен, владеет речью. Сказки о животных восприняли формы вымысла из представлений и понятий первобытных людей, приписывавших животным способность думать, говорить и разумно действовать. Представления людей, приписавших зверю человеческие мысли и разумные поступки, возникли в жизненно важной борьбе за овладение силами природы.

Первым животным, которого увидел Иван-царевич после встречи со «старым старичком», давшим ему клубок, указывающий путь, был медведь. В сознании любого человека, знакомого со сказками, медведь — зверь высшего ранга. Он самый сильный лесной зверь. Когда в сказках один зверь сменяет другого, медведь находится в положении самого сильного. Такова сказка о теремке, о зверях в яме и другие сказки. Надо думать, что это положение медведя в звериной иерархии по-своему объясняется связью с теми традиционными досказочными мифологическими преданиями, в которых медведь занимал самое важное место хозяина лесных угодий. Возможно, с течением времени в медведе стали видеть воплощение государя, владыки округа.

В сказках постоянно подчёркивалась огромная сила медведя. Он давит всё, что попадает ему под ноги. Медведь и в древние времена считался особым существом, его нужно было остерегаться. Языческая вера в медведя была так крепка, что в Древней Руси в одном из канонических вопросов спрашивали: «Можно ли делать шубу из медведя?» Ответ гласил: «Да, можно». Почему именно о медведе поставлен такой вопрос? Не потому ли, что этот зверь издревле считался неприкосновенным существом? Но это, разумеется, противоречило духу новой христианской религии. Итак, ничто не мешает нам признать более чем вероятным существование у славян культа медведя. С медведем связывали представления о покровителе, близком к тотему. Но даже независимо от решения вопроса, был тотемизм у предков восточных славян или нет, учёными доказан факт существования у славянских народов мифических представлений о наделённых разумом животных. Это был мир, которого боялись и с которым не хотели ссориться: человек соблюдал разного рода обычаи и магические обряды. Это касается и других животных, повстречавшихся главному герою. Селезень, косой заяц и щука, которых Иван-царевич пожалел и не стал убивать, сослужили ему впоследсвии добрую службу. В волшебной сказке распространён мотив благодарности животного, которое становится верным другом и помощником человека. Звери принимают сторону героя, когда он проявляет великодушие, не причиняет им вреда. Позднее объяснение такого сказочного эпизода естественно: зверь воздаёт добром за добро. Иное объяснение этому давалось в древности. Почти у всех народов существовал обычай убивать тотемную птицу, зверя. Соображения неприкосновенности тотема сочетались с целесообразными мерами сохранения дичи в пору, когда она размножалась. Возможно, сказки о благодарных животных отражают эти древние промысловые обычаи.

Миф о лягушке-царевне

Реконструируется миф, который мог лежать в основе сказки о лягушке-царевне. Амбивалентность мифологического мышления приводит к тому, что в процесс реконструкции вовлекаются персонажи других мифов. Для описания приключений героя приходится привлекать психоаналитические соображения. В целом это, конечно, не научное исследование, а пародия на него.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Миф о лягушке-царевне предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Это было раньше раннего, прежде прежнего, давнее давнего, древнее древнего, когда ничего еще не было. Ни вас, мелюзги, передо мной не стояло, ни меня, старого, меж людьми не ходило, ни людей живых на земле не живало, да и самой земли никакой под небом не проплывало 1 .

Было так иль не было, а только было только небо хрустальное, и жил на нем Терун 2 , один-одинешенек. А как на небе Мокошь появилась, о том и речь. Рассказал мне это сам Терун, когда я к нему на мед зашел, ну да речь не о том, а вот о чем. Он рассказал, а я перескажу.

Скучно было Теруну одному в целом мире. Только и было у него забавы, что везарь 3 .

Бывало, метнет его — искры и гром по всему небу 4 ! Но эта забава ему быстро надоела, воевать некого, воеваться некем.

Когда-то давно жили на небе чудовища, одно другого опаснее, но — спасибо везарю! — Терун очистил от них мир 5 . И хорошо, потому что в том мире, с чудовищами, нам бы не выжить… Но тогда нас еще в помине не было…

И вот стало ему так скучно, что как-то раз встал он посередь неба, размахнулся как следует… эх, раззудись плечо, да размахнись, рука. да и запустил верный свой везарь прямо вверх! И стоит столбом, головы вверх не подымая 6 . Долго стоял. Надоело ждать, упадет везарь на голову, или мимо… Наконец, стало наверху погромыхивать, все громче и громче, засвистело там, застонало — то везарь летит! Берегись, Терун! Не сносить тебе головы! Не стал он беречься, все одно одному не небе не житье.

Читайте также  Лексико-семантические и синтаксические особенности англоязычных рекламных слоганов

Мимо пролетел везарь, в трех шагах о небо грянулся, только воздухом Теруна толкнул и жаром обдал. Отличная забава получилась… Да только, мимо-то пролетев, да о хрустальное небо грянувшись, пробил везарь небо, прошел сквозь него, как горячий нож сквозь масло, и был таков! Только дырка в небе осталась 7 .

Подошел Терун к ней, поглядел. Темно. Большая дырка. Лег он на край, голову свесил и увидел внизу маленький огонечек. Прислушался — вроде там и погромыхивает что-то, едва слышно. Значит, везарь еще падает. Огонечек светил все слабее и слабее, потом вспыхнул поярче напоследок и потух. Упал везарь на что-то, значит. И грохот спустя некоторое время прикатился оттуда. Испугался Терун: вдруг там, внизу, есть кто живой? Не зашиб ли он кого по неосторожности? А вдруг с ним сразиться можно было б.

Терун спрыгнул в дыру и тоже стал падать, только воздух в ушах засвистел. Долго падал. Темно, только небо сверху светится, а внизу ничего не видно. Наконец, показалось ему, что прошло почти что столько времени, сколько везарь падал. Тогда Терун произнес волшебное слово»минимабор» 8 и уменьшился в сорок раз 9 . Потом, на всякий случай, еще раз. Тоже в сорок раз. Тут же Терун об воздух затормозился и легко, как пушинка, опустился на что-то мягкое.

Увеличился обратно, сказав два раза другое волшебное слово»максимабор» 10 , огляделся и видит: вокруг болото лежит, средь него одинец-камень 11 торчит, под ним кусточек растет, а под кусточком странная зеленая тварюшка 12 сидит, сидит себе, улыбается.

А в передних лапках она камень-громовик с дырой в середине держит — все, что осталось от оружия 13 . Палка, видать, сгорела. Подошел Терун поближе и заговорил с ней.

— Кто ты? — спросил он. — Как тебя зовут? Почему у тебя такие большие глаза 14 ? И такой большой рот? Почему ты улыбаешься? Почему у тебя мой везарь? Не разбил ли я тут чего? И не отдашь ли ты мне его обратно, чтобы я мог вернуться с ним на небо? И, кстати, где я?

— Я лягушка-квакушка, — был ответ, — зовут меня Мокошь, а это место — Хтонь 15 . Глаза у меня большие, чтобы лучше видеть тебя, Терун, рот — чтобы шире тебе улыбнуться. Ничего ты тут, на нашем хтоническом болоте, пока не разбил. А улыбаюсь я потому, что давно ждала тебя в гости, и теперь рада-радешенька, что вижу! Везарь твой я тебе отдам, но только возьми и меня с собой на небо! Потому что если ты без меня вернешься на небо, да еще везарь с собой заберешь, у меня ничего не останется, чтобы, глядя на него, о тебе вспоминать. Тогда мое сердце разобьется, и я умру…

Смутился Терун. Он ведь бросал везарь, чтобы развлечься, а оказалось — невесту нашел!

— Возьму, конечно, — сказал Терун.

— Тогда иди к моему батюшке и посватай меня, — велела лягушка, — обойди Алатырь-камень 16 , с той стороны его и найдешь.

Обошел Терун камень и видит: стоит еще камень, поменьше, замшелый 17 и в землю вросший, а рядом два пня, старых, но не трухлявых. А на камне том — надписи загадочные:

Кто пришел лечиться, садись на вызывной пень и жди.

Кто сразу на два пня сядет, тот в болоте утонет.

В ком бес сидит, тому пусть бес и подскажет, какой из пней вызывной.

Кто будет ждать кого-нибудь, чтобы спросить, какой пень вызывной, тот пусть у советчика того и лечится…

… и еще много других 18 . Подумал Терун немного — и так неладно, и так нехорошо. Здорово придумано! Однако на ни два пня садиться, ни опасаться, ни отчаиваться, ни ногами на пень становиться ему было незачем, да и подсказок ожидать Терун не привык. Сел на какой попало пень, да и все тут. Тут же выходит из-за камня то ли еще один пень, то ли человек — старикашка корявый.

— Ты не болен, — говорит он Теруну, — и вылечить я тебя не могу. Сказывай, кто таков, откуда и зачем к нам пожаловал.

— Я болен, — не согласился Терун, — и ты можешь меня вылечить. Зовут меня Терун, живу я на небе, а пришел просить у тебя руку дочери твоей, Мокоши.

Слово за слово, разговорились они 19 . Согласился колдун хтонический отдать дочь за Теруна, но потребовал сначала сослужить ему службу 20 — убить зеркального змея одноглазого 21 у истоков бесконечного болота. А как те истоки найти, ему и самому неведомо. Пусть Мокошь, если хочет, сама подскажет — она знает.

Пошел Терун к Мокоши и говорит ей, что так, мол, и так, велел мне твой отец забрать у тебя везарь и идти воевать зеркального змея одноглазого у истоков бесконечного болота. А что это за змей, и где те истоки, сказал, ты мне подскажешь.

— Вот твой везарь, забирай, я и на новую палку его надела 22 , — молвила Мокошь. — Только знай, что если ты меня посватал только чтобы везарь свой раздобыть, а теперь обманешь меня и сбежишь, пусть тебе будет стыдно за мою безвременную молодую гибель. А как змея найти, я тебе расскажу.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Миф о лягушке-царевне предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Примечания

Традиционный зачин для мифов из серии о создании мира. Однако, что характерно для мифа, подчеркнутая древность событий не мешает некоторым из них, как потом оказывается, происходить и посейчас.

По непроверенным сведениям (кто их мне сообщил, я не помню, а он не помнил, в какой статье читал), следуя В.Н. Топорову, славянский громовержец не Перун, а именно Терун (индоевропейский Дехр или Дерх, в тюркских затем превращается в Тенгри, у скандинавов — Тогр, Тоор, Тор, у прибалтов Теркунас, который позже превращается в Перкунаса параллельно с превращением у славян Теруна в Перуна, в обоих случаях под влиянием совпадения с названием молнии). Можно дополнительно предположить, что еще до перехода Терун > Перун от него был образован глагол»тереть», как обозначение характерного действия для вызывания огня (В.В. Иванов, В.Н. Топоров. Исследования в области славянских древностей,»Наука», М., 1974, с. 94:»… белорусское поверье о Перуне, добывающем молнию трением двух жернов», с. 116 рождение огня, добываемого трением двух кусков дубового дерева, сравнивается с рождением живого существа, откуда женская ипостась Перуна). В той же (цитированной) работе, хотя славянский Бог Грозы носит имя Перун, ему ставятся в соответствие на с. 84 скандинавский Тор, на с.123 хеттский Тархун, лувийский Тархунт, литовские эпитеты Перкунаса Таршкулис и Таршкутис, на с. 149 бурятский Асан-саган-тенгери, якутский и киргизский Тэнгри, на с. 159 греческое»техно»(в частности, кузнечное дело, как имеющее непосредственное отношение к этому персонажу; кстати нельзя не привести образец выражения о»выковывании»речи на с. 162, взятый у Данте:»миглиор фаббро дель парлар матерно»), и на с. 178 даже русский Федор Тугарин (впрочем, Тугарин производится ими от имени змея, противника Теруна).

Оружие явно индоевропейского происхождения, родственное санскритской ваджре и авестийской вазаре (совр. топор). Правда, из дальнейшего выясняется, что оно имеет совершенно первобытный вид: это просто камень с просверленной дыркой, насаженный на палку, в то время как ваджра изображается в виде диска с крылышками. Но, видимо, такое изображение было придумано позднейшими иллюстраторами на основе описания действия оружия. Его метали, и при попадании оно сносило голову. Но такое действие может оказать и везарь! Скорее всего, он ближе не к преобразовавшейся в диск ваджре, а к молоту скандинавского Тора.

Явное описание грозы. Здесь Терун схож с Зевсом и Тором. Как известно, в синтетической религии, введенной на Руси непосредственно перед христианством, Сварог, Терун и Мокошь занимали в пантеоне места Одина, Тора и Фрейи. Здесь, однако, Терун, одновременно с ролью бога-громовержца, играет роль верховного бога, как Зевс. Вообще, амбивалентность мифологического сознания была настолько велика, что бог-громовержец не только мог отождествляться с другими богами пантеона, святыми, героями и пр. (см. в упомянутой работе В.В. Иванова и В.Н. Топорова: с.13 св. Илья, сухой и мокрый, с.15 Перкунс, Потримп и Патолл у прусов, с.16 исландский Тор и ведийский Индра, с.17 Ветер и Ворон Воронович, с.18 св. Илья как возничий, с.19 св. Георгий-Егорий-Юрий как воин-змееборец, с.25 Юпитер как бог четверга в античности, Вавилоне, Др. Индии и Тибете (Индра), с.26 четыре литовских Перкунаса, в соответствии с тем же четвергом, с.28 скандинавский Тор с эмблемой, на которой четыре карлика, сидящие по углам неба, и четвергом, майясский Бог Дождя (их четверо, и каждый сидит с топором и змеей на мировом древе своей стороны света) и ацтекский бог дождя Тлалок, соперник пернатого змея, а также 4 бога: молнии (с молотом), облаков, дождя и града, в китайской даосской традиции сопровождающие Яшмового владыку, с. 123 древнегреческий Керауниос (Громовержец), бог каменных орудий, и более поздний Зевс Керауниос, Всеслав и Вольга у восточных славян, с. 131 хеттский Пирва, с.142 драконоборцы Аполлон, Зевс, Геракл, с. 143 бог дождя и молнии Ваал (он же дракон), бог Мардук, сражавшийся с чудовищем Тиамат (Междуречье) и Гильгамеш (там же), с. 144 древнеегипетский Ра, с. 170 Добрыня, с. 172 Алеша Попович, с. 173 Каваль-богатыр (кузнец), с. 180 Ярила, св. Юрий-Егорий-Георгий: который также убивал дракона (с. 202), с. 210 Осирис, Таммуз, Адонис, с. 214 ведийский Пушан, с. 215 римский Марса (с. 215), бог войны с некоторыми сельскохозяйственными функциями (как и бог грозы). Марс, к тому же, связан со вторником, что опять приводит нас к Тору, кроме того, его имя похоже на бога междуречья Мардука, сравниваемого также с Перуном на с.143, заодно с Аполлоном, Зевсом и Гераклом), но и со своим противником Змеем или его заместителями, к-рых не меньше (там же, с.31 змея Шкуропея (скарабей?!), с.35 Кощей Бессмертный, с.36 в Эдде змей Нидхёгг, гложущий корни мирового ясеня, с.37 ведийский змей глубин, славянский пень (бадняк, откуда будний день как день перед праздником), почитаемый при прощании со старым годом, с.38 царь Змиулан, у к-рого лиса отнимает скот в пользу царя Огня и царицы Маланьицы-молнии (тогда уж и людоед, у которого точно так же скот отбирает кот в сапогах?), с.40 Цмок (дракон) восточных славян и литовцев, с.41 ведийский противник Индры демон Вала, заперший скот, либо дракон Вритра, заперший воду (на с.100 Вритра назван»бесплечим»(змей!) на основании текста, в котором Индра разрубил его на части), с.44 в кетском мифе Индра поражает семь порогов (препятствий для воды), они же семь Хошедэмов, сыновей носительницы злого начала, с.45 Вала > Волос > Велес, славянский скотий бог, с. 46 медведь, св. Власий, покровитель скота, с, 53 черт-волосень, отъедающий палец у прядущего в запретный для этого день перед Новым годом, с. 104 змея-скорпея на Латырь-камне или Алтарь-камне, с. 117 болгарская хала, змея, запирающая засуху, с. 118 змеи, помогающие св. Илье либо св. Георгию изгонять дракона, с. 124 те же Всеслав и Вольга у восточных славян, сравниваемые с громовержцем, и Вук-Змей Огненный у южных славян, с. 131 хеттские бородатые змеи, которых связал Пирва, с. 142 Пифон (см. Аполлон), Тифон (см. Зевс), Кикнос (см. Геракл) и ханаанский Ваал, имя которого производится от»море»и»смерть», как, впрочем, и имя сравниваемого с громоверцем Марса через

Читайте также  Денежно-кредитная система Германии

Анализ волшебной сказки «Царевна-Лягушка»
учебно-методический материал по чтению

Предоставлено для использования учителям и студентам.

Скачать:

Вложение Размер
analiz_volshebnoy_skazki.docx 14.8 КБ

Предварительный просмотр:

Анализ волшебной сказки «Царевна-Лягушка»

  1. Тип сказки: сказка является волшебной, т.к. в ней присутствуют повторные построенные элементы «Пустил брат стрелу. », «ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать.». Наличие начальной ситуации «В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь с царицею, у него было три сына — все молодые, холостые, удальцы такие, что ни в сказке сказать, ни пером написать; младшего звали Иван-царевич.». Наличие завязки, кульминации, развязки. Отлучка «Дети мои милые, возьмите себе по стрелке, натяните тугие луки и пустите в разные стороны; на чей двор стрела упадет, там и сватайтесь». Наличие испытаний «Ох, Иван-царевич! Что же ты наделал? Если б немножко ты подождал, я бы вечно была твоею; а теперь прощай! Ищи меня за тридевять земель в тридесятом царстве — у Кощея Бессмертного». Обернулась белой лебедью и улетела в окно. Иван-царевич горько заплакал, помолился богу на все на четыре стороны и пошел куда глаза глядят. Шел он близко ли, далеко ли, долго ли, коротко ли — попадается ему навстречу старый старичок. Антагонист для героя его старшие братья. Наличие волшебных помощников: мамки-няньки, чудесные говорящие звери (медведь, заяц и щука); помощник-старичок, который подарил Ивану-царевичу путеводный клубок, Баба-яга, указавшая, местонахождение Василисы Премудрой и рассказала, как победить Кощея.

Главный герой: Иван-царевич и Василиса Премудрая.

Второстепенные герои: Царь, братья, Кощей Бессмертный.

Зачин: в некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь с царицею, у него было три сына — все молодые, холостые, удальцы такие, что ни в сказке сказать, ни пером написать; младшего звали Иван-царевич.

Основная часть: отец даёт наказ сыновьям искать жён при помощи стрел; стрела Ивана-царевича достаётся лягушке.

Кульминация: Иван жёг лягушачью кожу, из-за этого Царевна-лягушка отправляется к Кощею Бессмертному.

Развязка: Иван достаёт и ломает иглу, в которой спрятана смерть Кощея.

Исход: После того они жили вместе и долго, и счастливо.

4) Художественное время и пространство сказки – смешанное

Стилистические формулы: утро вечера мудренее, как ни в сказке сказать ни пером описать.

Василиса Премудрая-трудолюбивая, заботливая, добрая, красивая, думает не только о себе, но и о других.

Иван-царевич- смелый, добрый

Устойчивые выражения: После того они жили вместе и долго, и счастливо. Вот и сказке Царевна-лягушка конец, а кто слушал — молодец! Что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать!

Устаревшие слова: Аль, Почто так кручинен стал?

6) Нравственная проблема сказки: нельзя судить о человеке по внешнему виду, надо оценивать людей по их делам, по внутренним достоинствам. Никакие плохие поступки не остаются безнаказанными, не поступай по отношению к другим так, как ты не хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Проектная работа заняла 3 место в окружном конкурсе научно — исследовательских и проектных работ «Открытие» в номинации «Кино, театр и мир искусства».

Цель: Знакомство с восточным народным творчеством, со сказкой «Аладдин и волшебная лампа».Задачи:Развивать речь детей, выразительность чтения и умение анализировать художественные произведения;У.

В статье рассматриваются истоки русской волшебной сказки. Автор полробно останавливается на методике анализа сказки на уроке в начальной школе. В качестве примеров, рассматриваются сказки .

Внеурочное занятие проведено на преддипломной практике студентом 4 курса.

В начале работы по коррекции и развитию мелкой моторики у группы обучающихся первого класса была проведена диагностика «Зоопарк». Детям предлагалось нарисовать животное, которое им нравитс.

Мотивацией для разработки анализа этого произведения для меня послужил отрывок из книги Вадима Левина “Когда маленький школьник становится большим читателем” (Москва, “Лайда”, .

Статья»Анализ художественного произведения на примере рассказа В. Осеевой «Волшебное слово»&quot.

История Царевны-лягушки

Две с половиной тысячи лет назад записал Геродот удивительные истории о скифах. Одна из них напомнила нам сюжет русской сказки. Но, чтобы утвердиться в своей догадке, пришлось отыскать ее старинный вариант.

Итак, что записал Геродот? Богатырь (историк называет его Гераклом) попадает в далекую страну, которую позже назовут Скифией, и, утомленный, засыпает. А проснувшись, обнаруживает пропажу: нет его коней. Он отправляется на поиски и приходит к пещере, где живет полуженщина-полузмея. Образ фантастический, но Геродот опирается на представления реального народа – скифов. В древности часто отдавали предпочтение небесным девам, богиням, которые являлись людям и объединяли черты матерей-прародительниц.

Геракл приглянулся деве, она согласна вернуть коней при условии, что герой возьмет ее в жены. От этого брака рождается трое сыновей: Агафирс, Гелон и Скиф. Уходя на новые подвиги, Геракл наказывает удивительной женщине дать его пояс и лук всем сыновьям поочередно: тот, кто опояшется поясом и сумеет натянуть его лук, пусть правит страной. Это удалось сделать Скифу. По его имени и назвали страну Скифией.
О богине, обитающей в пещере, и о Геракле, помогающем ей победить гигантов, рассказывает и историк античности Страбон.

И вот еще одна версия — поразительная сказка «О лягушке и богатыре». Донесли ее до довольно поздних времен русские сказочники. Опубликована она впервые в XVIII веке в сборнике десяти русских сказок. В устном варианте, дошедшем до XVIII века, еще сохранились древние скифские мотивы, в ее героине еще узнается дева-сирена, женщина-полузмея. Понятно, что многие поколения безвестных рассказчиков изменили божественные образы и реалии скифской старины, упростили их, приземлили. Превратили женщину-сирену в царевну-лягушку. Однако самые большие искажения история претерпела именно в последние два столетия. Пересказы стерли следы древности, мифилогическое повествование превратилось в детскую сказочку, местами даже глуповатую, вряд ли кто теперь готов принимать ее всерьез. Даже название ее не сохранилось. До нас дошло просто «Царевна-лягушка». Но ведь это тавтология. Слово «лугаль» было известно еще почти пять тысяч лет назад шумерам, и означает оно буквально «царь». Его варианты – «регул», «лугаль» – прописаны на картах звездного неба со времен Шумера и Вавилона.

Три «любимицы» короля (царя), родившие ему трех сыновей, героев сказки, в поздних вариантах даже не упоминаются. А ведь само начало сказки в ее старинном виде переносит читателя в особый мир. В исторически обозримые времена не найти, как правило, царей без цариц, без законных наследников. Отклонения от этой нормы – редкое исключение. Зато мифы сообщают нам об этом далеко не в виде исключения.

Геракл считается сыном Зевса, главы Олимпа. Но у Зевса как раз и были многочисленные «любимицы» и потомки от них. Сказка пришла к нам из эпохи богов. Бог богов Зевс был неоднократно женат. Иногда говорят о восьми или девяти его женах. Намного больше было у него «любимиц». Геракл рожден от смертной женщины Алкмены. Ее родная бабка Даная тоже была возлюбленной Зевса. В сказке число «любимиц» сокращено до трех – быть может, из соображений нравственных.

В поздних пересказах действие начинается со странного события. Царь созывает сыновей, велит им взять луки и выпустить в чистом поле по стреле: куда стрела попадет, там и судьба, там живет его невеста. Вот такие простаки – царь с сыновьями. А речь-то идет о сыновьях от разных «любимиц» и о царе не столько земном, сколько небесном. И тут вполне уместно испытание с помощью лука. Древний миф предлагает для этого оружия самое почетное место: выходят братья вовсе не в чистое поле, а в заповедные луга. Это луга чудес, небесные луга, и нужно самому найти там свою судьбу, если ты рожден не законной царицей, а просто «любимицей».

В Геракле воплощены черты самого Зевса, и у него, согласно Геродоту, именно три сына, и, как в сказке, они должны пройти испытание с помощью лука. Братья старшие стреляют вправо и влево, а Иван-царевич пускает стрелу прямо, и попадает она в болото. А там шалаш из тростника. В шалаше лягушка.

«Лягушка, лягушка, отдай мою стрелу!» – просит Иван-царевич в сказке, известной нам с детства. В старинном же варианте Иван-богатырь, наоборот, от стрелы своей хочет отступиться. Там лягушка требует, чтобы герой взял стрелу: «Войди в мой шалаш и возьми свою стрелу! Ежели не взойдешь, то вечно из болота не выйдешь!»

Но шалаш мал, Ивану не войти в него. Тогда лягушка перекувырнулась – и шалаш превратился в роскошную беседку. Удивился Иван и вошел. А лягушка говорит: «Знаю, что ты три дня ничего не ел». И правда: три дня бродил Иван по горам и лесам, по болоту, пока искал свою стрелу. Снова лягушка перекувырнулась, и появился стол с кушаньями и напитками. Только когда Иван отобедал, лягушка заговорила о замужестве.

В подлинной русской сказке Иван-богатырь решает в уме сложную задачу: как отказать лягушке. Он только думает. Но по законам магии лягушка читает его мысли. Значит, магия – реальность, которая хорошо была известна нашим предкам, а мы лишь сравнительно недавно научились произносить вслух слово «телепатия». Иван хочет обмануть лягушку, и она, угадав это его желание, грозит, что он не найдет пути из болота домой. «Ничего не поделаешь, – думает Иван, – нужно брать ее в жены». И только он это подумал, сбросила лягушка кожу и превратилась в «великую красавицу»: «Вот, любезный Иван-богатырь, какова я есть». Обрадовался Иван и поклялся, что возьмет лягушку за себя.

А что в пересказе осталось? Не отдала лягушка Ивану стрелу, велела в жены себя брать: «Знать, судьба твоя такая». Закручинился Иван-царевич. Вот и все переживания. И далее. Удивительная вещь: в исконной сказке царь, расстроившись от всей этой истории со стрелой и болотом, которой он сам и был зачинщиком, уговаривает Ивана бросить лягушку! А Иван просит отца позволить ему жениться. Оно и понятно. Он же знает, какова она есть на самом деле. Это в пересказе – лягушка и лягушка. Там весь смысл перечеркнут. И за сим сразу читаем: царь сыграл три свадьбы. Будто ничего странного не произошло, будто в порядке вещей богатырям на лягушках жениться. А ведь цари к женитьбе сыновей своих относились достаточно серьезно.

Вот эпизод с рубашками, которые царь заказывает сшить женам сыновей. В пересказе, помните, лягушка спать Ивана уложила, сама прыгнула на крыльцо, кожу сбросила, обернулась Василисой Премудрой, в ладоши хлопнула: «Мамки, няньки, собирайтесь. Сшейте мне к утру такую рубашку, какую видела я у моего родного батюшки». Потом царь дары сыновей принимал. Рубашку старшего сына – в черной избе носить, среднего сына – только в баню ходить. А рубашку Ивана-царевича – в праздник надевать.

В истинной сказке мамок да нянек кличут старшие снохи. И пока те им кроят и шьют, их девка-чернавка пробирается в комнаты Ивана-богатыря, чтобы подсмотреть, что будет делать с царским полотном лягушка. А лягушка изрезала все полотно на мелкие кусочки, бросила на ветер и сказала: «Буйны ветры! Разнесите лоскуточки и сшейте свекру рубашку». Царь наутро принимал подарки. Посмотрел на рубашку, которую поднес больший брат, и сказал: «Эта сорочка сшита так, как обыкновенно шьют». И у другого сына рубашка была не лучше. Вот на лягушкину рубашку царь надивиться не мог: нельзя было найти на ней ни одного шва! А шитье без швов, насколько мне известно, привилегия представителей внеземных цивилизаций! Ветры буйные шили лягушке.

Затем следует история с ковроткачеством. Из золота, серебра и шелка мамки и няньки старших невесток соткали ковры. Но те годились лишь на то, чтобы во время дождя коней покрывать или в передней комнате под ноги приезжающим постилать. А для лягушки те же ветры буйные выткали ковер такой, «каким ее батюшка окошки закрывал». Царь, на ковер этот подивившись, велел постилать его на свой стол в самые торжественные дни.

Третьим испытанием для жен стал хлеб, который им надо было испечь.

«Испекись, хлеб, чист, и рыхл, и бел, как снег!» – произнесла лягушка, опрокинув квашню с тестом в холодную печь (магическое, между прочим, заклинание!). Так в сказке. Это в пересказе лягушка ломает печь и «прямо туда, в дыру, всю квашню и опрокинула». Но разломанная печь, несмотря ни на какие магические заклинания, вряд ли сможет печь хлеб. Законы магии достаточно строги, любая деталь имеет свое значение. И едва ли сыновья царя осмелились бы подать отцу хлеб, испеченный вот так: побросали тесто в печь и грязь эту вынули. В сказке все по-другому. Там их жены, убедившись, что хлеб по «рецепту» лягушки у них не получится, спешно разводят огонь в печи и пекут обычным способом. Но времени у них в обрез, и получается хлеб неважным. Все очень просто, как в жизни. Таковы законы подлинных сказок. С одной стороны – волшебство, с другой – сама жизнь, неприкрашенная. Трижды показали молодые жены свое искусство. И каждая могла бы хоть раз показать себя. Но верх взяла лягушка.
И вот подоспело время пира. Царь в благодарность за то, что невестки старались, приглашает их во дворец. (Заметим: в пересказе просто пир. В честь чего – неизвестно.) Лягушка едет на пир в карете парадной, которую принесли ей опять-таки ветры буйные от ее батюшки. Это в пересказе поднимает она шум да гром, а что сие означает, ведомо лишь пересказчикам. Описание пира совпадает, почти адекватно. А вот когда Иван сжигает кожу лягушачью, царевна ему и говорит: «Ну, Иван-богатырь, ищи меня теперь за тридевять земель, в тридесятом царстве, в Подсолнечном государстве. И знай, что зовут меня Василиса Премудрая». Только теперь узнает Иван настоящее имя своей жены. И искать ее он должен в Подсолнечном царстве, а не у Кащея Бессмертного. Не правда ли, есть разница?

В поисках жены приходит Иван к избушке Бабы Яги. И узнает, что прилетает Василиса к Яге каждый день для отдыха. А как ляжет она отдыхать, должен Иван поймать ее за голову, и «станет она оборачиваться лягушкой, жабой, змеей и прочими гадами и напоследок превратится в стрелу». Тогда должен Иван стрелу эту переломить о колено, и вечно будет Василиса Ивану принадлежать. Не сумел Иван-царевич удержать жену: как стала она змеей, испугался и отпустил. В ту же минуту Василиса пропала. Пришлось Ивану снова отправиться в путь, к другой Бабе Яге. Та же история. В третий раз отправился Иван, долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли – пришел наконец к избушке на курьих ножках. Встретила его еще одна Яга. Рассказал он ей, чего ищет. Дала ему Баба Яга наставления да предупредила, что если и теперь отпустит Иван жену, то уж никогда ее больше не получит. Выдержал Иван испытание, не струсил. Переломил стрелу надвое. И отдалась Василиса Премудрая в полную его волю. Подарила им Яга ковер-самолет, чтобы в три дня долетели они до своего государства.

Все в финале подлинной сказки говорит о близости ее к древнему мифу: лягушка обнаруживает свое родство с летающими богинями-змеями и сиренами. Пришелица из Подсолнечного царства, «мудрая змея-царевна» или «огненный разумный дракон», которые, согласно глухим, древнейшим сведениям оккультного характера, помогли людям приобщиться к науке и искусству, наделили их мудростью.

Много ли на свете сказок, герои которых были бы тысячелетия назад изваяны из камня или отчеканены из металла? И найдены были эти изображения археологами в наши дни. Ожил древний миф, рассказанный Геродотом. Ожила и русская сказка. И оказалось, что это не просто волшебная сказка, а след древней эпохи.

—>Decadence —>

Образовательный сайт

  • Регистрация
  • Вход
  • Facebook
  • Twitter
  • YouTube

Царевна-лягушка (русская народная сказка) представляет собой волшебное сказание о мудрости и взаимопомощи.

  1. Понравилась ли вам сказка? К какому жанру сказок она относится (волшебным, бытовым, сказкам о животных)?

Сказка очень красивая. Она относится к жанру волшебных. Это можно понять по превращениям лягушки в Василису премудрую, по фантастическому миру, в котором есть Баба Яга и Кощей Бессмертный. Главными героями в сказке выступают Иван-царевич и Василиса премудрая, поэтому она не о животных.

Какие особенности народной сказки вы в ней обнаружили (присказка, зачин, концовка, повторы, постоянные эпитеты)? Приведите примеры из текста.

В русской народной сказке «Царевна лягушка» есть все особенности русских народных сказок, кроме присказки.

  • Начинается волшебная история с зачина – «В некотором царстве, в некотором государстве… Младшего звали Иван-царевич»
  • Концовка – «И стали они жить дружно, в любви и согласии»
  • Повторы – жил-был, лягушка-квакушка, подумал-подумал, спать-почивать, коротко ли, близко ли, далеко ли, шел-шел, избушка-избушка.
  • Постоянные эпитеты – утро вечера мудренее, обернулась «красной девицей», ткать да вышивать, добрый молодец, путь держишь, буйну голову.

Царевна-лягушка (русская народная сказка) читается и рассказывается очень легко, на одном дыхании.

  1. Кто главные герои? Почему сказка называется «Царевна-лягушка», хотя не одна она героиня этой сказки?

Главные герои сказки – Иван-царевич, Царевна-лягушка.

Сказка называется Царевна-лягушка, потому что Иван на протяжении половины сказки боролся за нее. Сначала Царевна-лягушка выручала Ивана-царевича, а потом он спасал ее от отца – Кощея.

Еще сказка так называется, потому что отлично передает смысл – жена царевича оборачивалась лягушкой. Если бы она называлась – Иван-царевич, смысл был бы не ясен.

  1. Как выполняют задания царя Василиса Премудрая и жёны старших царевичей? Расскажите об этом. Как царь оценивает их работу?

Жены других сыновей царя и Василиса Премудрая выполняют такие задания:

  • сначала пекут каравай;
  • затем ткут ковер;
  • напоследок танцуют.

Царь оценивает все результаты стараний жены старшего брата довольно скверно – каравай отдает псам, говорит что ее ковром только коней покрывать.

О каравае жены среднего сына он отзывается тоже не очень лестно – говорит, что такой хлеб едят только во время голодовки. Ковер ее отправляет постелить около ворот.

Про деяния же Василисы Премудрой царь отзывается очень хорошо – говорит, что ее каравай нужно подавать в честь большого праздника, а ковер стелить в царских покоях.

Когда танцует Василиса премудрая, все удивляются ее красоте и волшебству – она создает озеро и лебедей. Другие жены царевичей только смешат публику, потому что бездумно повторяют за Василисой.

Постарайтесь рассказать близко к тексту эпизод, когда царевна-лягушка приезжает на пир. Каким был пир?

«Услышали гости, как гром гремит и замок царский трясется. Перепугались все, не поймут, что происходит. Говорит им Иван-царевич: не пугайтесь, гости дорогие, это моя лягушонка в коробчонке едет.

Встали гости из-за столов и смотрят в окно. А там подъезжает карета, расписанная золотом, и из нее выходит девица невиданной красы. А сама светится, как солнце. Все не могут слова проронить, дивятся красоте ее.

Василиса берет Ивана-царевича под руки и идет с ним на пир».

Пир был веселым, громким. Жены царевичей повторяли все действия за Василисой Премудрой, поэтому потом и опозорились.

Царевна-лягушка (русская народная сказка) учит думать своей головой.

  1. Известно, что у этой сказки более 20 вариантов, значит, она совершенствовалась и недаром считается одной из лучших народных сказок. Постарайтесь найти примеры особого склада сказки. Вот один из них: описание работы царевны-лягушки — ритмичное, складное, как стихотворение:

Где кольнёт иглой раз — цветок зацветёт,
где кольнёт другой раз — хитрые узоры идут,
где кольнёт третий — птицы летят.

Пример особого склада сказки:

«Ах, Иван Царевич, да что же ты наделал? Зачем спалил мою лягушечью кожу. Теперь ищи меня за тридевять земель, в тридевятом царстве в подсолнечном государстве, у Кощея Бессмертного. Как три пары железных сапог износишь, три железных хлеба изгрызешь, только тогда отыщешь меня».

Этот отрывок показывает, что царевичу придется столкнуться с большими трудностями. Много времени пройдет, прежде чем он встретится вновь со своей женой.

Какие варианты этой сказки вам известны? Какие отличия вы в них заметили?

Существует еще вариант Аникина.

В нем Василиса премудрая оборачивается не лебедем, а кукушкой. Изменен и порядок заданий от царя. Сначала он приказывает женам своих сыновей сшить рубашку, а затем только испечь каравай. Отличается в этом варианте зачин и концовка.

Царевна-лягушка (русская народная сказка) имеет множество вариантов, но суть ее неизменна

  1. Сказка — это занимательный рассказ о необыкновенных событиях и приключениях. Какие необыкновенные события и приключения связаны с героями сказки «Царевна-лягушка»?

Необыкновенные события в сказке связаны с новыми знакомыми Ивана-царевича. Сначала он встречает говорящую лягушку, затем мудрого старика, бабу ягу, разумных лесных и морских существ.

Основное приключение выпадает на долю Ивана-царевича. Он ищет свою жену в тридевятом царстве в тысячах верст от своего дома. Много времени проходит, прежде чем он находит способ ее освободить. Ему приходится убить Кощея бессмертного.

Кто помогал Ивану-царевичу? Почему?

Ивану помогал старик, потому что он был добрым и мудрым.

Баба Яга могла помогать царевичу по разным причинам – от скуки (от лежания на печи у нее нос в потолок врос), по доброте, потому что сама боялась Кощея Бессмертного.

Медведь, заяц, селезень и щука помогали царевичу, потому что он их пощадил – не стал убивать, чтобы поесть.

За что разгневался Кощей Бессмертный на Василису Премудрую и приказал ей три года квакушкой быть?

Кощей разгневался на свою дочь, потому что она выросла хитрей-мудрей него.

  1. Почему таким долгим и трудным был путь Ивана-царевича к царевне-лягушке? Что этим хотел сказать сказитель-автор?

Путь был долгим, потому что Ивану пришлось идти в тридесятое царство, за тридевять земель. Еще он не знал точно, где находит Василиса Премудрая. Автор хотел показать этим, что своего счастья нужно добиваться долго и упорно. Как гласит русская пословица – под лежачий камень вода не течет.

Кто помогал Ивану-царевичу? Расскажите о чудесных помощниках.

Ивану царевичу помогали:

  • Старик – он дал царевичу клубок, который его вел в лес Кощея Бессмертного.
  • Баба яга – у нее Иван поел и в бане помылся, а еще узнал, как убить Кощея Бессмертного.
  • Животные – они ловили других животных, которых нужно было поймать, чтобы убить Кощея.

Царевна-лягушка (русская народная сказка) имеет глубокий смысл и интересный сюжет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: