Меценаты в России - OXFORDST.RU

Меценаты в России

История развития меценатства и благотворительности в России

13 апреля в России отмечают День мецената и благотворителя. Праздник учрежден в 2005 году, дата связана с рождением Гая Цильния Мецената, римского покровителя художников, артистов и музыкантов, помощника императора Октавиана Августа. Идея проводить праздник принадлежит директору Эрмитажа Михаилу Пиотровскому и главному редактору альманаха «Русский меценат» Аркадию Соснову. Именно в Эрмитаже находится полотно «Меценат представляет императору Августу свободные искусства» итальянского художника Джованни Баттисты Тьеполо. В этот день отмечаются заслуги меценатов и людей, занимающихся благотворительностью. Узнать об истории благотворительности и меценатства в России можно из нашей статьи.

Имя Гая Цильния Мецената стало нарицательным, меценатом называют человека, жертвующего деньги на развитие науки и искусства. Благотворительность в свою очередь включает в себя помощь более широкому кругу лиц и может быть направлена на любую общественную проблему. Во время Дня мецената и благотворителя чествуют и тех и других. Неформальное название этого праздника — День «спасибо». Он ежегодно проводится в Эрмитажном театре Санкт-Петербурга, во время праздника происходит церемония вручения почетных грамот меценатам, людям и социально ответственным компаниям, занимающимся благотворительностью.

История благотворительности и меценатства в России

Как и во многих других странах основной социально-экономической проблемой Российской империи была распространенность бедного населения. Упоминания об этом есть в исторических трудах как российских, так и зарубежных авторов. С IX по XVII века основной формой пожертвования была милостыня. Этому способствовало православие и почитание Иоанна Златоуста — одного из трёх Вселенских святителей и учителей, важной фигуры в христианстве. Житие описывает, что Иоанн приносил пожертвования неимущим, строил больницы и благотворительные учреждения. И призывал делать это других. Простота получения милостыни спровоцировало появление «профессиональных» попрошаек, что стало создавать проблемы, особенно в крупных городах. Поэтому в законах XVII века встречаются жесткие ограничения, направленные против такой деятельности, вплоть до ссылки в Сибирь.

В период правления Петра I Великого произошел переход к созданию системы пожертвований и организации специальных учреждений по оказанию социальной помощи. Эти организации имели план и правила работы. Были законодательно определены группы населения, которые могут рассчитывать на помощь: нетрудоспособные солдаты, инвалиды, незаконнорожденные дети и сироты. Будущий император предложил создать светские больницы, приюты для инвалидов и детские дома наподобие тех, которые он видел в Англии, Франции и Голландии. Учреждения были созданы, но их количества было недостаточно. Детей, инвалидов, стариков, нуждающихся в помощи, распределяли по монастырям. Раздача милостыни каралась штрафом, но делать пожертвования больницам было можно. Также был введен налог, который взимался из жалования для содержания больниц и пациентов. Далее под влиянием идей европейского просвещения произошло дальнейшее развитие благотворительности. В 1775 году Екатерина II ввела приказы общественного призрения, учреждения социальной направленности, в управлении которых находились народные школы, госпитали, приюты для больных и умалишенных, больницы и др. Отдельным лицам и ассоциациям было разрешено создавать благотворительные учреждения, финансировались они за счет пожертвований дворян. В это время начало формироваться и меценатство, так как возник интерес к светской культуре. Этот период характеризуется расцветом дворянского меценатства и связан с всем известными фамилиями: Шувалова, Строганова, Демидова, Румянцева, Шереметьева.

В XVIII–XIX веках социальные проблемы увеличивались из-за постепенной урбанизации населения. «Ведомство учреждений императрицы Марии», созданное в 1797 году, включало различные учебные и благотворительные заведения, которые получали государственные субсидии, покрывающие до 40% расходов. Учреждения принимали на попечение младенцев, детей старшего возраста, слепых, глухонемых, обеспечивали образование мальчиков и девочек, оказывали разные виды медицинской помощи. В 1802 году при участии императора Александра I создается крупнейшая благотворительная организация «Императорское человеколюбивое общество», направленная на оказание помощи нуждающимся «без различия пола, возраста и вероисповедания, при всех проявлениях их нужд от младенческого возраста до глубокой старости». Благотворительные учреждения, входящие в состав «Императорского человеколюбивого общества», финансировались в основном за счет частных пожертвований, соотношение составляло примерно одиннадцать к одному. Были введены единые законы об оказании социальной помощи.

Важным этапом теоретизации благотворительности стало издание в 1817 году «Журнала Императорского Человеколюбивого общества», где рассматривались различные вопросы и проблемы благотворительности. После отмены крепостного права в 1861 году появилось еще больше благотворительных объединений, организацией и управлением которых занималась уже не только общественная элита. Трансформация сословий и децентрализация власти привели к тому, что благотворительность взяли в свои руки органы местного самоуправления. К началу XX века в Российской империи было более 19 тысяч благотворительных организаций, обеспечивающих уход более 3 миллионов человек.

Пик меценатства в Российской империи также приходится на середину XIX — начало XX века. В это время значительный вклад вносят купцы. Они открывают музей и театры, возрождают ремесла и промыслы. Имения купцов становятся культурными центрами, куда съезжаются художники, писатели и поэты, актеры. Имена самых известных из них — Мамонтова, Морозова, Третьякова — до сих пор широко распространены. Расскажем об их деятельности более подробно.

Русское меценатство как культура владения богатством

Наряду с гениями искусства в историю вошли и их покровители – крупные предприниматели минувших столетий. На протяжении XVIII–XIX вв. меценатство в России переживало пик своего развития. Об этом культурно-социальном феномене наш сегодняшний разговор.

«Для того чтобы процветало искусство,

нужны не только художники, но и меценатство».

История термина «меценатство»

Вельможа Рима Гай Меценат, живший в I в. до н.э., был известен как покровитель одаренных поэтов. С тех пор его имя стало нарицательным.

Меценатством называют финансовую поддержку культурных и религиозных мероприятий, строительство общественных сооружений, имеющих культурно-историческую ценность. Меценаты – это состоятельные люди, которые добровольно жертвуют солидные суммы во благо культуры, искусства и в пользу нуждающихся (история знает случаи, когда люди завещали на благие цели и всё свое состояние).

Меценатство на Руси

В России о меценатстве как таковом заговорили в XVIII веке.

Российское меценатство по своему отношению к деньгам, богатству и состоятельности отличалось от западного. Для менталитета русского человека свойственно восприятие личного успеха и материального достатка как дара, данного в пользование от Бога, а не для личной наживы. Так на Руси сложилась традиция меценатства. В те времена неучастие состоятельных людей в делах благотворительности считалось дурным тоном.

Русская культура обязана меценатам строительством и открытием театров, музеев, памятников, центров культурной жизни.

Согласно христианской традиции, многие меценаты сознательно оставались в тени, не открывая своих имен. Так, Савва Морозов поставил условие – не разглашать его имя как мецената, профинансировавшего строительство Московского художественного театра.

Расцвет меценатства наступает во второй половине XIX века. Состоятельные знатоки и ценители культуры собирают коллекции редких книг, икон, полотен и других произведений искусства, которые впоследствии завещают в дар государству.

Интересно, что у каждого города был свой покровитель-меценат. Один из примеров, – художник Айвазовский, который очень много сделал для родной Феодосии.

Но самые известные меценаты, вошедшие в историю, были родом из Москвы и Санкт-Петербурга – центров крупного предпринимательства.

Знаменитые русские меценаты XVIII –XIX веков

Отличительной чертой меценатов было не только финансирование культурно-исторических проектов. Среди них встречались настоящие знатоки искусства.

Савва Мамонтов. Известный московский благотворитель родился в семье сибирского купца, который к середине XVIII века переехал с семьей в Москву. За широкую меценатскую деятельность Иван Мамонтов был внесен в список «почетных граждан города». Он профинансировал строительство одной из первых российских железных дорог – Троицкую, соединившую Москву и Сергиев Посад.

После смерти отца меценатством занялся его четвертый сын Савва, возглавивший железнодорожную компанию. Из книги К. Станиславского «Моя жизнь в искусстве»: «Это он, Мамонтов, провел железную дорогу на Север, в Архангельск и Мурман, для выхода к океану, и на юг, к Донецким угольным копям, для соединения их с угольным центром, хотя в то время, когда он начинал это важное дело, над ним смеялись и называли его аферистом и авантюристом».

Савва Мамонтов был одаренным человеком: в молодые годы играл в пьесе «Гроза», в свободное время сочинял оперы, которые звучали со сцены его домашнего театра в имении Абрамцево. Поместье Мамонтовых стало своеобразным культурным центром, где часто бывали известные художники и музыканты (Чайковский, Мусоргский, Васнецов, Поленов, Врубель, Серов и другие). С художниками Мамонтов ходил на этюды, заказывал у них дорогие работы.

Читайте также  Интерперсональная теория психиатрии Гарри Салливана

Савва Иванович учредил и спонсировал Частную русскую оперу, которая открыла Федора Шаляпина. Тогда же Мамонтов ввел новую штатную единицу в театре – театральный художник. Одним из первых на этой должности потрудился Виктор Васнецов, создавший эскизы декораций и костюмов. Затем в этом качеств е себя ярко проявил Василий Коровин, создавший декорации для оперы Мамонтова.

Савва Морозов-младший. Отец известного русского мецената не принадлежал к потомкам высшего сословия. Савва Морозов-старший числился среди крепостных. Однако благодаря невероятному трудолюбию он выкупил за огромные деньги свою «вольную» и со временем стал купцом первой гильдии.

Никольская мануфактура – это семейный бизнес Морозовых, которым впоследствии займется их сын. В юности он показал отменные способности в химии, закончив соответствующий факультет Московского университета и продолжив изучение любимой науки в Кембридже.

Бизнес его отца, которым с не меньшим успехом занимался и Морозов-младший, процветал. Морозовы считались одними из самых богатых людей Москвы.

На деньги этого крупного предпринимателя были построены больницы, приюты, культурные заведения. Также Морозов поддерживал талантливых студентов Московского университета. Он вложил огромные средства в строительство Художественного театра. Позже легендарный Константин Станиславский напишет ему: «…внесенный Вами труд мне представляется подвигом, а изящное здание, выросшее на развалинах притона, кажется сбывшимся наяву сном… Я радуюсь, что русский театр нашел своего Морозова подобно тому, как художество дождалось своего Третьякова…».

Варвара Морозова-Хлудова. Овдовев в молодые годы, большую часть прибыли от доставшейся по наследству от мужа крупнейшей в России хлопковой мануфактуры потратила на меценатство и благотворительность.

По распоряжению Морозовой при мануфактуре были построены казармы с земельными наделами для тех, кто трудился на фабрике. А также родильный приют, торговая школа для подростков, богадельня для престарелых рабочих и приют для детей-сирот. Как минимум четверть дохода Морозовой шла на дела милосердия. Варвара Алексеевна всегда четко продумывала, на что и на кого ей тратить прибыль. В своем дневнике она писала: «Деньги на благотворительность должны быть потрачены с рассуждением. Или учить малообразованных, или лечить».

Немало сил и средств она вкладывала в образование крестьян и бедняков: содержала многие школы и женские курсы в русской глубинке, открыла в Москве первую читальню для малообразованных сословий с богатой библиотекой.

Но с особой благодарностью об этой женщине до сих пор вспоминают москвичи. В столице на деньги Варвары Алексеевны в память о ее муже был построен Клинический городок на Девичьем поле. Также она курировала и финансировала строительство Института раковых заболеваний. Крупные суммы на содержание ежегодно получал от Морозовой и Московский университет.

К слову, сыновья Морозовой пошли по стопам своей сострадательной матери, став меценатами.

Перед смертью в 1917 году эта женщина еще раз удивила великосветскую Москву, отписав большую часть своего состояния… рабочим своей фабрики в благодарность за их труд. Но большевистская экспроприация не позволила осуществиться завещанию этой замечательной женщины.

Павел Михайлович Третьяков – известный меценат и коллекционер шедевров русского изобразительного искусства, основатель Третьяковской галереи.

Павел Третьяков вместе с братом Сергеем унаследовали от отца его дело – льняное производство. Вскоре они открыли в Москве магазин полотняных, бумажных и шерстяных товаров и построили костромскую прядильную фабрику – одну из самых крупных в Европе.

С пятидесятых годов позапрошлого столетия П. Третьяков начинает собирать лучшие картины русских художников. В его коллекцию попадают «Стычка с финляндскими контрабандистами» В.Г. Худякова, «Искушение» Н.Г. Шильдера. Он также приобрел полотна А.К. Саврасова, Л.Ф. Лагорио, Ф.А. Бруни, И.П. Трутнева, К. Флавицкого, Ф. Бронникова и других авторов. Но, пожалуй, самым любимым художником Третьякова был живописец Василий Перов. Павел Михайлович часто заказывал ему портреты.

В конце восьмидесятых Павел Третьяков написал завещание, где одним из пунктов было указание – завещать собранную им коллекцию государству. При жизни Третьяков построил в 1874 году знаменитую картинную галерею, которую передал вместе с собранной коллекцией в собственность Мосгордумы.

История культуры также помнит имена купцов Щукиных, В. Тредиаковского, И. Остроухова, А. Бахрушина, М. Беляева и многих других меценатов.

Феномен меценатства

По мнению ученых, исследовавших этот социально-культурный феномен, меценатами двигали различные мотивы: от эгоистических до альтруистических. Исследователи выделяют три ключевых причины, которые побуждали состоятельных людей становиться спонсорами и филантропами. Исходя из этих причин филантропов можно отнести к соответствующим группам.

«Любовь к Родине, истории, своим корням вдохновляли меценатов поддерживать русское искусство и культуру, которые в те годы достигли своего расцвета»

Первый мотив меценатства – религиозные побуждения. Для состоятельного православного человека считалось само собой разумеющимся помогать обездоленным, вдовам, сиротам, а также содействовать развитию облагораживающей культуры и искусства. Жадность и корысть богатых людей в те годы имела неприятную огласку и подлежала массовому порицанию.

Вторая причина – патриотизм и русофильство (любовь ко всему русскому, к самим русским – прим. О.Б.). Любовь к Родине, истории, своим корням вдохновляли меценатов поддерживать русское искусство и культуру, которые в те годы достигли своего расцвета.

И третья группа меценатов была движима целью получить через меценатство звания и чины, которые в те времена были доступны именно покровителям культуры. Так, один из меценатов, вносивший солидные суммы на содержание Румянцевского музея и Музея изящных искусств, получив за меценатскую деятельность два ордена, стал обладателем дворянского титула.

Исчезновение и возрождение меценатства

В начале ХХ века с приходом новой большевистской власти и разрушением частной собственности меценатство в стране Советов перестало существовать. Состоятельные люди (называемые новой властью «буржуазным классом»), лишившись своего дела и имущества, обнищали. Многие из них эмигрировали за рубеж. Отныне уже «власть Советов» занималась всеми вопросами культуры и искусства.

В конце восьмидесятых с распадом Советского Союза и признанием религиозных норм нравственности в стране вновь начали создаваться политические и социальные предпосылки для возрождения забытых традиций благотворительности и меценатства. Стали появляться крупные предприниматели, финансирующие реставрацию и возведение храмов, жертвующие значительные суммы в поддержку здравоохранения, книгоиздательства, культуры, искусства и религии. Так, в Москве работает музей частных коллекций, где каждая картина имеет указание не только на своего автора, но и дарителя, подарившего ее заведению.

Сегодняшний интерес к истокам меценатства – это не просто дань забытым традициям. Мы знаем множество примеров богатых людей, обладающих состоянием и не нашедших ему должного применения, кроме как удовлетворения собственных прихотей. Поэтому многие миллионеры и миллиардеры считали себя глубоко несчастными людьми. Некоторые из них, к сожалению, сводили счеты с жизнью.

Таким образом, о меценатстве и благотворительности можно говорить как о культуре владения богатством. Люди, сумевшие не только приумножить капиталы, но и воспринявшие свой достаток как служение обществу, Богу и ближним, обретали подлинный смысл и глубину жизни. Сегодня подобное отношение к деньгам может стать нравственным идеалом для тех, кто честным трудом добивается успеха и процветания в жизни.

5 русских меценатов

В середине XIX — начале XX века меценаты открывали музеи и театры, возрождали старинные ремесла и народные промыслы. Их имения превращались в культурные центры, куда съезжались известные художники, актеры, режиссеры, писатели. Здесь при поддержке благотворителей они создавали свои знаменитые картины, писали романы, разрабатывали проекты зданий. Вспоминаем самых щедрых меценатов, которые повлияли на развитие русской культуры.

Павел Третьяков (1832–1898)

Свою первую коллекцию купец Павел Третьяков начал собирать еще в детстве: он покупал гравюры и литографии в небольших лавках на рынке. Благотворитель организовал приют для вдов и сирот неимущих художников и поддерживал многих живописцев, покупая и заказывая у них картины. Всерьез о собственной галерее искусств меценат задумался в 20 лет, после посещения петербургского Эрмитажа. Картины «Искушение» Николая Шильдера и «Стычка с финляндскими контрабандистами» Василия Худякова положили начало собранию русской живописи Павла Третьякова.

Уже через 11 лет после приобретения первых полотен в галерее купца было более тысячи картин, почти пять сотен рисунков и десять скульптур. К 40 годам его коллекция стала настолько обширной, в том числе и благодаря собранию брата, Сергея Третьякова, что коллекционер решил построить для него отдельное здание. Тогда же он передал ее в дар родному городу — Москве. Сегодня в Третьяковской галерее находится одна из самых крупных в мире коллекций русского изобразительного искусства.

Читайте также  Значение супов в питании

Савва Мамонтов (1841–1918)

Крупный железнодорожный промышленник Савва Мамонтов всерьез увлекался искусством: он сам неплохо лепил, писал пьесы и ставил их в своем подмосковном имении, профессионально пел басом и даже дебютировал в Миланской опере. Его усадьба Абрамцево стала центром культурной жизни России в 1870–90-х годах. Здесь собирался так называемый мамонтовский кружок, куда входили известные русские художники, театральные режиссеры, музыканты, скульпторы и архитекторы.

При поддержке Саввы Мамонтова были созданы мастерские, где художники возрождали забытые традиции народных промыслов и ремесел. На свои средства меценат основал первую в России частную оперу и помог создать Музей изящных искусств (сегодня — Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина).

Савва Морозов (1862–1905)

Савва Морозов принадлежал поколению «новых» московских купцов. В отличие от отца и деда, родоначальников семейного бизнеса, молодой предприниматель получил прекрасное европейское образование и имел художественный вкус. Он дружил с людьми искусства, поддерживал их и помогал в разных, не только творческих начинаниях. Вместе с Максимом Горьким он проводил для детей с городских окраин рождественскую елку, а Антону Чехову нашел дачу в Подмосковье, когда болезнь писателя обострилась.

  • Влюбиться в Третьяковке
  • Доходные дома Москвы и Санкт-Петербурга
  • На всяк товар — свой купец: музейные коллекции российских предпринимателей

Савва Морозов был поклонником Московского художественного театра и жертвовал немалые средства на его развитие. Для театра Морозов купил особняк и обустроил его по последнему слову театральной техники: здесь впервые в России появилось осветительное оборудование. Станиславский писал, обращаясь к Морозову: «Я радуюсь, что русский театр нашел своего Морозова подобно тому, как художество дождалось своего Третьякова».

Алексей Бахрушин (1865–1929)

Купца Алексея Бахрушина называли в Москве «профессиональным благотворителем». Вместе с двумя братьями он строил церкви и больницы, школы и приюты. Бахрушин поддерживал развитие профессионального и любительского театра: он помог антрепренеру Федору Коршу создать свой театр и построил для рабочих народный дом со сценой, где любительская труппа представляла свои спектакли. Именно увлечение театром стало делом всей его жизни. Меценат собирал редкие фотографии и личные вещи артистов, старинные музыкальные инструменты, сценические костюмы — все, что было связано с историей русского театра.

Позже на основе своей коллекции купец создал в Москве Театральный музей, который существует и сегодня. Здесь по-прежнему собирают все, что связано с этим искусством. И так же как раньше, актеры, режиссеры и художники приносят в дар музею новые экспонаты.

Мария Тенишева (1858–1928)

Княгиня Мария Тенишева вела активную просветительскую деятельность. При Брянском рельсопрокатном заводе, которым руководил ее муж, она открыла ремесленные училища для детей рабочих, вечерние курсы и клуб. В своем имении в Талашкино княгиня создала бесплатную художественную студию, где молодые люди готовились к поступлению в петербургскую Академию художеств. Здесь же она открыла мастерские, где народные умельцы возрождали традиционные ремесла. Вместе с деревенскими мастерами трудились представители художественной элиты: обжигали керамику тут под руководством Михаила Врубеля, вышивали узоры для костюмов по эскизам Валентина Серова и Константина Коровина.

Мария Тенишева собирала предметы народного творчества и произведения известных мастеров. В ее коллекцию вошли национальные костюмы, украшенные смоленскими вышивальщицами, посуда, расписанная в традиционных техниках, русские музыкальные инструменты, декорированные знаменитыми художниками. Позже это собрание стало основой музея «Русская старина» в Смоленске. Сейчас оно хранится в Смоленском музее изобразительных и прикладных искусств имени Коненкова.

5 русских меценатов, повлиявших на мировую культуру

Портрет Сергея Щукина кисти Дмитрия Мельникова; «Танец» Анри Матисса

ГМИИ им А.С. Пушкина; Эрмитаж

1. Павел Третьяков (1832-1898)

Илья Репин. Портрет Павла Третьякова

Имя Павла Третьякова увековечено в названии галереи, которую он сам спроектировал и построил за свои деньги в 1881 году — конечно, это Третьяковская галерея в Москве. Собрание мецената, завещанное им столице, насчитывало более тысячи картин. Свои первые приобретения он сделал, когда ему было чуть больше 20 лет.

У Третьякова была наследственная предпринимательская жилка — он был потомственным купцом. Вместе с младшим братом Сергеем (тоже коллекционером и меценатом) они начали свое успешное дело — сначала открыли магазин, где торговали русскими и зарубежными тканями, а позже построили бумагопрядильные фабрики.

Третьяков скупал картины крупнейших русских художников — Алексея Саврасова, Ивана Айвазовского, Михаила Клодта, Василия Перова, Ильи Репина. Особое предпочтение коллекционер отдает сюжетам на русскую тематику, в том числе историческим картинам.

Василий Перов. Сельский крестный ход на Пасхе, 1861

Третьяковы активно поддерживали художников-передвижников, которые «выходили в народ», преодолевая засилие академизма. У младшего брата Сергея также была большая коллекция — картины Василия Верещагина, Александра Иванова, Ивана Крамского, Архипа Куинджи, Василия Поленова. Все они сейчас — жемчужины Третьяковской галереи.

2. Сергей Щукин (1854-1936)

Дмитрий Мельников. Портрет Сергея Щукина

ГМИИ им А.С. Пушкина

Отучившись в Германии, потомственный купец из старообрядческой московской семьи, Сергей Щукин принял руководство торгового дома своего отца «И. В. Щукин с сыновьями».

У Сергея было много братьев — и все они занимались коллекционированием — кто-то собирал русские древности, кто-то западноевропейское искусство. Среди богатых купцов конца XIX — начала XIX века такое хобби было модным.

Эдгар Дега. «Голубые танцовщицы», 1897

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Сергей часто бывал в Европе, в особенности Париже, где познакомился с импрессионизмом и стал скупать картины еще не слишком известных Поля Сезанна, Анри Матисса — и даже заказывает им картины для своего особняка. Он привозит домой первую в России картину Клода Моне «Скалы в Бель-Иль». Позже Щукин увлекается и постимпрессионизмом и покупает работы Поля Гогена, Ван Гога и раннего Пикассо. Это искусство еще не было понятно и принято обществом, но русскому предпринимателю картины просто нравились — сегодня говорят, что у него был «отличный глаз». Щукин в одном письме подбадривал Матисса: «Публика против Вас, но буду­щее за Вами».

Меценат разместил все купленные картины в своем особняке и открыл его для посетителей — это был фактически один из первых частных музеев западного современного искусства. После революции 1917 году Щукин был вынужден эмигрировать, его коллекцию национализировали большевики и разделили со временем между крупнейшими музеями — Эрмитажем в Петербурге и Пушкинским музеем в Москве.

3. Савва Мамонтов (1841-1918)

Михаил Врубель. Портрет Саввы Мамонтова. 1897

Мамонтов получил в наследство от отца железнодорожную компанию и начал самым активным образом строить российские железные дороги. Родители дали Савве блестящее образование, он знал несколько языков, с юношества увлекался театром, искусством и литературой.

В 1870 году Савва покупает имение Абрамцево недалеко от Москвы — его прельстила история: усадьба принадлежала русскому писателю Сергею Аксакову, у которого здеьс гостили Николай Гоголь и Иван Тургенев.

Савва создал в Абрамцево, как сказали бы сегодня, культурный кластер с художественными мастерскими — «Абрамцевский художественный кружок». В его усадьбу охотно приезжают русские художники Василий Поленов, Виктор Васнецов, Валентин Серов, Исаак Левитан, Михаил Врубель.

Илья Репин. Вера Алексеевна Репина на мостике в Абрамцеве, 1879

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Многие из них были еще молоды и фактически «воспитывались» в Абрамцеве — творили, делали бесконечные этюды, набивали руку, а также написали многие свои знаменитые картины. Кстати, для знаменитой «Девочки с персиками», Серову позировала племянница Саввы Мамонтова.

Валентин Серов. Девочка с персиками, 1887

Многие картины и скульптуры до сих пор выставлены в Абрамцевском музее, но большинство шедевров попало в Третьяковскую галерею, Русский музей и Театральный музей Бахрушина.

4. Иван Морозов (1871-1921)

Валентин Серов. Портрет Ивана Абрамовича Морозова на фоне натюрморта «Фрукты и бронза» Анри Матисса

Наследник одной из богатейших купеческих династий, Морозов учился в Швейцарии и сам занимался живописью. Однако художником ему стать было не суждено — отец скончался, и Ивану нужно было возвращаться на родину и заниматься делами бумагопрядильных фабрик. Морозов очень преуспел — особенно много он заработал во время Первой мировой войны, поставляя сукно для военной формы.

Читайте также  Глаз как оптическая система

Морозову в России обязаны большой коллекцией французской модернистской живописи. Он был страстным коллекционером и тратил на искусство огромные суммы. Вместе со Щукиным не пропускал ни одной крупной выставки в Европе. В итоге собрал более 250 произведений Клода Моне, Анри Матисса, Пьера Огюста Ренуара, Винсента Ван Гога, Пабло Пикассо. Кроме того, Морозов был поклонником русского пейзажа и авангардистской живописи.

Клод Моне. «Бульвар Капуцинок в Париже», 1873

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Многочисленными картинами он украшал свой московский особняк. Однако, в отличие от Щукина, не открывал коллекцию для посещения. После революции 1917 года его коллекцию также национализируют, открывают в его доме музей, а самого Морозова назначают заместителем хранителя коллекции.

После смерти Ивана часть его коллекции большевики продали на Запад, включая шедевры Поля Сезанна и Винсента Ван Гога. А основная часть была распределена между музеями Москвы и Петербурга.

5. Алексей Бахрушин (1865–1929)

Илья Гринман. Портрет Алексея Бахрушина

Театральный Музей им. А.А. Бахрушина

Еще один потомственный московский купец — Алексей Бахрушин, увлекался театром и коллекционированием вещей с ним связанным. Это костюмы, афиши, эскизы декораций и личные вещи актеров. Кроме того, он находил и покупал старинные музыкальные инструменты, а также редкие издания пьес великих русских драматургов, другие литературные реликвии. Современники даже посмеивались над объектом страсти Бахрушина, не считая его чем-то значимым.

В 1894 году коллекционер решил продемонстрировать свое собрание широкой публике — и с этого времени принято вести отсчет истории самого большого в мире театрального музея. Сейчас он носит имя своего основателя.

Александр Родченко. Эскиз костюма для пьесы «Мы»

Театральный Музей им. А.А. Бахрушина

Жемчужинами собрания стали картины театральных художников Александра Головина, Константина Коровина, сценические наброски, эскизы театральных костюмов Леона Бакста, Александра Бенуа, Александры Экстер, Натальи Гончаровой, и других художников русского авангарда.

Меценаты – купцы и промышленники

Золотой век меценатства наступил в России, когда покровителями искусств стали купцы и промышленники.

До первой половины XIX века покровительствовать искусствам было прерогативой аристократического класса. Но после отмены в 1861 году крепостного права в России стал стремительно расти новый класс — буржуазия. Класс промышленников пополняли все слои общества. Бывший крепостной мог стать купцом и «несметным богатеем», а его вчерашний владелец-помещик, который после реформы лишился кормильцев — биржевым воротилой или директором-распорядителем банка, а ушедший в отставку дворянин-офицер стать во главе завода. Сегодня их могли бы назвать «новыми русскими», но как и в наше время среди них были представители не только титульной нации, но и многих народов, населявших Российскую империю. Иностранцы, поменявшие гражданство и принявшие православие, часто пускали здесь корни и становились ярыми россиянами. Многие предприниматели, которые оставались подданным страны, где родились, продолжали до конца своих дней трудится на благо России.

После неизбежного периода накопления первоначального капитала, многие купцы и предприниматели начали щедро делиться с обществом своими состояниями. Благотворительность стала неотъемлемой частью богатых россиян. Кто-то строил школы, больницы, богадельни, приюты и конечно церкви, а кто-то стал помогать художникам, артистам и содействовать развитию искусства.

Без финансового участия Саввы Морозова не было бы построено здание Московского художественного театра, а у Москвы не было бы Бахрушинского театрального музея и Третьяковской галереи, без которой невозможно сегодня невозможно представить столицу. После смерти мыльного короля А. Брокара газеты писали, что «теперь многие художники поймут, что некому будет поддержать материально нуждающиеся таланты».

Новыми русскими меценатами двигали самые разные мотивы в их занятиями благотворительностью, но вклад в российскую культуру они внесли огромный. После 1917 года многие имена постарались предать забвению.

Самое крупное в истории России пожертвование

О богатстве и скупости потомственного купца Гаврилы Гавриловича Солодовникова в Москве ходили легенды. Говорили, что он экономит на еде и одежде, а за смехотворные чаевые банщики дали ему обидное прозвище Храппаидол.

Когда купца иронически спрашивали, что он делает со своими деньгами, он таинственно отвечал: «Вот умру — Москва узнает, кто такой был Гаврила Гаврилович Солодовников! Вся империя обо мне заговорит». После его смерти все действительно ахнули. Купец оставил после себя состояние в 20 977 700 рублей, сегодня это около двухсот миллионов долларов, и почти все эти деньги Гаврила Солодовников передал на благотворительность.

Но и при жизни скупердяй не экономил на искусстве. Он вложил средства в возведение Консерватории и собственного театра, где сейчас находится Московский театр оперетты. Строил Солодовников не только в Москве. Сохранились воспоминания Ивана Шмелева: «Много я ездил по России, бродил по глухим углам и узнавал такое, не поверишь. Ни в Питере, ни в Москве не знали. Знали на местах и не дивились: чему же удивляться — «добрый человек», и все. Иначе как же? Помню, в Глазове, Вятской губернии, среди лесов и болот… встретил дворец-гимназию. «На капиталы Солодовникова». На пустыре, во тьме, чудеснейший «дворец света», воистину свет из тьмы. И это — «тёмное царство»! Нет: это свет из сердца».

Французский москвич Анри Брокар

Сын французского парфюмера Атанаса Брокара продолжил дело отца в Москве, где его стали называть Москве стали называть Генрихом Афанасьевичем. Он так и не стал российским подданным, местных купцов сторонился, и не сумел выучить русский язык. Но бизнес Генриха Брокара в России шел хорошо и позволял ему заниматься любимым делом — создавать новые ароматы. Но парфюмерия была не единственным его увлечением. Анри Брокар был любителем всего изящного. Он не только собрал по мнению знатоков одну из лучших коллекций живописи в Европе, а также помогал начинающим художникам, которые учились благодаря его стипендиям в Академии художеств и во многих училищах живописи.

Об одном из его подопечных можно прочитать у Владимира Гиляровского: «Н. И. Струнников, сын крестьянина, пришел в город без копейки в кармане и добился своего не легко. После С. И. Грибкова он поступил в Училище живописи и начал работать по реставрации картин у известного московского парфюмера Брокара, владельца большой художественной галереи. За работу Н. И. Струнникову Брокар денег не давал, а только платил за него пятьдесят рублей в училище и содержал «на всем готовом».

После смерти промышленника его вдова Шарлотта основала в Москве общедоступную картинную галерею и музей имени Брокара, где демонстрировалась его великолепная коллекция.

Иван Сытин. Издатель и друг Чехова

Иван Дмитриевич Сытин, ставший крупнейшим российским издателем, начинал с самых низов. Сын крестьян, он был вынужден учиться в школе только до 12 лет, а потом ему пришлось идти работать. Любовь к чтению ему привил владелец книжной лавки купец Дмитрий Шарапов, у которого он бегал «в мальчиках». Скоро у него проявилась предпринимательская жилка, и Иван Сытин шаг за шагом прошел путь от мелкого торговца книгами до издателя, которого по значению его деятельности для России сравнивали с первопечатников Иваном Федоровым.

Целью Ивана Сытина было сделать книгу общедоступной, и он этого добился, причем он старался сделать издания доступными не только по цене, но и по содержанию.

В 1903 году Иван Сытин создал при своей типографии художественную школу, где ученики получали образование 5 лет на полном обеспечении. А позже он мечтал о системе образования и с помощью общества «выстроить тысячи училищных зданий, создать триста тысячную армию учащихся, оборудовать школы, снабдить их учебниками, создать библиотеки». Все его планы, осуществлённые и не осуществлённые были связаны с просвещением народа. Свои воспоминания он назвал «Жизнь для книги». Единомышленниками Ивана Сытина были Антон Чехов, Лев Толстой и Максим Горький.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: