Договор международной экспедиции - OXFORDST.RU

Договор международной экспедиции

Договор международной экспедиции

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 11 августа 2017 г. N 03-08-05/51807 О налогообложении доходов иностранных экспедиторов, привлекаемых российской организацией для осуществления доставки товаров

Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел запрос касательно порядка налогообложения доходов иностранных экспедиторов, привлекаемых российской организацией для осуществления доставки товаров, и сообщает следующее.

Пунктом 1 статьи 801 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Договором транспортной экспедиции могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза, обеспечить отправку и получение груза, а также другие обязанности, связанные с перевозкой.

Согласно пункту 1 статьи 246 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации, являются плательщиками налога па прибыль организаций.

В соответствии с пунктом 3 статьи 247 Кодекса объектом налогообложения для иностранных организаций, не имеющих постоянного представительства в Российской Федерации, признаются доходы, полученные от источников в Российской Федерации, которые определяются в соответствии со статьей 309 Кодекса.

Пунктом 1 статьи 309 Кодекса определён перечень доходов, полученных иностранной организацией, которые не связаны с ее предпринимательской деятельностью в Российской Федерации, и относятся к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации, подлежащим обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов.

В свою очередь к доходам от международной перевозки, указанной в подпункте 8 указанного перечня, доходы от оказания экспедиторских услуг не относятся.

В соответствии с пунктом 2 статьи 309 Кодекса доходы, полученные иностранной организацией от осуществления работ, оказания услуг на территории Российской Федерации, не приводящие к образованию постоянного представительства в Российской Федерации в соответствии со статьей 306 Кодекса, обложению налогом у источника выплаты не подлежат.

В связи с вышеизложенным, если иностранная организация осуществляет оказание экспедиторских услуг на территории Российской Федерации, то доходы, выплачиваемые ей в связи с оказанием таких услуг, подлежат налогообложению налогом на прибыль в случае, если они оказываются через постоянное представительство такой иностранной организации в Российской Федерации. В этом случае в соответствии со статьей 246 Кодекса иностранная организация будет являться самостоятельным плательщиком налога на прибыль в отношении доходов, связанных с осуществлением ею деятельности на территории Российской Федерации.

Соответственно, если деятельность по оказанию иностранной организацией экспедиторских услуг российской организации не приводит к образованию постоянного представительства иностранной компании на территории Российской Федерации, то, по нашему мнению, представление иностранной организацией налоговому агенту — российской организации подтверждений, предусмотренных статьей 312 Кодекса при применении положений международных договоров Российской Федерации, в указанном случае не требуется, поскольку такие доходы иностранных организаций не подлежат налогообложению налогом на прибыль в Российской Федерации в соответствии с положениями Кодекса.

В свою очередь, если иностранная организация осуществляет оказание экспедиторских услуг исключительно вне территории Российской Федерации, то доходы, полученные ею в этой связи, не могут подлежать обложению налогом на прибыль в Российской Федерации.

Считаем целесообразным отметить, что в случае, если услуги, оказываемые в рамках договора транспортной экспедиции, по своему объёму и характеру могут быть квалифицированы в рамках норм Кодекса и конкретного международного договора об избежании двойного налогообложения как «международная перевозка», то следует руководствоваться в т.ч. нормами пункта 1 статьи 309, статей 310 и 312 Кодекса.

Заместитель директора Департамента А.А. Смирнов

Обзор документа

Если иностранная организация оказывает экспедиторские услуги на территории России, то доходы, выплачиваемые ей, облагаются налогом на прибыль, если услуги оказываются через постоянное представительство такой организации. В этом случае иностранная организация будет являться самостоятельным плательщиком налога на прибыль.

Если деятельность по оказанию экспедиторских услуг не приводит к образованию постоянного представительства иностранной компании в России, то такие доходы не облагаются налогом на прибыль.

Если иностранная организация оказывает экспедиторские услуги исключительно вне территории России, то доходы, полученные ею в этой связи, не могут облагаться налогом на прибыль в нашей стране.

Взыскание по международной транспортной экспедиции: применимое право

Михаил Павлович Горонков,
судья экономического суда
Минской области

Рассмотрение требования из международной транспортной перевозки связано с необходимостью установить статус иностранного участника спора, подтвердить полномочия лица, подписавшего исковое заявление, решить вопрос о применимом праве.

Так, вышестоящие инстанции оставили в силе принятое в июле 2017 года решение суда об отказе в удовлетворении иска.

Фабула дела

Компания «А» (Венгерская Республика) (истец), ссылалась на ненадлежащее исполнение условий договора транспортной экспедиции ответчиком — ЧУП»Б» (Республика Беларусь) (заказчик), потребовала взыскать с него 10 000 евро основного долга.

Правовым основанием иска стала ст. 755 ГК. Договор транспортной экспедиции от 19.06.2014 в оригинале стороны суду не представили.

Согласно ч. 2 ст. 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если законодательство не предусматривает иного.

В силу ч. 1, 2 ст. 19 ХПК судопроизводство в суде, рассматривающем экономические дела, осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, обязаны обосновать свои требования и возражения.

Исходя из абз. 4 ч. 1 ст. 191 ХПК, при принятии решения суд определяет, на основании каких законов или иных нормативных правовых актов должен разрешаться спор.

В ходе судебного разбирательства суд принял к сведению заявление ответчика, согласно которому оттиск печати и подпись представителя заказчика (ответчика) на договоре были ксерокопией. В частности, они одинаково размещались на всех без исключения документах, поступивших от ответчика. Ответчик утверждал, что эти документы не подписывал.

В то же время банк, который обслуживал ответчика, представил суду копии договора транспортной экспедиции и сопровождавших его исполнение документов. Из них 10 копий актов выполненных работ не были подписаны заказчиком (ответчиком).

Суд принял к сведению пояснения истца, что данные документы в банк мог представить только сам ответчик, поскольку он должен был сформировать паспорт сделки.

Имелись различия в оформлении копии договора транспортной экспедиции, которой располагал истец, и копии, представленной банком. Суд не нашел отличий в содержании копий и в связи с этим отклонил заявление ответчика о подложности представленных в материалах дела письменных доказательств заключения договора.

Как следовало из договора, стороны договорились в случае разногласий передавать споры по выбору истца в экономический суд г. Минска либо в экономический суд по месту нахождения ответчика.

Местонахождение ответчика в Минской области подтверждала выписка из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Поэтому суд признал свою компетенцию на рассмотрение дела.

Последняя заявка, которой располагал истец, датировалась 03.10.2014, перевозка имела место 10.11.2014. Исходя из условий договора транспортной экспедиции обязательство по оплате возникло в ноябре 2014 года. После выполнения указанных в заказе услуг экспедитор должен был направить клиенту акт выполненных работ в двух экземплярах. Один из них клиент обязан был вернуть экспедитору, заверив печатью и подписью уполномоченного лица. Невозврат акта и непредоставление возражений по нему в письменном виде в течение 30 календарных дней считалось подписанием акта без возражений.

Истец утверждал, что акты направил, в подтверждение представил почтовые документы. Ответчик получение актов отрицал.

Как усматривалось из договора, клиент обязался своевременно оплачивать оказанные услуги и все согласованные и подтвержденные дополнительные расходы, в том числе штрафы за сверхнормативный простой.

Протокол сверки расчетов от 02.02.2015 на сумму 77 160 евро заказчик не подписал. Суду истец представил скан-копию электронного письма без номера и даты, но с оттиском печати и подписью директора заказчика. В письме заказчик обещал выплачивать с марта 2015 года ежемесячно в счет погашения долга по 1500 евро. Утверждал, что в случае благополучного завершения судебного дела погасит долг досрочно.

Представитель ответчика факт отправки данного письма отрицал. Кроме того, он подал заявление о применении исковой давности.

Договор транспортной экспедиции определял, что в случае возникновения не урегулированных им вопросов стороны должны руководствоваться условиями Конвенции ООН о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) (заключена в г. Женеве 19.05.1956), Таможенной конвенции ООН о международной перевозке грузов с применением книжки МДП (заключена в г. Женеве 14.11.1975), Европейского соглашения о международной дорожной перевозке опасных грузов (ДОПОГ) (заключено в г. Женеве 30.09.1957), а также иными нормативными документами и актами, регламентирующими автомобильные перевозки. В остальном указания на применимое право договор не содержал.

Позиция суда

Оценив в соответствии со ст. 108 ХПК представленные сторонами доказательства и пояснения, суд постановил следующее.

Руководствуясь ч. 3 ст. 81 ХПК, суд признал полномочия представителей сторон и допустил их к участию в деле. При этом констатировал, что исковое заявление подписало уполномоченное лицо. Полномочия подтвердила Служба электронной регистрации фирм и обработки информации Министерства юстиции Венгерской Республики.

Суд также признал договор транспортной экспедиции заключенным, а его содержание достоверно установленным.

Согласно подп. 7 п. 1 ст. 1125 ГК при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяется право страны, где имеет основное место деятельности экспедитор по договору транспортной экспедиции. Основным местом деятельности экспедитора в споре была Венгерская Республика.

Суд отказал в удовлетворении иска полностью. В силу ч. 5 ст. 26 ХПК по требованиям, связанным с предпринимательской деятельностью, суд, рассматривающий экономические дела, вправе возложить на стороны обязанность доказать существование и содержание норм иностранного права и (или) обычаев. Такую обязанность суд возложил на истца, предоставив достаточное время для ее выполнения.

Сведения о содержании венгерского законодательства истец в допустимой форме не представил. Наличие в венгерском праве пятилетнего срока исковой давности документально не подтвердил. При этом суд счел, что вышеназванные международные договоры в любом случае подлежали приоритетному применению по сравнению с правом Венгерской Республики. Стороны прямо и без каких-либо изъятий указали на их применение в договоре транспортной экспедиции.

Читайте также  Идеал общественного деятеля в поэзии Некрасова

Кроме того, исходя из заявок, представленных истцом, заказчик не требовал от исполнителя выполнения услуг, не относящихся непосредственно к перевозке. Счета выставлялись исключительно за перевозку.

Ссылки истца на научно-практические публикации, опубликованные в Республике Беларусь, суд признал не относящимися к предмету доказывания по делу.

При этом суд учел, что согласно ч. 1 ст. 26 ХПК в случае применения иностранного права суд, рассматривающий экономические дела, должен установить существование и содержание его норм на основании их официального толкования, практики применения и доктрины в соответствующем иностранном государстве.

Однако истец не представил доказательств, что практика применения норм, регулирующих перевозку и транспортную экспедицию, и доктрина в Венгерской Республике были идентичны практике применения и доктрине в Республике Беларусь.

В то же время в силу п. 1 ст. 32 КДПГ право на предъявление иска, связанного с перевозкой, выполняемой с применением норм данного международного акта, имеет срок давности один год.

Протокол сверки расчетов от 02.02.2015 на сумму 77 160 евро и скан-копию электронного письма заказчика без номера и даты ни отдельно, ни в совокупности суд не воспринял как достаточные доказательства, подтверждавшие факт признания ответчиком суммы основного долга. Следовательно, не было достаточных, убедительных и допустимых доказательств, что течение срока исковой давности прерывалось по требованию истца. Он сам утверждал, что срок оплаты услуг по последней заявке ответчика наступил в ноябре 2014 года, однако действия по судебному взысканию платы не принимал вплоть до марта 2017 года. При таких обстоятельствах срок исковой давности истек.

Применив срок исковой давности, суд отказал в удовлетворении иска полностью, руководствуясь п. 1 ст. 32 КДПГ.

Позиция суда кассационной инстанции

Оценив имевшиеся в деле доказательства, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда согласилась с выводами судов первой и апелляционной инстанции об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.

Обязанность по своевременному раскрытию доказательств до завершения подготовки дела к судебному разбирательству и последствия ее неисполнения регламентируют ст. 100, 277 ХПК.

Суд первой инстанции, получив из банка, обслуживавшего ответчика, копию договора транспортной экспедиции, правомерно пришел к выводу о его заключении сторонами.

Из содержания договора следовало, что стороны согласились руководствоваться в своих взаимоотношениях нормами КДПГ. Поскольку Республика Беларусь и Венгерская Республика присоединились к КДПГ, ее нормы применяются на их территории.

При таких обстоятельствах при рассмотрении требований истца о взыскании основного долга и заявления ответчика о применении исковой давности суды первой и апелляционной инстанции правомерно руководствовались специальными сроками исковой давности, установленными п. 1 ст. 32 КДПГ.

Данная норма закрепляет годичный срок исковой давности и правила его исчисления. Поэтому с учетом времени заключения договора (19.06.2014), оформления заявок (тоже 2014 год) и даты предъявления иска суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об истечении срока исковой давности.

Было также несостоятельным утверждение заявителя кассационной жалобы, что суд не установил оснований для возникновения задолженности и факта неисполнения ответчиком обязательства.

Были несостоятельными и ссылки заявителя кассационной жалобы на прерывание срока исковой давности в связи с направлением 02.02.2015 претензии, частичной оплатой задолженности, получением электронного письма, подтверждавшего признание долга. Ответчик не подписал протокол сверки расчетов, не стала надлежащим доказательством и скан-копия электронного письма, не удостоверенная в соответствии со ст. 20 Закона от 28.12.2009 N 113-З «Об электронном документе и электронной цифровой подписи» и не содержавшая даты подписания.

Утверждение заявителя кассационной жалобы, что суд при вынесении судебного постановления не применял нормы венгерского права, были несостоятельны в связи с применением норм КДПГ.

Суд кассационной инстанции также принял во внимание, что истец не привел доказательств, что достигнутое сторонами соглашение о применении к спорным правоотношениям норм КДПГ, в том числе о праве предъявления иска в пределах срока согласно п. 1 ст. 32 КДПГ, противоречило законодательству Венгерской Республики.

Иные обстоятельства, которые заявитель привел в жалобе, были несущественными и не могли служить основанием для отмены либо изменения принятых по делу решений.

При вынесении обжалуемых постановлений суды первой и апелляционной инстанции устанавливали подлежащие применению нормы материального права, исходя из имевшихся в деле доказательств, и правильно их применили.

Договор международной экспедиции

Учреждение образования федерации профсоюзов беларуси

международный институт трудовых и социальных отношений.

Кафедра частного права

По дисциплине «Международное частное право»

Тема » Договор международной экспедиции»

Студентка V курса

Заочной формы отделения

Балахович Наталья Петровна

1. Правовые аспекты квалификации международного характера транспортного экспедирования

2. Транспортно-экспедиционная деятельность в Республике Беларусь

2.1 Правовые основы осуществления транспортно-экспедиционной деятельности

2.2 Основные принципы осуществления транспортно-экспедиционной деятельности

3. Договор международной экспедиции

3.1 Понятие договора международной транспортной экспедиции

3.2 Правовое положение экспедитора по договору международной транспортной экспедиции

3.3 Одностороннее расторжение договора транспортной экспедиции

3.4 Права и обязанности клиента и экспедитора по договору международной экспедиции

4. Ответственность по договору международной транспортной экспедиции

Список использованных источников

Актуальность темы «Договор международной экспедиции» — особенностью современной практики правового регулирования международного транспортного экспедирования грузов является смещение регулятивной функции в этой сфере в сторону национальных законодательств различных государств, во-первых, и дифференцированной системы ненормативных регуляторов, во-вторых.[21 с.23] С одной стороны, на практике это всегда влечет за собой необходимость определения компетентного национального правопорядка, подлежащего применению к конкретному международному транспортно-экспедиционному отношению. С другой стороны, решение проблемы унификации правового регулирования международной транспортно-экспедиционной деятельности в целом в форме принятия универсального международного договора также сопряжено с разработкой критериев квалификации соответствующих отношений, входящих в сферу действия такого договора. Отсутствие нормативного решения указанных вопросов и неоднозначность подходов к их решению в научной литературе делают предложенную тему исследования актуальной как с теоретической, так и с практической точки зрения.

Объектом нашего исследования является совокупность общественных отношений возникающих в сфере применения и заключения договора международной экспедиции, отношения субъектов международного права по поводу материальных и нематериальных благ, действий и воздержаний от действий.

Предмет – договор международной экспедиции.

– изучить договор международной экспедиции и выявить его основные положения.

1. Определить понятие договора международной экспедиции.

2. Раскрыть содержание договора международной экспедиции.

3. Изучить процедуру заключения договора международной экспедиции.

4. Определить ответственность экспедитора по договору международной экспедиции.

Методологическую основу исследования составляют основные теоретические положения общей теории права и гражданского права, международного частного права. В процессе работы использованы общенаучные и частнонаучные методы: исторический, статистический, социологический, структурно-функциональный анализ, методы моделирования и прогнозирования, сравнительно-правовой, формально-юридический.

При написании курсовой работы на тему «Договор международной экспедиции» нами были исследованы и проанализированы работы следующих авторов: Морозовой Н.В., Корнеева И.Л., Сергеева А.П., Парций Я.Е., Тихиня В.Г. Нормативную базу исследования составляют Конституция Республики Беларусь, Гражданский кодекс Республики Беларусь, Закон Республики Беларусь от 21.07.2001 «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках», Национальный Реестр правовых актов Республики Беларусь, , 2001, № 71; Закон Республики Беларусь от 05.05.1998 «Об основах транспортной деятельности», Ведомости Национального Собрания Республики Беларусь, 1998, Закон Республики Беларусь от 06.06.2001 «О перевозках опасных грузов», НРПА, 2001, № 56; Правила перевозок грузов автомобильным транспортом, утвержденные постановлением Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь от 22.09.2000 № 22, НРПА, 2000, №111, Правила организации безопасной перевозки пассажиров и грузов автомобильным транспортом, утвержденные постановлением Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь от 02.03.2001 № 4, НРПА, 2001 № 33; Правила транспортно-экспедиционной деятельности в Республике Беларусь, утвержденные постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 09.02.1996 № 86, Собрание указов Президента и постановлений Кабинета Министров, 1996, № 5, Правила экспедирования грузов при смешанных перевозках, утвержденные приказом Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь от 10.03.1997 № 58-Ц, БНПИ, 1997, № 8 Правила транспортно-экспедиционного обслуживания грузоотправителей и грузополучателей предприятиями промышленного железнодорожного транспорта, принятые Министерством транспорта и коммуникаций Республики Беларусь, зарегистрированы в Реестре Государственной регистрации 25.11.96 № 1656/12.

Структура нашей курсовой работы определяется целями и задачами исследования. Курсовая работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы.

1. ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ КВАЛИФИКАЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА ТРАНСПОРТНОГО ЭКСПЕДИРОВАНИЯ ГРУЗОВ

Под международной экспедицией необходимо понимать обязанность лица (экспедитора) выполнить или организовать выполнение за вознаграждение и счет другого лица (заказчика) услуг, связанных с отправлением и/или получением груза в международном сообщении, на основании договора международной экспедиции, сторонами которого являются субъекты различных государств[14, с.6].

В законодательстве и доктрине международного частного права международный характер любых имущественных отношений всегда связывается с выявлением в их фактическом составе так называемого иностранного (международного) элемента. Однако, несмотря на свою общую с другими имущественными отношениями природу, транспортно-экспедиционные отношения имеют определенную специфику, обусловленную особенностью всех транспортных отношений в целом, а именно их направленностью на выполнение или обеспечение выполнения основной транспортной функции по пространственному перемещению грузов. Это, в свою очередь, необходимо влечет за собой и специфику присущих им иностранных характеристик. В связи с этим выделение критериев международного характера отношений по транспортному экспедированию грузов необходимо производить в контексте проблематики иностранного элемента в транспортных отношениях в целом.

В литературе этот вопрос был исследован главным образом применительно к отношениям по перевозкам грузов. Так, например, по мнению Х. И. Шварца, международными должны признаваться такие перевозки, при которых пункт отправления и пункт назначения находятся на территории различных государств [24, с.27]. Иногда международный статус перевозки связывается с экспортно-импортным статусом перевозимых грузов, по поводу чего в литературе высказываются справедливые возражения, основанные на тезисе о возможности перевозок внешнеторговых грузов не только в межгосударственном, но и во внутригосударственном сообщении. В этой связи некоторые авторы предлагают также различать международные и внешнеторговые перевозки грузов как понятия хотя и пересекающиеся, но не совпадающие. В качестве универсального критерия квалификации международного характера любого транспортного отношения можно признать наличие в нем любой иностранной характеристики. Причем это могут быть не только традиционно выделяемые в литературе виды «иностранных элементов», но и другие, прежде всего связанные с процессом перемещения груза. Если первое обусловлено общей имущественной природой транспортных и иных отношений, регулируемых международным частным правом, то второе отражает специфику только транспортных отношений и позволяет выделить их в относительно самостоятельную группу. С этой точки зрения, правильной представляется позиция Г. Г. Иванова и А. Л. Маковского, которые, определяя понятие международного частного морского права, вообще не выделяют конкретные виды иностранных (международных) элементов, присущих имущественным отношениям в области торгового мореплавания [18, c.43].

Читайте также  Мировой финансовый рынок и его структура

Правовая форма транспортных отношений предопределяется как их природой, так и целями правового регулирования. Поэтому различные правовые акты могут по-разному определять круг тех отношений, на которые они распространяют свое действие. В связи с этим в международных транспортных конвенциях, как правило, для квалификации отношений, входящих в предмет их регулирования, используются специальные критерии, связанные с одной или несколькими иностранными характеристиками. Это обусловлено также и целесообразностью упорядочения тех или иных транспортных отношений на международно-правовом уровне, поскольку для регламентации некоторых из них вполне достаточно наличия соответствующей коллизионной нормы и установленного на ее основе применимого национального права.

Под международным транспортным обязательством в общем виде необходимо понимать урегулированное нормой материального права транспортное отношение, осложненное любой иностранной характеристикой. Поскольку транспортно-экспедиционное правоотношение является одним из видов транспортных правоотношений, то указанное определение в целом справедливо и для него. Универсальным критерием квалификации международного характера транспортно-экспедиционного отношения в данном случае является наличие в нем любой иностранной характеристики, и, будучи урегулированным соответствующей материально-правовой нормой, оно приобретет форму международного обязательства. Именно такой подход, в частности, использован в статье 2 Арбитражного регламента Белорусской ассоциации международных экспедиторов, распространяющей компетенцию арбитража не только на споры, связанные с выполнением или организацией международной перевозки независимо от национальной принадлежности сторон, но также и на споры, связанные с выполнением или организацией любой перевозки, если местонахождение хотя бы одной из сторон находится за пределами Республики Беларусь.[11, с.64]

Согласно статье 2 Конвенции ООН о международных смешанных перевозках грузов от 24 марта 1980 г.26, она распространяет свое действие только на договоры смешанной перевозки грузов между пунктами, расположенными на территории двух различных государств. Аналогичное определение международной перевозки дается в пункте «с» статьи 1 Конвенции ООН об ответственности операторов транспортных терминалов в международной торговле от 19 апреля 1991 г.27, устанавливающей условия выполнения операций по хранению, погрузке/разгрузке, размещению, укладке и увязке грузов, являющихся объектом такой перевозки. Похожий подход можно встретить и в общих условиях экспедирования некоторых национальных экспедиторских ассоциаций. Так, например, из текста статьи 2 Общих условий деятельности российских международных экспедиторов и пункта 2 Генеральных условий Ассоциации международных экспедиторов и перевозчиков Узбекистана вытекает, что они применяются к транспортно-экспедиционному обслуживанию грузов, перемещаемых в международном сообщении, т. е. по территории нескольких государств. В связи с вышеизложенным, при определении специальных критериев квалификации международного характера транспортного экспедирования грузов необходимо исходить из следующего.

Договор международной транспортной экспедиции образец

Международные договора, сделки и иные взаимоотношения сторон требуют особых знаний международного права и опыта в проведении таких мероприятий. На самом начальном этапе, вам необходимо заложить в документы все необходимые меры защиты на случай будущего спора в суде, ведь помимо самой стоимости контракта, Вам потребуется понести расходы на досудебный и судебный порядок взыскания причиненного ущерба, даже если сейчас Вам кажется вероятность спора слишком низкой.

НИКОГДА НЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ ЧУЖИЕ ОБРАЗЦЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНТРАКТОВ!

НЕ ПОВТОРЯЙТЕ ЧУЖИХ ОШИБОК! ВСЕ СДЕЛКИ ТРЕБУЮТ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ!

Почему необходимо воспользоваться услугами профессионального юриста — специалиста в области международного права:

  • международный контракт гораздо сложнее российского, т.к. он регулируется нормами и национального и международного права, конвенциями, соглашениями и положениями, о которых юрист российского права просто не знает.
  • контракт, который вам навязывают иностранные контрагенты в 100% случаев защищает именно их, а не вас.
  • ваши действия могут вызвать нарушение российского валютного законодательства и Вы подвергнитесь крупным штрафам через некоторое время.
  • вы наверняка не провели проверку организации — парнера на предмет ее сущетвования и возможности заключать такие контракты.
  • в большинстве случаев вы упустите ключивые юридические моменты, такие как риски случайной гибели товара, повреждений товара, отсутствие страховки, расходов на таможенное оформление и таможенную очистку, получение необходимых сертивикатов и документов для ввоза на территорию РФ и ваш груз останется на границе и может быть возвращен, а оплата не возвращена.
  • профессиональный юрист уже на стадии заключения договора готовится к суду!

Мы имеем большой опыт ведения самых разнообразных международных контрактов от договора поставки до монетизации резервного кредитования, будем рады оказать Вам любую помощь или ведение всей сделки по следующим ценам:

Проверка и экспертиза рисков (аудит) международного контракта: 10 000 руб.

Разработка самостоятельного международного контракта: 15 000 руб.

Ведение международных переговоров с контрагентами: обсуждается с Вами.

Составление протокола разногласий: 5 000 руб.

Подготовка и получение необходимой документации: обсуждается с Вами.

Переводы и толкования: от 2 000 руб.

Письменные и устные консультации по отдельным вопросам: от 2 000 руб.

Полное сопровождение международной сделки: от 20 000 руб.

Кроме того, мы всегда готовы проконсультировать Вас по телефону бесплатно!

Любые договора и контаракты — это прежде всего денежно-товарные обязательства, а роль денежных обязательств любой из сторон в имущественном обороте трудно переоценить. Предмет указанной категории образуют действия по уплате денег как в наличной, так и безналичной формах. В самом общем виде денежное обязательство представляет собой обязательство должника передать кредитору определенную сумму денежных средств.

В соответствии с традиционным классическим подходом, воспринятым российской цивилистикой, в основе денежного обязательства лежит правоотношение гражданского характера, предусматривающее наличие у кредитора права требования и одновременно возникающую с ним у должника обязанность совершить действие по передаче определенной суммы денежных средств.

Представители научного сообщества в сфере международного частного права определяют международное денежное обязательство как обязательство, предметом которого является платеж определенной суммы денежных средств участниками международного торгового оборота. В трудах Н.Ю. Ерпылевой и Л.А. Новоселовой справедливо указано, что отличительной особенностью денежного обязательства является наличие единственной цели у должника в ходе передачи денежных средств кредитору, заключающейся в погашении денежного долга. При этом фактически действия, направленные на погашение денежного долга, осуществляются в сфере расчетов между контрагентами. В указанной модели расчет выступает действием, направленным на снижение размера денежного обязательства платежом.

Таким образом, предмет денежного обязательства не может выступать в качестве товара, денежные средства берут на себя роль средства обращения, средства платежа. Особую специфику денежные обязательства приобретают вследствие осложнения иностранным элементом, который и определяет их международный характер. Следует отметить, что субъектный состав рассматриваемых правоотношений с течением времени претерпел существенные изменения. Так, если раньше международные денежные обязательства, как правило, возникали между специализированными субъектами мирового рынка, а именно международными организациями, банками, государствами, транснациональными корпорациями, то в настоящее время ввиду развития науки и техники все чаще субъектами таких обязательств становятся обычные физические и юридические лица , ранее во внешнеэкономических сделках не участвовавшие.

Многочисленность денежных обязательств обусловлена тем, что их предметом выступают деньги, которые, как правило, в любом государстве применимы в качестве орудия обмена. Именно денежные обязательства имеют место в большинстве сделок, от их исполнения зависит в огромной мере устойчивость общественных отношений и уровня экономического развития. В этой связи важнейшей задачей юридической науки и практики является создание правовых механизмов, позволяющих наиболее эффективно обеспечить надлежащее исполнение денежных обязательств и возместить пострадавшей стороне ущерб, причиненный неисполнением или ненадлежащим исполнением. В качестве объединяющего элемента всех денежных обязательств, независимо от их отраслевой принадлежности, следует рассматривать деньги, которые используются как законное средство платежа и расчетов. Однако деньги как элемент исполнения денежного обязательства сами по себе еще не указывают на то, что имеет место определенный тип обязательств. Как отмечает Л.А. Новоселова, при возникновении обязанности произвести оплату за товары, работы, услуги либо вернуть полученную ранее сумму займа в денежном эквиваленте природа денег как средства платежа проявляется наглядным образом.

При этом как теорией, так и практикой обязательства подобного характера единогласно признаются денежными. Значительная доля имеющихся особенностей гражданско-правового режима денежных обязательств обусловлена присущим исключительно деньгам свойством, относящим их к объектам экономического оборота, а, следовательно, и к категории гражданских прав. Направленность денежных обязательств на передачу денег была отмечена О.С. Иоффе, при этом О.А. Красавчиков, Н.Д. Егорова полагали, что указанное обязательство должно быть во взаимосвязи с платежом определенной суммы денег. По мнению Е.А. Флейшиц, денежным является обязательство, для исполнения которого в распоряжение кредитора должником должна быть предоставлена денежная сумма в определенном размере. Денежное обязательство, по В.А. Белову, – это «гражданское правоотношение, содержанием которого является право требования кредитора и корреспондирующая с ним юридическая обязанность должника совершить уплату или платеж, т. е. действие (или действия) по передаче определенной (определимой) суммы денег (валюты)». В целом указанное определение представляется обоснованным.

Из буквального толкования ст. 1 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» и ст. 140, 141 ГК РФ следует, что российский рубль, будучи законным средством платежа, обязательным к приему по нарицательной стоимости, одновременно не является валютой, поскольку под валютой понимаются иностранные денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов или записи на расчетных счетах, в связи с чем возражения вызывает лишь полное отождествление В.А. Беловым понятий «деньги» и «валюта».

Определение аналогичного характера встречается и в зарубежной научной литературе. К примеру, у английских цивилистов в качестве денежного определяется то обязательство, в силу которого у должника возникает обязанность по оплате фиксированной, определенной, специфической или установленной суммы денег. Резюмируя сказанное, определение денежного обязательства можно сформулировать путем выделения общих положений из понятия обязательства, добавив к нему специфичные черты, присущие денежному обязательству. Таким образом, в тех случаях, когда должник в соответствии с основаниями и условиями исполнения обязательства обязан уплатить определенную сумму денег кредитору, а последний вправе требовать от должника исполнения указанной обязанности, наличествует денежное обязательство. При этом, если данные отношения осложнены иностранным элементом, имеет место международное денежное обязательство.

В самом общем виде определение международных денежных обязательств с учетом специфических особенностей их юридической природы может быть сформулировано следующим образом: «Международное денежное обязательство представляет собой гражданское правоотношение, осложненное иностранным элементом, содержанием которого является право требования кредитора и корреспондирующая ему юридическая обязанность должника совершить уплату или платеж». То есть речь идет о действиях по передаче конкретно-определенной суммы денег во исполнение гражданско-правового обязательства участниками внешнеэкономического оборота.

Договор транспортной экспедиции

Договор транспортной экспедиции относится к числу вспомогательных договоров, связанных с оказанием транспортных услуг при перевозке грузов. Смысл его состоит в том, чтобы освободить грузоотправителей и грузополучателей от несвойственных им операций, связанных с отправкой, перевозкой и получением грузов, таких как: определение оптимального варианта способа перевозки, оформление заказов и заявок на подачу транспортных средств под погрузку, оплата провозных платежей, обеспечение отправки груза, сопровождение его в пути следования, перевалочные операции при смешанных перевозках, получение груза и доставка его на склад получателя и др. Экспедитор может также взять на себя упаковку груза, его маркировку, проверку состояния упаковки и маркировки, складирование, совершение других операций с грузом.

Читайте также  Кроссворд по философии

Таким образом, договор транспортной экспедиции — это один из видов транспортного договора, предназначение которого состоит в том, чтобы способствовать выполнению основного транспортного договора — договора перевозки грузов. Сам по себе договор транспортной экспедиции лишен какого-либо юридического смысла, если он не направлен на оказание дополнительных услуг клиентуре транспортных организаций, не имеющей, как правило, собственных транспортных средств.

Понятие договора транспортной экспедиции.

Правовое регулирование договора транспортной экспедиции. Общие нормы о транспортной экспедиции содержатся в главе 41 ГК РФ. Гражданский кодекс предусматривает принятие закона о транспортно-экспедиционной деятельности (п. 3 ст. 801 ГК РФ). Такой закон был принят в 2003 г.: Федеральный закон от 30.06.2003 № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности». Транспортные уставы и кодексы также содержат нормы, регулирующие отношения, возникающие из договора транспортной экспедиции (например, ст. 78 УВВТ, VII раздел УАТ).

При этом правила главы 39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг» не распространяются на экспедиторские услуги.

Правовая характеристика договора транспортной экспедиции. Договор транспортной экспедиции является возмездным и взаимным. Он может быть как консенсуальным (когда экспедитор организует выполнение экспедиционных услуг), так и реальным (считается заключенным после вручения груза, например когда экспедитором выступает перевозчик).

Существенные условия договора транспортной экспедиции. Существенным условием договора транспортной экспедиции является условие о его предмете.

Предмет договора транспортной экспедиции. Предметом договора транспортной экспедиции являются услуги, связанные с перевозкой груза. Они подразделяются на основные и дополнительные. К основным закон относит:

  • организацию перевозки груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом;
  • обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза;
  • обеспечение отправки и получения груза;
  • другие обязанности, связанные с перевозкой (п. 1 ст. 801 ГК РФ).

Дополнительные услуги могут включать: получение требующихся для экспорта или импорта документов; выполнение таможенных и иных формальностей; проверку количества и состояния груза; погрузку и выгрузку груза; уплату пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента; хранение груза, его получение в пункте назначения; выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором (п. 1 ст. 801 ГК РФ).

Договор может быть заключен на полное или частичное транспортно-экспедиционное обслуживание. При полном обслуживании экспедитор принимает на себя выполнение всех операций, в том числе доставку от склада отправителя на склад получателя («от склада до склада»). При частичном обслуживании он выполняет все или часть операций, связанных с отправлением или получением груза.

Срок договора транспортной экспедиции. Срок договора транспортной экспедиции определяется соглашением сторон. Для выполнения разовых экспедиционных поручений заключаются краткосрочные договоры, при наличии постоянной потребности в транспортно-экспедиционном обслуживании — долгосрочные.

Цена договора транспортной экспедиции. Цена в рассматриваемом договоре понимается как вознаграждение экспедитора. Оно определяется по соглашению сторон. Помимо вознаграждения клиент компенсирует расходы, понесенные экспедитором при осуществлении действий, предусмотренных договором экспедиции (по внесению платы за разгрузку и выгрузку груза, по уплате пошлин за хранение груза и др.).

Стороны договора транспортной экспедиции. Сторонами в договоре транспортной экспедиции являются клиент и экспедитор. Клиентами могут быть любые дееспособные субъекты гражданского права, как граждане, так и юридические лица, заинтересованные в получении экспедиторских услуг (прежде всего это отправитель и получатель груза, его собственник).

Экспедиторами могут выступать только предприниматели: коммерческие юридические лица и индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию на осуществление транспортно-экспедиционной деятельности. Экспедитор вправе привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц, если из договора не следует, что они должны быть исполнены экспедитором лично. При этом он не освобождается от обязанности перед клиентом за исполнение договора.

Обязанности экспедитора может осуществлять и перевозчик груза.

Форма договора транспортной экспедиции. Договор транспортной экспедиции заключается в письменной форме. Несоблюдение письменной формы договора влечет последствия, предусмотренные ст. 162 ГК РФ. Клиент должен выдать экспедитору доверенность, если она необходима для выполнения его обязанностей (ст. 802 ГК РФ).

Обязанности экспедитора по договору транспортной экспедиции.

Экспедитор по договору транспортной экспедиции обязан:

Исполнить надлежащим образом все обязанности, возложенные на него договором.

К таким обязанностям можно отнести (п. 1 ст. 801 ГК РФ):

  • организацию перевозки груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом;
  • заключение от имени клиента или от своего имени договора (договоров) перевозки груза;
  • обеспечение отправки и получение груза;
  • получение требующихся для экспорта или импорта документов;
  • выполнение таможенных и иных формальностей;
  • проверку количества и состояния груза;
  • погрузку и выгрузку груза;
  • уплату пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента;
  • хранение груза, его получение в пункте назначения;
  • выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором.

При приеме груза экспедитор обязан выдать клиенту экспедиторский документ, а также представить клиенту оригиналы договоров, заключенных экспедитором в соответствии с договором транспортной экспедиции от имени клиента на основании выданной им доверенности (п. 4 ст. 4 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»).

При неисполнении экспедитором предусмотренных договором обязанностей клиент вправе требовать применения мер ответственности, предусмотренных в нормах главы 25 ГК РФ (в зависимости от характера нарушения это может быть возмещение убытков (например, при утрате, порче, повреждении груза), уплата неустойки, уплата процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ). То есть в этом случае экспедитор несет полную имущественную ответственность.

Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (ч. 2 ст. 803 ГК РФ). Это правило влечет ограничение ответственности экспедитора (она ограничивается рамками возмещения фактически причиненного ущерба (ст. 796 ГК) или пределами неустойки (штрафа), предусмотренными транспортным законодательством).

Если нарушение экспедитором своих обязанностей повлекло возникновение ответственности клиента перед перевозчиком, экспедитор может быть привлечен к регрессной ответственности.

Следует отметить, что согласно ст. 806 ГК РФ клиент вправе в любое время отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом экспедитора в разумный срок и возместив ему убытки, вызванные расторжением договора.

Порядок обращения в суд с иском к экспедитору.

Порядок обращения в суд с иском к экспедитору установлен главой 4 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности».

До предъявления экспедитору иска, вытекающего из договора транспортной экспедиции, обязательно предъявление ему претензии, за исключением предъявления иска при оказании экспедиционных услуг для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности. Право на предъявление претензии и иска имеют клиент или уполномоченное им лицо, получатель груза, указанный в договоре транспортной экспедиции, а также страховщик, приобретший право суброгации.

Претензия предъявляется в письменной форме в течение шести месяцев со дня возникновения права на предъявление претензии. К претензии об утрате, о недостаче или повреждении (порче) груза должны быть приложены документы, подтверждающие право на предъявление претензии, и документы, подтверждающие количество и стоимость отправленного груза, в подлиннике или засвидетельствованные в установленном порядке их копии.

Экспедитор обязан рассмотреть претензию и в письменной форме уведомить заявителя об ее удовлетворении или отклонении в течение тридцати дней со дня ее получения. При частичном удовлетворении или отклонении экспедитором претензии в уведомлении заявителю должны быть указаны основания принятого решения.

Для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год со дня возникновения права на предъявление иска.

Обязанности клиента по договору транспортной экспедиции.

Клиент по договору транспортной экспедиции обязан:

1. Исполнить все обязанности, возложенные на него договором.

К таким обязанностям можно отнести:

  • передачу груза для осуществления экспедирования;
  • получение грузов у экспедитора;
  • выполнение иных предусмотренных договором обязанностей.

При невыполнении клиентом своих обязанностей экспедитор вправе требовать применения мер ответственности, предусмотренных в нормах главы 25 ГК РФ (в зависимости от характера нарушения это может быть возмещение убытков, уплата неустойки).

Экспедитор вправе в любое время отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом клиента в разумный срок и возместив ему убытки, вызванные расторжением договора (ст. 806 ГК РФ).

2. Предоставить экспедитору документы и другую информацию о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иную информацию, необходимую для исполнения экспедитором обязанностей, предусмотренных договором.

В какой форме должна предоставляться эта информация и какие еще сведения клиент обязан сообщить экспедитору, ГК РФ не указывает. Действующие правила транспортно-экспедиционного обслуживания также не содержат исчерпывающих сведений об информации, требующейся в современных условиях для надлежащей транспортно-экспедиционной деятельности. Поэтому все вопросы, связанные с необходимой экспедитору для выполнения его деятельности информацией о грузе и условиях его перевозки, а также с формой, в которой данная информация доводится до сведения экспедитора, должны быть решены соглашением сторон. Так, например, экспедитору может потребоваться информация о направленных перевозчику заказах и заявках, о транспортных и иных условиях заключенных клиентом контрактов на поставку товаров, о порядке расчетов за поставленную продукцию, о заключенных клиентом договорах об организации перевозок и т.п.

В случае неполноты предоставленной информации экспедитор вправе запросить у клиента необходимые дополнительные данные.

Если же необходимая информация не была предоставлена, экспедитор вправе:

  • не приступать к исполнению соответствующих обязанностей до предоставления такой информации;
  • требовать применения меры ответственности (возмещение убытков, причиненных экспедитору в связи с нарушением обязанности по предоставлению информации).

3. Уплатить экспедитору вознаграждение и возместить ему понесенные при исполнении договора расходы.

При уклонении клиента от уплаты вознаграждения или возмещения понесенных экспедитором расходов экспедитор вправе требовать применения мер ответственности: уплаты неустойки, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: