Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время - OXFORDST.RU

Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан в Новое время

Ливия. Куда идёт страна 140 племён?

В книге дан краткий обзор истории древней и средневековой Ливии, ее завоевания Османской империей, затем – Италией. Подробно освещены разные этапы существования страны как независимого государства. Но главное внимание уделено гражданской войне, развернувшейся там с 2011 г., и роли Западной Европы в этой нескончаемой войне. Публикация рассчитана на студентов – политологов и востоковедов, а также на широкую читательскую аудиторию, интересующуюся событиями в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Оглавление

  • Введение
  • Страницы истории: от древности до Нового времени
  • Османское завоевание
  • Создание братства сенуситов
  • Итало-турецкая война 1911–1912 гг
  • Триполитанская республика
  • Триполитания и Киренаика под властью фашистов
  • Ливия в годы Второй мировой войны и в 1945–1950 гг
  • Соединенное королевство Ливия (1951–1963 гг.)
  • Королевство Ливия (1963–1969 гг.)
  • Ливийская Арабская республика (1969–1977 гг.)
  • Вывод из Ливии иностранных военных баз
  • Борьба Ливии за арабское единство
  • «Третья мировая теория» и Арабский социалистический союз
  • Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия
  • Реализация идей «Зеленой книги». Милитаризация общества

Из серии: Исламский и доисламский мир: история и политика

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ливия. Куда идёт страна 140 племён? предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Триполитания и Киренаика под властью фашистов

В этот год, отмеченный приходом к власти в Италии фашистов, ею было начато «второе завоевание» Триполитании и Киренаики. Изворотливый Идрис ас-Сенуси в декабре 1922 г. объявил себя больным и удалился в оазис Джагбуб, а затем поселился в Каире, оставив на родине своим заместителем своего же родного брата Мухаммеда Риду ас-Сенуси. Но на деле руководство сенуситами взял на себя Омар аль-Мухтар. Он родился 20 августа 1861 г. в сельце Джанзур (находится в 90 км восточнее Тобрука), откуда со временем перебрался в Джагбуб, где получил религиозное образование, в 1902 г. был избран шейхом одной из завий в Джебель аль-Ахдар [34] . Там он и возглавил партизанское сопротивление натиску итальянцев, которые при дуче Бенито Муссолини, мечтавшем возродить Римскую империю, сконцентрировали свои усилия на том, чтобы расширить владения Италии в Африке.

Для этого надо было сокрушить братство сенуситов, многие лидеры которого попали под арест или бежали, как правило, в Египет; причем губернатор Киренаики Луиджи Джованни в апреле 1923 г. объявил, что все договоры, ранее заключенные с ними Италией, она расторгает в одностороннем порядке. Об этом был уведомлен Идрис ас-Сенуси.

Как известно, итальянские власти покушались на Тунис, а в Триполитании и Киренаике стремились вытеснить местное население со всех сколько-нибудь плодородных земель и передать их итальянским поселенцам, число которых из года в год увеличивалось. К 1940 г. оно достигло примерно 100 тыс. А зону колонизации планировалось расширить до 900 тыс. га [35] . Крупные военачальники, такие как генерал Родольфо Грациани [36] , обзавелись здесь настоящими латифундиями, тогда как масса обезземеленных «туземцев» томилась в концлагерях, где сотни людей гибли от голода и болезней.

По оценке Эванса-Притчарда, бедуинское население Триполитании и Киренаики сократилось за 1911–1932 гг. вдвое или почти на 2/3, в том числе в результате эмиграции [37] . Вместе с тем большие племенные кланы итальянцы старались раздробить, подкармливая бесчисленных мелких шейхов и натравливая их друг на друга, но имели в виду — как конечную цель — вовсе извести племена.

Одновременно расширялась оккупационная зона в пустыне. Маршал Пьетро Бадальо, назначенный губернатором Триполитании и Киренаики, которые еще считались отдельными колониями, повел с ноября 1929 г. наступление на Феццан [38] . В итоге итальянские войска захватили Себху (Сабху), вышли к оазису Гат и оттуда — вплотную к границе с Чадом.

Война не утихала и в Киренаике, где обширные районы Джебель аль-Ахдар были обнесены колючей проволокой и подвергались атакам авиации [39] . Это вынудило Омара аль-Мухтара, чьи воины были вооружены разнокалиберными старыми ружьями, вступить в переговоры с Бадальо, но диалог не удался, и дело кончилось тем, что 11 сентября 1931 г. Омар аль-Мухтар, под которым в бою упала лошадь, был взят раненым в плен. Созданный ad hoc военно-полевой суд Бенгази приговорил его к смертной казни через повешение, которая была приведена в исполнение в Сулуке на глазах 20 тыс. городских нотаблей, феллахов и бедуинов, согнанных на это зрелище. Борьба ополчений сенуситов с итальянскими регулярными войсками вскоре заглохла.

Омар аль-Мухтар. Из книги:

Е.Е. Evans-Pritchard. The Sanusi of Cyrenaica

Вообразив себя с 1932 г. в «умиротворенной» стране, итальянцы смягчили свою политику в отношении местного населения. Концлагеря были закрыты, условия получения итальянского подданства — облегчены (достаточно было уметь читать и писать), чему обрадовались мелкие чиновники-мусульмане. Лица, вступавшие в ряды «чернорубашечников», получали особые привилегии. Молодых горожан, оторванных от традиционной социальной среды деревни и бедуинских кочевий, они привлекали в фашистские клубы, где пропагандировался учрежденный дуче «новый порядок». Например, в Бенгази был открыт Фашистский институт культуры. Там выступал с речами Грациани, а потом — его преемник Итало Бальбо, который разъяснял, что нет теперь племенных вождей, есть только подданные Виктора Эммануила III. Это означало, что лояльные шейхи лишались субсидий, итальянская администрация с ними больше не согласовывала свои действия. Губернатор, подчинявшийся Министерству колоний в Риме, издавал прямые указы [40] .

В 1934 г. Киренаика и Триполитания были объединены в одну колонию с центром в Триполи, которая состояла из четырех территориально-административных округов (префектур): Триполитания, Мисурата, Бенгази и Дерна. При этом племенных шейхов избирали по традиционному обычаю, но их утверждал в «должности» комиссар полиции префектуры. Вся остальная часть страны считалась «военной территорией», т. е. управлялась только высшими итальянскими военнослужащими.

Впервые появилось также общее название страны, позаимствованное из античной литературы. Набирало скорость экономическое освоение страны. Вместо караванной дороги, идущей вдоль побережья Ливии, от Туниса до Египта, было построено шоссе длиной более 1,8 тыс. км, торжественно открытое Муссолини в 1937 г. (В своей речи он изобразил себя покровителем ислама.) [41] Проводились и другие работы по благоустройству территорий. Конечно, это делалось в интересах итальянских новопоселенцев, но и местные жители выигрывали. На фоне массовой экспроприации их сельскохозяйственных угодий некоторые феллахи получали заброшенные итальянские фермы (правда, доводили их до совершенного упадка, не владея современной агротехникой). В итоге около 9 тыс. ливийцев вступили в Итальянский колониальный дивизион, который в 1936 г. принял участие во вторжении Италии в Эфиопию [42] .

Наконец, в 1939 г. после ряда административных преобразований была создана «Итальянская Ливия» как часть метрополии под управлением одного генерал-губернатора. Это — аналог «Французского Алжира», который (в отличие от протекторатов Марокко и Туниса) считался интегральной частью французской территории.

Сценарий разделения Ливии на три государства становится все реалистичнее

13 апреля 2017 2:33

Разговоры о разделении раздираемой конфликтом Ливии на три исторические области — Триполитанию на северо-западе, Киренаику на востоке и Феццан на юго-западе, ведутся еще со времен свержения Каддафи. И, если с первыми двумя, все более или менее ясно — подобное дробление уже, де факто, произошло после отказа Тобрука сотрудничать с «Правительством национального единства» Фаиза Сараджа, то полупустынные части североафриканской страны жили своей жизнью.

Разнообразные племена и кланы, крупнейшими из которых являются Туареги, Тубу и «Авлад Сулейман», оставшись без центральной власти,с переменным успехом воевали между собой (иногда даже из-за выходок ручных обезьян), заключали союзы кто- с Триполи, кто — с Тобруком, но историческая область Феццан до недавнего времени оставалась своего рода «сумеречной зоной» Ливии.

Однако итоги трехдневных переговоров между представителями нескольких десятков сахарских племен, завершившихся 1 апреля в Риме, могут серьезно изменить баланс сил в регионе. Главном итогом стало, несомненно, заключение перемирия между этнокультурными группами, гарантом которого решило вступить итальянское правительство. Интересной особенностью стал и тот факт, что ключевую роль в событии сыграл вовсе не МИД, а глава МВД, а, по слухам, и всего «силового блока», Марко Миннити.

Теперь в Риме рассчитывают, что южная граница бывшей Джамахирии будет «под замком» и канал переброски нелегальных иммигрантов из Нигера и Чада, наконец, будет перекрыт. Правда, осталось неясным, что предложили Туарегам и Тубу взамен, ведь почти половина населения Феццана живет за счет контрабанды и нелегальной транспортировки, в том числе и беженцев.

Однако данное событие может быть и первым шагом к разделению Ливии на три части. Тем более, учитывая озвученное ранее предложение главы мининдел ПНЕ Мохамеда Таха Сиала о переформатировании властных органов североафриканской страны по схеме 2+1, которая, как раз-таки и подразумевает включение в процесс представителей южной части экс-Джамахирии.Что, учитывая возможное введение должности спецпосланника президента США по Ливии и, соответственно, номинация на этот пост Себастьяна Горки (в период предвыборной кампании в предлагавшего план подобного раздела ), уже не выглядит исключительно конспирологической версией.

После свержения в 2011 году национального лидера Ливии Муаммара Каддафи некогда процветающая страна погрузилась в пучину междоусобицы и анархии. В ходе первых «свободных» выборов там установилось двоевластие — тогда признанное «международным сообществом» правительство стало контролировало Киренаику на востоке со столицей в Тобруке, в то время как исламисты, не признавшие легитимность парламента, захватили власть в Триполитании — на западе.

После создания в марте 2016 года при поддержке ООН «правительства национального единства» /ПНЕ/ во главе с Фаизом Сараджем «центров силы» в стране стало более трех, поскольку ряд городов и группировок так и не примкнули ни к одной из фракций. После долгого процесса переговоров придти к согласию ПНЕ и ППЛ так и не удалось. При этом Сарадж, де-факто, не контролирует даже столицу страны. По слухам, «законный» премьер-министр не рискует лишний раз покидать даже территорию военной базы, ставшей ему и правительству «временной» резиденцией.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Репетиция в Киренаике и Триполитании

Накануне Великой войны 1914–1918 гг. Европа и весь мир замерли в ожидании чего-то грандиозного. Нетерпеливые полководцы и флотоводцы, жаждавшие наград и славы, честолюбивые политики и алчные коммерсанты, грезившие о колониях и новых рынках сбыта, должны были рано или поздно привести свои страны к войне. Чем ближе к 1914 году, тем сильнее становились раскаты пушечного грома. Итало-турецкая война за Ливию 1911–1912 гг. стала одним из пробных шаров всемирного конфликта.

Читайте также  Истощение природных ресурсов 2

Италия и Турция в начале ХХ века

В начале ХХ века Итальянское королевство и Османская империя находились на разных полюсах. Италия стремительно завоевывала позиции на мировой арене и готовилась потягаться с мировыми державами за контроль над колониями. В 1882 году Италия вошла в Тройственный союз, что выглядело довольно странно, поскольку основным соперником в Европе у Италии была Австро-Венгрия. Земли в Тироле и Австрийском Приморье были предметом спора между этими монархиями, причем Австрия всегда не без оснований подозревала итальянское население двуединой монархии в стремлении к объединению с Италией. При этом Италия старалась сохранить хорошие отношения и со странами будущей Антанты, особенно с Великобританией, флот которой угрожал всему итальянскому побережью.

Быстрое экономическое развитие хотя и не выводило Италию в европейские лидеры, – тягаться с Германией или Великобританией было бесполезно, – но обеспечивало явное превосходство над старыми государствами вроде Османской империи, явно не успевавшей быстро меняться вслед за своими европейскими соседями.

Объединенная Италия также активно изобретала свой собственный государственный политический миф, который позволил бы оправдать внешнеполитические цели и придать смысл внутренней политике. Таким мифом стала мечта о возрождении Римской империи, пусть и в более скромных масштабах. Действительно, Италия впервые со времен римлян была объединена самими итальянцами. Это, правда, лишь одно из объяснений, которое можно предложить для изучения колониальной экспансии Италии.

Ближайшим объектом для агрессии было североафриканское побережье, принадлежавшее Турции. Алжир и Марокко разделили Испания и Франция, Египет был зоной британских интересов. Лежавшая между ними Ливия (Триполитания и Киренаика) была последним куском практически ничейной территории.

Теснимая со всех сторон Османская империя уже явно не могла обеспечить полноценный контроль над этой территорией. Кроме того, Италия рассчитывала в перспективе на Албанию и часть островов Эгейского моря. Таким образом, Средиземное море снова превращалось итальянцами в римское mare nostrum – «наше море».

Премьер-министр Джованни Джолитти и министр иностранных дел маркиз ди Сан-Джулиано, в принципе выступавшие за активное расширение итальянского влияния в Средиземноморье, в сентябре 1911 года должны были сделать нелегкий выбор. «Выступить против великой державы! – восклицал Джолитти. – Для этого нужен серьезный повод! Я не могу оправдывать войну против Османской империи, просто заявив, что националистическая партия хочет Триполитанию». Однако стремительно развивавшийся марокканский кризис с участием Франции и Германии, приведший к разделу последней неподконтрольной европейцам территории в Магрибе, показал, что промедление может стоить итальянцам очень дорого. Немцы, опекавшие дряхлеющую Османскую империю, захотели бы компенсировать свою неудачу в Агадире с помощью Триполитании.

Итальянское правительство подталкивали патриотически настроенные парламентарии. Лидер оппозиции заявил Сан-Джулиано:

«Для нашей страны этот момент настолько исторически важен, что я считаю своим долгом сделать всё, что в моих силах, чтобы побудить правительство к самым энергичным и решительным действиям. Я глубоко убежден, что если Италия не возьмет Триполи немедленно, она больше никогда его не получит, но вместо этого какая-то другая сила войдет туда очень скоро».

Политиков поддерживала и пресса. Известная газета «Коррьере делла сера» всецело встала на сторону интервенции, также заявляя – если не сейчас, то никогда. Италия должна была успеть ухватить свой кусок пирога с колониального стола.

В то же время правительство Османской империи, осознавая, что нельзя будет эффективно поддерживать свои войска в Ливии, пыталось всеми силами предотвратить войну. Как пишут турецкие историки, младотурки использовали дипломатические каналы для попытки переговоров. В телеграмме, отправленной в посольства Османской империи в Лондоне, Париже и Берлине, было заявлено, что «для достижения соглашения с Италией необходимо сделать все, что возможно или даже невозможно. Если они начнут войну с помощью десантных войск или каким-либо иным образом, мы столкнемся с угрозой ухудшения внутренней ситуации».

  • Италия
  • Африка
  • Турция

Посол Османской империи в Риме Сейфеттин-бей встретился с министром иностранных дел Италии маркизом ди Сан-Джулиано, который ясно дал понять, что Османская империя должна покинуть Триполи мирным путем, и если этого не произойдет, Италия, не колеблясь, применит военную силу.

Турки отправили в Триполи военный корабль «Дерне», сумевший проскользнуть мимо итальянской эскадры и прибывший в порт назначения 25 сентября. Это имело колоссальное значение для поддержания морального духа войск. На следующий день четыре итальянских корабля блокировали Триполи, а Рим направил послание Высокой Порте, потребовав разрешить ввод итальянских войск в Триполитанию для защиты местного итальянского населения (почти 2000 человек; еще до войны Италия пыталась утвердиться в Северной Африке с помощью экономической деятельности).

Ход войны

Местный турецкий гарнизон готовился отразить атаку противника, подготавливая пути отхода и пытаясь заручиться поддержкой местных кочевых племен. 29 сентября 1911 года Италия объявила войну Османской империи. Несмотря на явное превосходство итальянцев, дела у них складывались не так хорошо, как могло бы быть. Современник из России в 1911 году отмечал:

«Проявив большую твердость и решимость в дипломатических переговорах перед войной, выполнив с энергией и быстротой мобилизацию и высадку экспедиционного корпуса, итальянцы, после занятия Триполи и нескольких других прибрежных пунктов, приняли строго оборонительный образ действий. Больше того, они добровольно поставили себя в положение осажденного, но не в крепости, а на полевых позициях. Такая осторожность прежде всего не отвечает характеру противника, основной чертой которого является крайняя впечатлительность, благоговение перед силой и твердой властью и полное презрение ко всякому проявлению слабости и нерешительности. На турок и в особенности на арабов прежде всего надо было воздействовать эффектом победы, хотя бы по существу незначительной, но блестящей по внешности. Выиграть такую победу, по-видимому, было возможно ввиду превосходства в силах и полной растерянности турок в первые дни войны…

…Вначале турки, по-видимому, не решались открыто выступить против итальянцев, они даже не пытались противодействовать десанту и занятию города, а бросили его на произвол судьбы и отступили; но пассивность действий десантного корпуса в течение почти двух недель после высадки дала возможность туркам и арабам оправиться от впечатления неожиданности, собраться с силами и даже вступить в борьбу в роли атакующего. Инициатива действий, таким образом, перешла в руки слабого противника итальянцев – турок. Образ действий экспедиционного корпуса не может быть оправдан и желанием овладеть страной с наименьшими потерями, так как продолжительная оборона на позициях повлечет за собой не меньшие потери, чем один решительный наступательный бой. Активная тактика действий итальянцев едва ли могла бы быть признанной рискованной, так как, во-первых, на рейде у Триполи стоит могущественный флот, под прикрытием которого они всегда могли бы отступить в случае неудачи и, во-вторых, Италия всегда имеет возможность доставить в Триполи сильные подкрепления».

Группа молодых османских офицеров, среди которых был и знаменитый впоследствии Мустафа Кемаль-бей, через Египет сумела достичь Триполитании. Сопротивление началось еще до прибытия турецких офицеров, и уже были успешные нападения на итальянцев. Однако прибывшие офицеры придали большую координацию этим усилиям, немедленно начав обучать местных жителей. Действуя вместе с уже имевшимися турецкими подразделениями, посланцы из Стамбула добились больших успехов. Энвер-бей позже заявил в интервью:

«Когда я впервые приехал сюда, я нашел только 900 бойцов в пустыне. Теперь у меня есть 16 000 обученных солдат».

Армия, которую они создали, также смогла захватить у итальянцев два пулемета, 250 винтовок, два артиллерийских орудия и боеприпасы. Турецкие части также получили большую поддержку в лице племени сенуситов – сложного этно-религиозного образования, возникшего в XIX веке в качестве суфийского тариката – и их лидера Ахмеда Шарифа ас-Сенусси, который объявил «священную войну» против итальянцев. В результате успешных действий турок в декабре 1911 года у Тобрука, Бенгази и Триполи итальянцы были остановлены, им пришлось нарастить свою группировку до 100 000 человек. Однако продвинуться вглубь страны у них так и не вышло.

В начале 1912 года итальянцы нанесли удар по островам архипелага Додеканес в Эгейском море, а также обстреляли порты в Йемене. В мае и июне итальянцам сопутствовал успех, поскольку они сумели занять Родос, а также выбить турок обратно в ливийскую пустыню из прибрежной области вокруг Триполи. Однако прорваться в Дарданеллы итальянские корабли так и не смогли, не выдержав плотного огня турецких береговых батарей.

13 августа 1912 года между Турцией и Италией начались мирные переговоры, но боевые действия, тем не менее, продолжались. Начавшаяся первая Балканская война заставила Высокую Порту принять условия Италии. 18 октября 1912 года между Италией и Османской империей в Уши (Швейцария) был подписан мирный договор.

Согласно этому договору, Триполи был отдан Италии, но Турция должна была остаться покровителем мусульман в регионе. Додеканесские острова должны были быть возвращены Османской империи после окончания Балканских войн. Однако итальянцы нарушили эту статью и так не вернули острова. Этот инцидент, замечают историки, ознаменовал конец многовековой турецкой власти в Эгейском море.

В принципе, война закончилась, когда турецко-ливийское сопротивление было вполне успешным: итальянцы смогли проникнуть не более чем на 3–4 километра вглубь страны. В этих условиях Стамбулу было очень сложно объяснить своим бывшим подданным, что мир подписан, и они остаются один на один с противником. Письмо, отправленное Энвер-беем всего за несколько дней до перемирия, ясно показывает состояние духа турецких офицеров:

«Ах, Триполи! Как я уже говорил, это стало для меня делом чести. Вы знаете, что я вожу арабов против итальянцев с их женами и детьми? Я обещаю им, что, даже если султан бросит их, то я – нет. Как я могу оставить этих храбрых людей итальянцам, которые намереваются их уничтожить. Отказ от честного слова – это не что иное, как трусость, и, кроме того, великий вождь сенуситов посылает мне сообщение о том, что он всегда будет подчиняться моим приказам. Боже, что мне делать?»

Эвакуация Триполи и Бенгази началась с отсрочки в декабре 1912 года из-за плохой связи между Стамбулом и Триполи, а также из-за противодействия некоторых турецких командиров и местных ополченцев. Османские офицеры покидали Ливию, следя за тем, чтобы припасы остались там, где их могли использовать сенуситы. Остатки контингента турок покинули Триполи 15 января 1915 года.

Читайте также  Доведение до самоубийства 2

Как отмечают все историки, война 1911–1912 гг. стала временем внедрения нескольких инноваций в военном деле. Итальянские ВВС были задействованы впервые в Европе и мире против живой силы противника. 23 октября 1911 года пилот Карло Пьяцца совершил первый разведывательный полет в районе Бенгази на аэроплане «Блерио XI». Затем 1 ноября второй лейтенант Джулио Гавотти совершил первую бомбардировку с воздуха, сбросив четыре бомбы на два турецких оазиса. В марте 1912 года капитан Пьяцца совершил первую аэрофотосъемку в истории. Турки достойно ответили итальянцам, сбив несколько их самолетов, тем самым заложив основы современной ПВО.

Ливия : Триполи , Киренаика и Феццан

Положение Ливии в начале XVI в . Османское завоевание

Историко-географический термин «Ливия» в его современном значении был создан в конце XIX в. итальянскими учеными, которые позаимствовали его из античной географии. Древние называли Ливией всю Северную Африку. Итальянцы же применили это понятие для обозначения областей, расположенных между Тунисом и Египтом — Триполитании на северо-западе, Киренаики на северо-востоке и Феццана на юге. В средние века Киренаика тяготела к Египту, Триполитания была связана с Тунисом, а Феццан — пустынная область — веками существовал обособленно от побережья.

Уровень общественно-экономического развития Ливии был ниже, чем соседних Египта и Туниса. В своей основе ливийское общество было родоплеменным. Статус племени зависел от его военной силы и древности происхождения. В XVI в. Ливию населяли как свободные, так и вассальные племена. На протяжении веков основным занятием населения оставалось кочевое и полукочевое скотоводство на общинных землях и земледелие в оазисах и в прибрежной полосе. Хозяйство ливийских племен было почти полностью натуральным, а ремесло в городах было развито слабо. Узость внутреннего рынка не благоприятствовала укреплению хозяйственных связей между прибрежными городами и внутренними районами.

Местные арабские и берберские племена неизменно оказывали захватчикам сопротивление. Однако, будучи не в силах освободить Триполи от христиан, триполийцы в 1519—1520 гг. обратились за помощью к османскому султану Селиму I. Падишах, заинтересованный после захвата Египта (1517 г.) в дальнейшем укреплении турецких позиций в Северной Африке, вскоре отправил в Триполи небольшой воинский корпус во главе с Мурад-агой. В 30-х—40-х годах XVI в., когда османские притязания на власть получили поддержку в Алжире и Тунисе, Стамбул активно развернул борьбу с испанцами и за Триполи. В 1551 г. османские войска, флот и местные племена вынудили мальтийский гарнизон города к капитуляции. Вскоре турки, действуя под флагом освобождения мусульманских народов от иноземного ига, присоединили к империи всю Триполитанию и Киренаику, а позднее и Феззан.

Прямое турецкое управление , Режим деев в Триполи (1603 — 1711 гг .)

После турецкого завоевания исторические территории Ливии были объединены в наместничество (эйалет) Триполи. Неустойчивость османской власти и постоянная угроза со стороны европейских государств заставила турок спешно организовать администрацию новой провинции и разместить в ней вооруженные силы.

Уже при первом наместнике Мурад-аге (1551—1555 гг.) в Триполи появился янычарский корпус (оджак), разделенный на роты (орты) по 100 человек. Как было принято в империи, янычары рекрутировались из населения Малой Азии (Анатолии) и христиан Восточного Средиземноморья. В Триполи, как и везде, они пользовались различными льготами и привилегиями: находились на полном обеспечении османского правительства (Порты), сами избирали своих командиров, защищали свои корпоративные интересы при помощи военного совета (дивана), имели право жениться на местных женщинах, а в свободное от службы время могли заниматься ремеслами и торговлей. Янычарам была присуща смелость и решительность, однако их дисциплина оставляла желать лучшего, чему способствовала частая сменяемость командного состава — от низшего звания (дея) до высшего (аги).

Второй наместник Триполи Доргут-паша, сменивший Му-рад-агу в 1555 г., заложил основы триполийского флота как ударной военной силы эйалета. Турецкие корабли, базировавшиеся в Триполи, не только защищали ливийское побережье от европейских корсаров, но и участвовали в нападениях на приморские районы Испании и Италии совместно с флотом османской метрополии. Сам Доргут-паша — знаменитый корсар и флотоводец — при поддержке триполийского и тунисского флотов стал в середине XVI столетия подлинным властелином западной акватории Средиземного моря. Участие в морской войне приносило большие доходы как турецкой администрации Триполи, так и местной корпорации (та’ифе) корсарских капитанов, поэтому османские власти уделяли особое внимание кораблестроению, снаряжению, снабжению флота и укомплектованию его экипажей.

На первых порах установление османских порядков способствовало оздоровлению хозяйства Триполитании и Кире-наики. Прекращение войн с испанцами и стабилизация внутреннего положения в эйалете позволили местным жителям вернуться в разрушенные селения. Восстанавливались колодцы и ирригационные сооружения, стали возделываться заброшенные за годы войны поля. В середине XVI в. Триполи вернул себе статус крупного средиземноморского порта — перевалочного пункта транссахарского торгового пути и рынка работорговли.

При фактически бесконтрольном управлении эйалетом злоупотребления и произвол турецкой администрации достигли к концу XVI в. наивысших пределов. В эту эпоху сбор налогов с городов и племен, проводившийся два раза в год, неизменно превращался в грабительскую военную кампанию, сопровождавшуюся насилием, поборами, вымогательством и притеснениями. Постоянная угроза безопасности личности и имущества вновь ввергла в упадок торговлю и ремесла, а население нередко было вынуждено бросать родные места и перебираться за пределы эйалета. Местные же духовные лидеры (мурабиты), племенные вожди и всякого рода авантюристы использовали недовольство триполийцев турецкими порядками, преследуя свои политические цели и стремясь к подчинению соседних племен.

На этом общественно-политическом фоне в 1603 г. в эйалете Триполи произошел военный переворот, в результате которого к власти пришел Сафар-дей. Этот янычарский вожак отстранил присланного из Стамбула пашу и выказал открытое неповиновение Порте. Несмотря на то, что в 1614 г. турецкий флот под командованием Халиль-паши силой восстановил османский порядок в Триполи, верхушка местных янычар и в дальнейшем неоднократно узурпировала власть. В первой четверти XVII в. в эйалете Триполи, так же как в Алжире и Тунисе, установился режим деев — избираемых янычарским оджаком военных правителей.

На протяжении XVII в. отношения триполийских деев с османской метрополией были нестабильны и противоречивы. В эту эпоху Стамбул уже не имел достаточно сил для того, чтобы постоянно контролировать действия избранного янычарами дея, и все более терял власть над отдаленным североафриканским владением. Однако турки вовсе не намеревались предоставить деям Триполи свободу действий и примириться с их неограниченной властью. Такая независимость наносила ущерб целостности империи и расшатывала основы турецкого владычества на Средиземном море. Поэтому свои права на Триполи Порта периодически подтверждала посылкой к берегам эйалета военных кораблей и расправой над очередным деем. В этом случае в Триполи одновременно правили новый деи и наместник султана. Однако как только турецкий флот возвращался в Стамбул, янычарская вольница начиналась вновь, а роль наместника сводилась к представительским функциям.

За 108 лет правления деев в Триполитании сменилось 25 правителей. Несмотря на попытки некоторых из них стабилизировать положение дел (создать военные формирования из местного населения, ограничить всевластие янычар, урегулировать отношения прибрежных и глубинных областей, обеспечить безопасность торговли), этот период характеризуют главным образом смуты, мятежи, борьба жителей городов и бедуинских племен против высоких налогов, взымавшийся янычарами. XVII в. явился для Триполи эпохой междоусобиц, раздиравших свободные племена эйалета, и временем вражды между корпорацией корсарских капитанов и корпусом янычар, по очереди претендовавших на абсолютное господство в стране. Во второй половине XVII в. частая смена деев еще в большей степени ухудшила внутреннее положение. Ослабленная мятежами турецкая администрация уделяла основное внимание корсарству, которое вело к быстрому обогащению. К началу XVIII столетия деи уже не считались ни с интересами страны, ни с сюзеренитетом Османской империи. Они не проявляли никакой заботы о внутреннем положении в эйалете и были заняты в основном организацией военных действий на море и на суше. В силу этих обстоятельств в эпоху деев Триполи и Киренаика переживали экономический упадок, культурное оскудение и социальную дезориентацию.

Ливия

(на иврите לוּב , Лув), государство в Северной Африке, включающее территории исторических областей — Триполитания, Кирена (Киренаика) и Феццан (Феззан). Библия называет ливийцев ( лувим — Нахум 3:9; Дан. 11:43; II Хр. 12:3; возможно и ле хавим — Быт. 10:13) только рядом с упоминанием Египта.

Древнейший язык относился к числу афразийских. Археологические находки в Кирене и Триполитании свидетельствуют о существовании торговых связей между Эрец-Исраэль и Ливией еще до пленения вавилонского.

Первые упоминания о пребывании евреев в Ливии (Кирене) относятся ко времени Птолемеев (конец 4 в. до н. э.), селивших еврейских военных колонистов на царских землях возле важнейших городов страны (Кирена, Теучерий и других) с целью укрепления своей власти над Ливией. В 88 г. до н. э. евреи Кирены вслед за общинами Александрии и Антиохии были втянуты в конфликт с греческими общинами.

В первое столетие после присоединения Кирены к Риму (74 г. до н. э.) евреи Ливии достигли значительного материального процветания. Они были главным образом крестьянами, гончарами, каменотесами, литейщиками, а также купцами и моряками в портовых городах Береника (Бенгази), Аполлония и Птолемаида. Евреи Ливии поддерживали тесные религиозные, культурные и торговые связи с Иудеей (см. Маккавеев книги), некоторые из них участвовали в Иудейской войне I.

Хотя еврейская аристократия Ливии подвергалась усиленной эллинизации (ее представители учились в греческих гимназиях, получали права гражданства в греческих полисах), основная масса евреев имела юридический статус иностранцев, и их взаимо­отношения с греками были напряженными. Например, евреи обращались к Августу за подтверждением права жертвования в пользу Иерусалимского храма, так как этому противились греческие городские власти.

Увеличение римлянами арендной платы на землю привело к разорению многих крестьян-евреев. В 73 г. н. э. Ионатан Ткач, «пророк-пустынник», зелот, после поражения евреев в Иудейской войне I бежавший в Кирену, поднял бунт еврейской бедноты, воспользовавшись которым римский правитель Валерий Катулл казнил около трех тысяч богатых евреев и конфисковал их имущество, что вовлекло в движение зелотов значительные слои эллинизированной еврейской аристократии. В правление Веспасиана (69–79 гг. н. э.) большое число еврейских землевладельцев, в которых римские власти видели нелояльный элемент, были переселены из Кирены в районы, граничащие с пустыней.

Читайте также  Инвариантные свойства ортогонального проецирования

В 115 г. во время 2-й парфянской кампании Траяна евреи под предводительством Лукуаса (или Андреаса) подняли восстание в Кирене. Римские войска, высланные против них, были разбиты и бежали в Александрию, где произвели массовый еврейский погром. В ответ на это Лукуас подверг опустошительным набегам территорию Египта, расправляясь со всеми элементами, представлявшими опору римской власти. Для подавления восстания был направлен один из лучших римских полководцев легат Марций Турбон с большими морскими и сухопутными силами, включавшими конницу. После ряда длительных и ожесточенных сражений, потеряв двадцать тысяч убитыми, римляне подавили восстание и устроили массовое избиение евреев (в 117 г.).

С 3 в. римские источники вновь сообщают о пребывании евреев в Ливии (большей частью переселенцев из Марокко и Египта). В 6 в. еврейская община города Бориона, поддержавшая ариан-вандалов в войне с Византией, была подвергнута византийскими властями крещению насильственному. Незадолго до завоевания Ливии арабами иудаизм распространился среди берберов горного района Нефуса. Источники 11–12 вв. свидетельствуют о проживании евреев в Лебде близ портового города Хомс, в Триполи, Барке, в оазисе Гадамес и других местах. В 1159–60 гг. община подверглась гонениям со стороны Альмохадов. Сведения о евреях в Ливии за последующие четыре столетия отсутствуют.

В 1510 г. 800 еврейских семей из Триполи бежали во внутренние районы страны, спасаясь от нашествия испанцев. После завоевания Ливии Османской империей (середина 16 в.) община вновь достигла процветания, в значительной мере благодаря деятельности беженцев из Испании. Каббалист (см. Каббала) и литургический поэт Шим‘он Лави (с 1549 г. раввин Триполи) содействовал улучшению еврейского воспитания.

В 1588–89 гг. евреи Ливии подверглись гонениям со стороны повстанцев махди Яхьи бен Яхьи, выступивших против турецкой власти. Многих евреев принудили принять ислам; после подавления восстания турки разрешили им вернуться в иудаизм. Община Триполи увеличилась в 17 в. с прибытием евреев из Ливорно. В 1663 г. (или 1664 г.) в Триполи прибыл и в течение около десяти лет вел здесь саббатианскую пропаганду (см. Саббатай Цви) Михаэль Авра хам Кардозо.

Ослабление турецкой власти в Северной Африке отрицательно сказалось на положении евреев Ливии. В 1705 г. бей Туниса осадил Триполи, угрожая уничтожить все его население, но был вынужден снять осаду из-за вспыхнувшей в его армии эпидемии чумы. В честь избавления раввины Триполи установили ежегодное празднование Пурим-Шериф 24 тевета (см. Пурим. Пурим местный; Календарь). В 1784–85 гг. евреи Ливии сильно пострадали от чумы и голода, а в 1792–93 гг. подверглись притеснениям пирата Али Гурджи (по прозвищу Бургул), назначенного пашой Триполи. Через полтора года он был смещен, и в честь избавления евреи Триполи ежегодно 29 тевета праздновали Пурим-Бургул.

В городах Ливии евреи жили в особых кварталах (см. Кварталы еврейские), а в двух селах — Джебел-Гарьяне и Тигринне жилищами евреям служили пещеры (вплоть до репатриации в Израиль). Евреи Ливии были золотых и серебряных дел мастерами, кузнецами, шорниками, коробейниками (главным образом меновая торговля с бедуинами); женщины занимались ткачеством и изготовлением обуви.

Разговорным языком евреев Ливии был ливийский диалект еврейско-арабского языка. Среди раввинов Ливии известны: в Триполи — комментатор Маймонида М. Х. Ракках (1690–1768/69), галахист А. Халфон (?–1803), каббалист А. Х. Адади (1801–74); в Бенгази — Э. Лави (1783–1883). С введением в Османской империи обязательной воинской повинности (1909) еврейство Ливии оказалось втянуто в конфликт с турецкими властями из-за отказа служить в армии по религиозным причинам (нарушение заповеди субботы и т. п.).

Завоевание Ливии Италией (1911) благоприятно сказалось на положении общины. Итальянские власти принимали евреев на государственную службу. Еврейское население страны к 1931 г. достигло 24,5 тыс. человек (4% от всего населения), из них пятнадцать тысяч жили в Триполи. Однако на экономико-социальном и культурном состоянии евреев Ливии отрицательно сказалось их проживание в разных частях страны небольшими общинами, зачастую состоявшими лишь из нескольких семей. Хотя Альянс еще во времена турецкой власти открыл в Триполи школы, евреи предпочитали отдавать своих детей в итальянские школы (в Триполи и Бенгази); в маленьких городах еврейские дети учились в хедере или же вообще были лишены возможности получать какое-либо образование.

Под влиянием сионистов из Италии в Ливии зародилось сионистское движение, возглавляемое Э. Нехайси. Сионистское общество (с 1916 г.; с 1923 г. Сионистская федерация Триполитании) имело 11 (из 31) мест в руководстве общины Триполи, издавало газету «Дегел Цион» (1920–24) и основало общество Бен-Ие худа, открывшее в Триполи первую в Ливии ивритскую школу (в 1933 г. — 512 учащихся, а в 1938/39 гг. после исключения евреев из государственных школ, — 1200 учащихся) и издававшее (1931) еженедельник «Лимду иврит». С 1919 г. по 1945 г. около 450 евреев репатриировались в Эрец-Исраэль.

С 1937 г. власти фашистской Италии стали вводить в Ливии антиеврейские законы. Евреев устраняли из муниципалитетов, исключали из государственных школ, под угрозой наказания обязывали работать по субботам, в их документах ставился штемпель: «еврейская раса». В 1939 г. была запрещена деятельность сионистской организации. В марте 1941 г. итальянский губернатор Триполи ввел дискриминационные меры против евреев и закрыл все еврейские организации. Евреи Бенгази приветствовали занятие города британскими войсками (февраль 1941 г.).

Возвращение в Бенгази армий фашистских держав (февраль 1942 г.) сопровождалось разграблением еврейских магазинов: 2600 евреев были высланы в Джадо (в пустыне в 240 км южнее Триполи) на каторжные работы, где 562 человека умерли от истощения и тифа. В апреле 1942 г. были отправлены на каторжные работы все евреи Триполи в возрасте от 18 до 45 лет. Взаимо­отношения еврейского и мусульманского населения не ухудшились, в деревнях мусульмане иногда предоставляли убежище евреям. Однако в городах фашистская пропаганда уже влияла на мусульманскую молодежь. Так, в апреле 1941 г. ею был устроен еврейский погром в Бенгази.

После занятия Ливии британской армией (1943) вновь начали функционировать еврейские организации, школы. Военнослужащие Еврейской бригады проводили политическую и культурную работу среди еврейского населения. В июле 1945 г. в Триполи и других городах Ливии разразились еврейские погромы, устроенные мусульманами. Британским властям не сразу удалось прекратить беспорядки, так как арабские солдаты и полицейские присоединились к погромщикам.

Погибло до 187 евреев, было сожжено пять синагог, разграблено и уничтожено значительное еврейское имущество. 300 погромщиков были отданы под суд, двое из них приговорены к смертной казни. В июне 1948 г. произошли новые еврейские погромы в Бенгази и Триполи, однако на этот раз погромщики натолкнулись на сопротивление еврейской самообороны (с 1946 г. организована посланцами Эрец-Исраэль).

В 1945–46 гг. около 150 евреев Ливии репатриировалось в Эрец-Исраэль, а к концу 1951 г. — до тридцати тысяч, лишь около восьми тысяч остались в Ливии. В первые годы существования независимой Ливии (с января 1952 г.) евреи не подвергались преследованиям, однако власти запрещали сионистскую деятельность. В июне 1967 г., после Шестидневной войны, в Ливии вновь произошли еврейские погромы (семнадцать человек были убиты, многие арестованы), вследствие чего большинство евреев покинули страну. После свержения монархии и захвата власти полковником М. Каддафи (1 сентября 1969 г.) всех оставшихся в Ливии евреев (четыреста–пятьсот человек) поместили в концентрационный лагерь в Триполи; вскоре они были освобождены и почти все уехали из страны. К концу 1970 г. в Ливии проживало около девяноста евреев, а в 1987 г. — пять.

В 1949 г. Израиль проголосовал на Ассамблее ООН за резолюцию о предоставлении Ливии независимости. Однако это не привело к установлению нормальных отношений между двумя странами. С 1953 г. Ливия — член Арабской лиги и поддерживает все ее враждебные Израилю мероприятия, хотя лишь декларативно. В 1969 г. Ливия, как и другие нефтедобывающие арабские страны, финансировала военные приготовления Египта и Иордании.

Враждебность Ливии к Израилю резко усилилась с приходом к власти М. Каддафи. Ливия — инициатор создания так называемого фронта отказа, направленного против израильско-египетского мирного договора. Она оказывает значительную финансовую и политическую поддержку палестинским террористическим организациям (см. Государство Израиль. Израиль и арабский мир).

В феврале 1970 г. был принят закон, по которому вся собственность евреев, покинувших Ливию, объявлялась конфискованной. По принятому в июне 1970 г. новому закону евреям должны были возместить убытки через 15 лет. В 1987 г. Всемирный совет ливийских евреев потребовал от Каддафи компенсации, но не получил ответа.

В 1993 г. президент Ливии полковник М. Каддафи заявил, что готов заплатить компенсацию за конфискованное имущество. Он добавил, что если евреи, уроженцы Ливии, включая 100 тысяч израильских граждан, захотят посетить Ливию, то они будут тепло встречены в стране. Эти заявления, однако, не имели никакого практического значения.

В 1990-е гг. ливийские государственные деятели, в том числе и сам М. Каддафи, неоднократно выступали с антисемитскими и антиизраильскими заявлениями. Он утверждал, что Израиль стремится к господству на Ближнем Востоке, не только действуя военными средствами, но и подрывая арабские страны изнутри распространением наркотиков.

В 2003 г. в отношениях Ливии с мировым сообществом произошли значительные перемены. Напуганный судьбой С. Хусейна, М. Каддафи согласился выдать международному суду террористов, сотрудников ливийских спецслужб, которые в 1997 г. взорвали в воздухе самолет компании «Пан Американ». В 2003 г. он заявил о полном отказе Ливии от производства и хранения оружия массового уничтожения, включая химическое и бактериологическое. В рамках нового курса резко сократилось число антисемитских высказываний, Каддафи говорил даже о возможности восстановления дипломатических отношений с Израилем, однако практических шагов не последовало.

Летом 2004 г. в Ливии проходил чемпионат мира по шахматам. Под давлением Всемирной шахматной ассоциации глава шахматной ассоциации Ливии, сын М. Каддафи С. Каддафи был вынужден пригласить израильскую делегацию, но по соображениям безопасности она не приехала.

В 1999 г. была отреставрирована, но не открыта синагога в Триполи. В феврале 2002 г. умер последний еврей, проживавший в Ливии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: