Деятельность спортивного арбитражного суда - OXFORDST.RU

Деятельность спортивного арбитражного суда

Спортивный Арбитражный суд

Спортивный Арбитражный суд – это орган, представители которого, специализируются в области права и спорта, тем самым обеспечивая квалифицированное разрешение спора по любым вопросам в данной сфере.

Спорт представляет собой весьма специфическую сферу общественных отношений, также он занимает особое положение в области правового обеспечения. Достаточно часто конфликты, возникающие в области спорта, могут быть разрешены не только согласно законодательству страны, но и в соответствии с нормами международных и национальных организаций. Именно поэтому, для обеспечения квалифицированного разрешения спора, требуется компетентный орган, представители которого специализируются именно в области правового обеспечения спорта, глубоко и точно знающие и понимающие данную область – на сегодняшний день таким органом является Спортивный Арбитражный суд.

Международный Спортивный Арбитражный суд

Международный Спортивный арбитражный суд – главный судебный арбитражный орган, рассматривающий споры, имеющие отношение к спортивной сфере. На сегодняшний день международный спортивный арбитражный суд имеет официальную штаб-квартиру в Лозанне, его отделения расположены – в Нью-Йорке и Сиднее. Также, создаются непостоянные трибуналы для ускорения разрешения споров на время проведения регулярных крупных соревнований:

  • с 1996 г. — на всех Олимпийских играх;
  • с 1998 г. — на всех Играх Содружества;
  • с 2000 г. — на всех чемпионатах Европы по футболу;
  • с 2006 г. — на всех чемпионатах мира по футболу;
  • с 2014 г. — на всех Азиатских играх.

Структура спортивного арбитражного суда

Международный спортивный арбитражный суд включает в свой состав две палаты:

  1. суд первой инстанции;
  2. апелляционная инстанция, рассматривающая споры, по которым было принято решение в других органах, например, в Национальной федерации.

Состав арбитров спортивного суда не может быть менее 150 представителей. Арбитры суда назначаются Международным спортивным арбитражным советом сроком на 4 года, с возможностью последующего переназначения. Арбитр имеет право рассматривать дела любой из палат, решение может приниматься единолично либо в составе коллегии (3 арбитра) в зависимости от сложности дела.

Какие споры рассматривает спортивный арбитражный суд

Арбитражный орган рассматривает любые виды споров, относящиеся к сфере спорта, однако существует такое понятие, как «арбитражная оговорка», дающая спортивному арбитражному суду соответствующие правомочия на рассмотрение того или иного спора. В данном случае речь идет о соглашении сторон – оговорка может содержаться в регламенте спортивной организации, гражданско-правовом договоре спортсмена (контракте) или в трудовом договоре. Условно дела, рассматриваемые спортивным арбитражным судом, можно разделить на две категории – «коммерческие» и «дисциплинарные». Как правило, среди последних значительную часть занимают споры о дисквалификации спортсменов ввиду использования допинга, «коммерческие» заключают в себе финансовые споры. «Коммерческие» споры рассматриваются в спортивном суде первой инстанции, «дисциплинарные» в апелляционной, чаще — после принятия решения по ним другими инстанциями и организациями.

Спортивный Арбитражный суд РФ

Мировая практика работы показала, что наиболее оптимальным способом создания спортивного арбитражного суда является предварительное учреждение некоммерческого арбитражного центра, на основе которого и будет создан орган, рассматривающий споры в области спорта. По такой схеме функционируют фактически все известные специализированные арбитражные центры в мире, наиболее известные из которых:

  • Бельгийская арбитражная комиссия по спорту
  • Палата по разрешению споров в области спорта в Италии
  • Национальный спортивный центр по разрешению споров в Австралии

Не стал исключением и Спортивный Арбитражный суд России. Решение о создании первого в России специализированного спортивного суда было принято Олимпийским комитетом РФ (ОК РФ) совместно с Ассоциацией спортивного права России (ФСП РФ), после тщательного изучения международного опыта и особенностей деятельности третейских судов государства. Спортивный Арбитражный суд РФ создан при Автономной некоммерческой организации «Спортивной Арбитражной Палате», учредителями которой являются ОК РФ и АСП РФ. Список арбитров Спортивного суда РФ, а также положение и регламент, также были утверждены решением Президиума АНО «Спортивной Арбитражной Палаты».

Спортивный Арбитражный суд РФ, несмотря на позиционирования себя как третейский орган, существенно отличается своей спецификой и занимает особое место в системе третейского судопроизводства. Именно поэтому создание специализированного арбитражного центра, как фундаментной основы деятельности Спортивного суда РФ, является абсолютно верным решением, позволяющим разрешать возникающие споры, несмотря на специфику правоотношений и достаточно слабую правовую базу в области спорта в России.

Международный спортивный арбитражный суд (TAS) и его деятельность

Идея создания международного Спортивного арбитражного суда принадлежит президенту Международного олимпийского комитета Хуану Антонио Самаранчу и была изложена им на сессии МОК в Баден-Бадене.

Решение о создании международного Спортивного арбитражного суда было принято МОК в 1983 году и знаменовало собой учреждение органа урегулирования споров, возникающих в олимпийской семье, руководство которой осуществляет Международный олимпийский комитет. Со временем Спортивный арбитражный суд разорвал цепи, приобретенные при рождении, и выковал свою полную независимость, став международным арбитражным судом, ценимым за свои приговоры, многие из которых завоевали авторитет благодаря высокому юридическому качеству.

Деятельность международного Спортивного арбитражного суда получила своеобразный «знак качества» в 1993 году, когда самая высокая швейцарская судебная инстанция, признанная в международном масштабе — Швейцарский федеральный суд, в своем постановлении об обжаловании одного из вынесенных приговоров отметила: «Спортивный арбитражный суд является автономным арбитражным органом в организационном плане. штаб-квартира которого находится в Лозанне. Располагая уставом, вошедшим в силу 30 июня 1984 года, который был утвержден международным олимпийским комитетом и который был дополнен регламентом от того же числа, Спортивный арбитражный суд выносит приговор по случаям, которые ему представляются на рассмотрение, опираясь на находящиеся в его распоряжении права» .

Международный спортивный арбитражный суд имеет три основные функции.

Во-первых, международный Спортивный арбитражный суд непосредственно рассматривает споры, возникшие в области спортивной деятельности, в качестве арбитражного органа первой и последней инстанции.

За десять лет своей работы международный Спортивный арбитражный суд урегулировал ряд споров в качестве арбитражного органа, в результате чего были вынесены постановления о расторжении трудового контракта с тренерами и эксклюзивного контракта на радиотрансляцию спортивных соревнований; констатировано наличие дискриминации в одной из международных федераций по отношению к одной национальной федерации по поводу участия спортсменов в квалификационных соревнованиях; определено понятие контракта о спонсорстве, закрепившее за спортсменом право заниматься дополнительным видом спорта; проведено четкое разграничение между двойным гражданством игрока в баскетбол и его единственной спортивной принадлежностью.

Во-вторых, международный Спортивный арбитражный суд выступает в качестве органа правовой защиты и последней инстанции по апелляции одной стороны спора на решение, принятое руководящими органами международных или национальных федераций и других спортивных организаций.

Эта специфическая функция международного Спортивного арбитражного суда была признана в 1993 году Швейцарским федеральным судом: «Спортивный арбитражный суд является настоящим арбитражным независимым судом, который свободно осуществляет полный судебный контроль за передаваемыми ему решениями ассоциаций о наказаниях, соответствующих их уставам, которые были наложены на апеллянта».

Реализуя данную функцию, международный Спортивный арбитражный суд за 10 лет своей работы вынес ряд приговоров, основанных на своеобразном «наднациональном» праве: зарегистрировано четыре случая отклонения апелляций, поступивших в Спортивный арбитражный суд; три случая, когда апелляция была принята частично с облегчением наложенных на спортсмена санкций; два случая, когда апелляция была принята полностью с аннулированием решения международной федерации и принятых ею по отношению к спортсмену санкций.

Проблема гласности при рассмотрении дел в Спортивном арбитражном суде

Решением исполкома Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) от 9 декабря 2019 года ВАДА постановило, что Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) не соответствует всемирному антидопинговому кодексу, и отстранило Россию от участия в крупных международных спортивных соревнованиях на четыре года. Данное решение нанесло существенный вред российскому спорту, ввиду чего было незамедлительно обжаловано российской стороной в Спортивном арбитражном суде.

В рамках спора в Спортивном арбитражном суде в г. Лозанне (САС) ВАДА 4 февраля 2020 года направило в САС официальный запрос о проведении публичного слушания по спору между ВАДА и РУСАДА.

Масштаб дела ВАДА и РУСАДА носит глобальный как политический, так и экономический характер и не оставлен без внимания мировыми средствами массовой информации, поэтому наглядно демонстрирует такое не самое приятное качество международного спорта, как его политизированность и экономическую зависимость даже в самых правовых вопросах. Заявление ВАДА от 4 февраля 2020 года носит очевидный политический характер: в случае неудовлетворения требований в САС российской стороне будет нанесен непоправимый политический ущерб от обнародования всех конфиденциальных материалов, которые будут анализироваться в САС.

Читайте также  Апелляция в гражданском процессе

Обычно одним из приоритетных преимуществ третейского суда (арбитража) перед государственным судом является закрытость заседаний, позволяющая избежать утечки конфиденциальной или иной значимой информации при получении взвешенного и обоснованного мнения третьих лиц (арбитров) по предмету спора. Однако Спортивный арбитражный суд не является обычным международным арбитражем.

Особенный статус САС становится понятен при анализе положений Кодекса Спортивного арбитражного суда (Кодекс), опубликованного на официальном сайте САС в двух частях – Статуты Международного спортивного арбитражного совета (МСАС) и Спортивного арбитражного суда[i], содержащие общие правила функционирования Спортивного арбитражного суда, в том числе назначение арбитров в его состав и финансирование его деятельности, и Процедурные правила[ii], закрепляющие, подобно регламенту любого третейского суда правила, по которым САС рассматривает свои дела.

Положения статей R33-R36 Кодекса, устанавливающие требование о независимости и беспристрастности арбитров и предусматривающие механизм разрешений обратной ситуации, фактически не гарантирует эти самые независимость и беспристрастность. В случае сомнения сторон в независимости или беспристрастности арбитра необходимо инициировать процедуру рассмотрения данного спора в отношении арбитра или группы арбитров в Комиссии по отводам (Challenge Commission). В комиссию входят Председатели всех трех дивизионов САС.[iii] Таким образом, фактически вопрос о заинтересованности арбитра и САС в определенном разрешении спора всегда упирается в добросовестность трибунала.

Положение статьи R43 Процедурных правил предусматривает конфиденциальность разбирательств и запрещают сторонам, арбитрам и САС разглашать любой третьей стороне любые факты или информацию, связанную со спором или разбирательством без разрешения САС. По общему правилу, решения САС не подлежат опубликованию кроме как по соглашению всех сторон или по решению Председателя Дивизиона[iv].

Эти положения довольно типичны для третейских судов: действительно, третейский суд обычно выбирают за непубличность разбирательства, и третейский суд самостоятельно – Председателем или отдельным структурным подразделением, отвечающим за рассмотрение заявлений об отводе арбитров – решает проблемы отводов.

Однако спортивный арбитраж (не только международный) отличается от коммерческого полной независимостью спортивной сферы. Действительно, самым негативным последствием, которое может наступить в результате решения коммерческого арбитража – значительная сумма компенсации в пользу выигравшей стороне. В случае спортивного арбитража самый негативный результат – отстранение от спортивного мира. Спортсмен, тренер или организация, занимающаяся только спортивной деятельностью, будут фактически профессионально уничтожены без возможности себя реализовать на профессиональном поприще, кроме как в любительских или независимых спортивных лигах, не имеющих никаких финансовых вложений и существующих исключительно на энтузиазме вовлеченных лиц в рамках государственной программы поддержки физической культуры и профессионального спорта. Спорт высоких достижений и входящие в его состав наиболее престижные спортивные награды и ощутимые гонорары становятся недоступными. Обжаловать решение САС можно в Федеральный (Верховный) суд Швейцарии, однако шанс на успешное обжалование минимален и обычно связан с превышением арбитрами своих полномочий. Так актом от 22 января 2018 года[v] Федеральный (Верховный) суд Швейцарии отменил решение САС, посчитав, что САС был некомпетентен рассматривать спор ввиду недостаточно определенно выраженной воли сторон на рассмотрение их спора в арбитраже. Данный акт государственного суда представляется экспертами исключительным.

Независимость спортивной сферы дополнительно подчеркивается ее закрытостью. Это хорошо видно на примере арбитров, перечни которых опубликованы на сайте ФАС. В каждом из этих листов указана информация о ФИО арбитров, месте их проживания, а также информация об их предыдущих местах работы. Однако данная информация не обеспечивает должного уровня прозрачности при выборе арбитров сторонами: не представляется возможным понять, рассматривал ли конкретный арбитр ранее подобные дела и какую позицию в них занимал, делал ли он комментарии по тематике спора и к какой позиции склонялся. Положение о беспристрастности арбитров в споре представляется оторванным от практической составляющей функционирования САС, в рамках которой арбитры, будучи высоко квалифицированными судьями с богатым судебным опытом, обычно имеют свое устоявшееся мнение, за которое, собственно, их и ценят, с которым они входят в спор между сторонами международного спортивного спора.

Назначение новых арбитров также происходит в закрытом порядке, не публикуются представления, на основании которых конкретный арбитр был признан достойным для вынесения решений по спортивным делам.

Не меньшей проблемой является тот факт, что лишь незначительная часть решений САС публикуется в его ежегодном вестнике (CAS Bulletin)[vi]. Интересно, как проблему открытость прокомментировал сам САС в последнем вестнике за вторую половину 2019 года[vii]. САС заявляет о большей прозрачности его решений по сравнению с другими третейскими институтами, однако тут же делает оговорку о том, что Обычный Дивизион (рассматривающий все споры, кроме антидопинговых, в первой инстанции) публикует только 10-20 % его решений.

Здесь САС немного лукавит в цифрах, заявляя о своей открытости. Действительно, Апелляционный Дивизион, пересматривающий решения спортивных федераций, повторно изучает уже опубликованное решение федерации. Очевидно, что ранее раскрытые данные не могут представлять конфиденциальной ценности, поэтому САС охотно такие решения публикует.

Общее правило для антидопинговых споров тоже двойное. САС обязан, по общему правилу, публиковать только те решения, по которым виновная в допинге сторона привлечена к ответственности (См. статью А21 Антидопинговых правил на сайте САС). В противном случае решение носит конфиденциальный характер. Это достаточно противоречивое положение: какой спортсмен не хотел бы в открытом доступе опубликовать подтверждение своей невиновности. Более того, эта закрытость препятствует развитию баланса сторон в антидопинговых спорах, в которых спортсмен a priori слабая сторона, ограничивает доступ спортсмена к выводам и правовой позиции САС по «оправдательным» решениям.

Помимо прочего, САС также признается добровольным разбирательством, на что указывает САС в своем Вестнике за вторую половину 2019 года, отсылая к акту Федерального (Верховного) суда Швейцарии по делу Клаудии Пехштайн. САС также принимает во внимание решение ЕСПЧ от 2 октября 2018 года[viii], в котором ЕСПЧ указал на нарушение Швейцарией прав Клаудии Пехштайн, выразившееся в отказе САС в удовлетворении заявления Клавдии Пехштайн проводить публичное рассмотрение дела. Выражая почтение мнению ЕСПЧ, САС указывает на изменения нормы R57 Кодекса САС, которое допускает публичное разбирательство по дисциплинарным спорам при соответствующем заявлении физического лица. В то же время САС упускает тот факт, что в той же статье содержится ограничение такого права: в таком заявлении может быть отказано в интересах морали, общественного порядка, национальной безопасности, интересов несовершеннолетних, частной жизни сторон, интересах правосудия, а также в случаях, когда рассматриваются исключительно правовые вопросы (а не фактические) или когда более раннее разбирательство в первой инстанции уже было публичным.

Очевидно, что при такой формулировке САС сам может выбирать, когда удовлетворить заявление о публичном разбирательстве, а когда нет, самостоятельно определять открытость своих заседаний.

В связи с этим удовлетворение заявления ВАДА представляется для САС формально возможным.

[iv] В состав САС входят три дивизиона – Общий Дивизион, Антидопинговый Дивизион и Апелляционный Дивизион (См. S3 Статутов МСАС и САС).

В Думу внесен пакет поправок о создании в России национального спортивного арбитража

11 марта Правительство РФ внесло в Думу пакет поправок о регулировании отношений в сфере спортивного арбитража и требованиях к его арбитрам.

Первый законопроект № 918105-7 вносит изменения в Закон о физкультуре и спорте в РФ, которыми планируется установить дополнительные требования к штату арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения в сфере урегулирования споров в профессиональном спорте и спорте высших достижений.

Не менее чем половина такого персонала должна удовлетворять следующим критериям:

  • проработать в качестве тренера, спортсмена, спортивного судьи не менее пяти лет, предшествующих дате включения в рекомендуемый список арбитров;
  • иметь опыт третейского судьи в области профессионального спорта и спорта высших достижений либо опыт работы в органах общероссийских спортивных федераций, профессиональных спортивных лиг не менее четырех лет до включения в вышеуказанный список.

Остальные арбитры вышеуказанного учреждения должны иметь ученую степень, присужденную на территории РФ по научной специальности.

Поправки также уточняют категории споров, рассматриваемых третейским судом в рамках арбитража (третейского разбирательства) в профессиональном спорте и спорте высших достижений. Предлагается установить исключительную подсудность арбитражных споров о нарушении антидопинговых правил, о спортивных санкциях и индивидуальных трудовых споров спортсменов и тренеров. Арбитражем таких споров будет заниматься только постоянно действующее арбитражное учреждение, созданное с учетом требований законодательства о физкультуре и спорте.

Читайте также  Дольмены Краснодарского края

Проект закона также устанавливает дополнительные особенности досудебного урегулирования споров. В настоящее время в соответствии с ч. 2 ст. 365 Закона о физкультуре и спорте в РФ общероссийские спортивные федерации и профессиональные спортивные лиги вправе создавать в своей структуре органы, занимающиеся урегулированием всех или отдельных категорий споров, указанных в ст. 363 Закона. Законопроект предлагает установить необходимость формирования списка членов такого органа не менее чем из 10 человек, из которых не менее 1/3 должны иметь высшее юридическое образование.

Корреспондирующие изменения вносятся в ГПК РФ для исключения из него нормы, запрещающей рассмотрение в третейском суде индивидуальных трудовых споров спортсменов и тренеров в профессиональном спорте и спорте высших достижений.

Второй законопроект № 918227-7 предлагает поправки в Трудовой кодекс РФ, предусматривая возможность передачи индивидуальных трудовых споров профессиональных спортсменов и тренеров на рассмотрение спортивного третейского суда. Предполагается, что это будет происходить при наличии между сторонами арбитражного соглашения, которое может быть заключено в момент возникновения такого спора либо одновременно с заключением трудового договора. При обращении в спортивный арбитраж с иском, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты расходов, связанных с разрешением спора.

По мнению разработчиков, отсутствие в российском законодательстве возможности рассмотрения третейскими судами трудовых спортивных споров вынуждает спортсменов обращаться за судебной защитой для решения внутренних споров между российскими спортивными клубами и их игроками в третейские институты иностранной юрисдикции. Стоимость рассмотрения таких категорий споров в иностранных третейских судах начинается от 10 тыс. евро, сроки рассмотрения составляют не менее 8 месяцев. «При этом отношение к российским спортсменам при вынесении решений у иностранных судей не всегда объективно», – подчеркивается в пояснительной записке к проекту закона.

Вице-президент АП Омской области Евгений Забуга положительно расценил оба законопроекта, поскольку предлагаемые ими новеллы пойдут на пользу субъектам профессионального спорта, а также будут способствовать снижению нагрузки на судебную систему.

«Общеизвестно, что спортивные споры имеют свою специфику (в зависимости от конкретного вида спора) и требуют определенной квалификации лиц, их рассматривающих. В настоящее время в России накопился достаточный опыт разрешения спортивных споров в юрисдикционных органах общероссийских федераций (по видам спорта), а также профессиональных лиг. Более того, например, в профессиональном хоккее России, предусмотрена возможность создания совместных органов (между Федерацией хоккея России и Континентальной хоккейной лигой) для рассмотрения споров», – отметил Евгений Забуга.

По его мнению, законодательное закрепление положений о спортивном арбитраже (третейском разбирательстве), установление общих требований к арбитражным учреждениям и арбитрам повысит прозрачность названной сферы и повлечет повышение уровня правовой защищенности субъектов профессионального спорта.

Адвокат АП г. Москвы Василий Грищак полагает, что поправки направлены на установление монопольного положения нового спортивного третейского суда и на расширение юрисдикции этого суда за счет включения в сферу его арбитрабельности трудовых споров в области спорта высших достижений и профессионального спорта.

«Полагаю, что ограничение возможности спортсменов и иных субъектов спорта переносить свои споры в иные, кроме указанного в законе, третейские суды противоречит самой природе третейского разбирательства, суть которого состоит в том, что стороны спора отказываются от обращения к государственному правосудию и сами выбирают себе арбитра на основании соглашения между собой. Кроме того, навязывание безальтернативного третейского суда, вероятно, породит ситуацию так называемого принудительного арбитража», – предостерег эксперт.

По его словам, ранее Европейский Суд разработал правовой подход, согласно которому третейское разбирательство, несмотря на его добровольный договорный характер, может расцениваться как принудительное. «ЕСПЧ обращает внимание на различие между добровольным и обязательным арбитражем. Наиболее часто упоминаемый по этому поводу прецедент создан в деле Bramelid and Malmstroem v. Sweden (№ 8588/79 и 8589/79). ЕСПЧ признает третейское разбирательство принудительным, в частности, когда третейская оговорка о конкретном третейском суде содержится в рамочных договорах присоединения, а присоединяющаяся сторона не имеет эффективных средств и возможностей для возражений против стандартной третейской оговорки», – пояснил Василий Грищак.

Адвокат добавил, что именно по такому принципу устроены российские регламенты по проведению соревнований в игровых видах спорта. «Клубы становятся участниками соревнований, только подписав регламент в форме договора присоединения, который уже содержит безальтернативное указание на подсудность спора конкретному органу. По мнению ЕСПЧ, классификация арбитража как принудительного автоматически, сама по себе, не влечет недействительности арбитражной оговорки и последующей незаконности соответствующего арбитражного решения, однако Страсбургский суд указал на то, что к обязательному арбитражу в полном объеме следует применять гарантии, установленные в п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод», – отметил Василий Грищак.

По мнению эксперта, российская негосударственная арбитражная процедура, в частности требования к арбитрам, не достигает высоких конвенциональных стандартов судопроизводства. «Здесь мы вынуждены обратить внимание на предлагаемые правительственным законопроектом критерии арбитров спортивного арбитража. Представляется, что для одной части арбитров эти критерии недостаточно высоки и размыты (требуется лишь незначительный опыт работы в спортивной сфере), а для другой части арбитров, напротив, – завышены в части наличия ученой степени. Наличие ученой степени не является обязательным даже для судей государственных судов и, на мой взгляд, не повышает качество судебного разбирательства. К сожалению, ученая степень в области права в настоящее время не служит гарантией глубины знаний кандидата в арбитры», – подчеркнул адвокат.

Говоря об отнесении к подсудности нового суда трудовых споров, он отметил, что это требует более глубокой проработки и обсуждения научным сообществом. Эксперт пояснил, что специфика третейского разбирательства заключается в коммерческом характере разрешаемых разногласий между субъектами именно предпринимательской деятельности. «Однако, в отличие от большинства западных правопорядков, где трудовое право является органичной частью частного права, в отечественной правовой традиции трудовые отношения обособлены от предпринимательских правоотношений на доктринальном уровне. Вероятно, в качестве образца разработчикам законопроекта послужили иностранные третейские суды, к примеру – CAS, где рассматриваются в том числе и споры, вытекающие из контрактных (трудовых) отношений спортсменов», – предположил Василий Грищак. По его мнению, распространение сферы спортивного третейского суда на трудовые отношения обусловлено упрощенным взглядом на проблему и на практике породит множество трудностей, предсказать которые в настоящий момент довольно сложно.

Спортивный арбитраж в России: как это будет работать

Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте РФ одобрил создание в России спортивного арбитража — новый третейский суд будет постоянно действующим учреждением, который сможет рассматривать споры с участием спортсменов и тренеров. «360» побеседовал со спортивными юристами и выяснил, что изменится в системе разрешения споров в сфере спорта.

Существовал ли спортивный арбитраж в России раньше

Да, в разные годы действовали Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате и Спортивный арбитражный суд при автономной некоммерческой организации «Спортивная арбитражная палата». В картотеке последнего было всего шесть дел. В ноябре 2017 года в России изменилась система третейских судов, в результате чего все прежние органы были упразднены.

Если раньше арбитраж мог быть создан на базе любого юридического лица, то теперь третейский суд может быть основан только при некоммерческой организации, которая в свою очередь будет одобрена Советом по совершенствованию третейского разбирательства. именно это произошло 4 апреля на заседании в Минюсте.

Олимпийский чемпион на территории России. Почему решение Мосгорсуда по Зубкову вызвало много вопросов

Артем Пацев, управляющий партнер «Клевер Консалт»: С 2017 года третейская оговорка, которая предусматривала эти арбитражи, становилась ничтожной, как будто ее не было. Поэтому приходилось обращаться в суды общей юрисдикции. Это безусловно прогресс, поскольку арбитраж дает возможность спортсменам всех видов спорта, не только из футбола, реальную возможность и доступ к правосудию.

Михаил Прокопец, партнер юридической компании SILA International Lawyers: Идея была в том, чтобы создать суд, который станет кросс-платформой для разных видов спорта. Например, в футболе, хоккее есть свои внутренние органы, а в баскетболе или волейболе их нет. А их споры рассматриваются в судах общей юрисдикции. Поэтому часть атлетов не была защищена спортивной юрисдикцией.

Прежний орган не был загружен, поскольку в футболе или хоккее работают собственные дисциплинарные органы, а другие федерации почему-то не признали его. Зачем нужно было создавать новый арбитраж, если аналогичный орган уже несколько лет существовал? На самом деле для одной вещи — в арбитражном суде еще до недавнего времени нельзя было рассматривать трудовые споры. Для спорта сделано исключение — это уникальная опция, которая есть только у профессионального спорта, в других сферах такого нет. И это правильно, потому что среди спортивных споров более половины относятся именно к вопросам трудовых правоотношений.

Читайте также  Медсестры прививочного и процедурного кабинета

Дарья Сахно, адвокат, LLM, действительный член Королевского Института Арбитров (Лондон, Великобритания), арбитр, иностранный юрист в юридической фирме Fried, Frank, Harris, Shriver & Jacobson (London) LLP (Лондон, Великобритания): В теории, создание любого нового арбитражного института в рамках действующего законодательства о третейском разбирательстве — это уже движение в положительном направлении, особенно с учетом количества зарегистрированных и действующих в настоящий момент третейских судов на территории Российской Федерации. По сути же, это приведение в исполнение положений Федерального закона «О физической культуре и спорте», который предусматривал создание соответствующего третейского суда еще в 2016 году, приводя закон в соответствие с проводимой реформой коммерческого арбитража/третейского производства в России.

Потенциально это должно облегчить доступ спортсменов, тренеров и других лиц, работающих в сфере спорта, к правосудию и защите их нарушенных прав. Кроме того, ключевое отличие арбитража от государственных судов, в которых до настоящего времени рассматривалось большинство споров с участием спортсменов, это конфиденциальность. Необходимость конфиденциальности таких вопросов как коммерческие условия трудовых договоров со спортсменами, их рекламных обязательств, а также возможных споров, связанных с допингом, невозможно игнорировать.

Как будет работать вновь созданный арбитраж

Согласно статье 36.2 федерального закона «О физкультуре и спорте» третейский суд будет рассматривать все возникающие в профессиональном спорте споры, включая трудовые. К категориям рассматриваемых споров в том числе относятся вопросы допуска к соревнованиям, нарушения антидопинговых правил, спортивные санкции, договорные отношения и другое.

«Большая часть спортсменов подаст апелляции». Глава ВФЛА — о дисквалификации 12 легкоатлетов

Михаил Прокопец: По сути мы обсуждаем одну строчку в новости — мы не знаем ни состав арбитража, ни устав, ни полномочия. Мы знаем, что было принято такое решение. Пока мы не понимаем, насколько этот орган будет соответствовать написанному в ФЗ «О физкультуре и спорте».

Этот суд должен был быть создан Олимпийским комитетом России, национальным спортивными федерациями, то есть всеми участниками профессионального спорта. Из того, что я услышал, мне кажется, что этого пока не было сделано. Насколько я понимаю, этот суд только при ОКР — что немного расходится с тем, что написано в законе.

В идеальном мире все российские спортивные федерации признают этот орган, тогда спортсмены и тренеры получат возможность, которой у них не было до этого момента. Условно спор между российским волейболистом и его волейбольным клубом будет теперь рассматриваться в России, что в общем-то неплохо — в Спортивном арбитражном суде в Лозанне (CAS) такой процесс обходится достаточно дорого.

Дарья Сахно: Для того, чтобы однозначно ответить на такой вопрос, необходимо изучить регламент нового третейского суда, который в настоящий момент недоступен. Исходя из положений Федерального закона «О физической культуре и спорте», можно сказать только о перечне дел, которые будут подсудны данному третейскому суду, а также о правилах определения его юрисдикции — через подписанную стороной арбитражную оговорку. Интересно какие арбитражные правила будут взяты за основу и/или будут использованы в работе по подготовке регламента нового третейского суда: будут ли это правила CAS или действующих в настоящий момент на территории России арбитражных учреждений?

По вопросу состава закон прямо указывает, что к арбитрам нового третейского суда будут применять как общие правила законодательства об арбитраже, так и специальные требования закона о спорте. Следовательно, спортивный третейский суд должен будет иметь не менее 30 арбитров, из которых не менее 1/3 должны иметь российскую ученую степень; не менее половины должны иметь предыдущий опыт арбитра или судьи; не состоять в списках арбитров более чем двух других арбитражных учреждений; и не менее половины должны иметь не менее 5 лет опыта работы в сфере профессионального спорта и спорта высоких достижений. Теоретически, это должно позволить создать уравновешенный трибунал из арбитров в каждом отдельном споре, который будет включать в себя людей как с опытом в юриспруденции, так и в спорте. Это, в свою очередь, должно обеспечить честное рассмотрение дела и принятие взвешенного решения людьми, которые будут разбираться в сути спора.

Что будет изменено в законодательстве

Как пояснил заместитель министра юстиции Денис Новак, в трудовое и гражданско-процессуальное законодательство будут внесены изменения, поскольку действующие нормы Трудового кодекса относят подобные споры к компетенции государственных судов общей юрисдикции.

Керлингист Крушельницкий отказался оспаривать дисквалификацию за допинг

Михаил Прокопец: Для разрешения споров в конкретном суде должна быть третейская оговорка — она может быть в регламенте или уставах спортивных федераций. Например, в регламенте РФС должно быть сказано: решение первой инстанции может быть обжаловано в спортивном арбитраже. Поэтому руководителями вновь созданного суда должна быть проведена определенная работа, чтобы федерации этот суд признали и внесли соответствующие изменения в документацию.

Артем Пацев: Новый арбитраж должен стать апелляционной инстанцией для дисциплинарных органов, которые сейчас действуют в футболе или хоккее. Органы внутри федераций — это досудебное рассмотрение, они никогда на статусов третейских судов не претендовал.

Дарья Сахно: Действительно, необходимо будет вносить соответствующие изменения в действующее процессуальное законодательство. В частности, на мой взгляд, стоит детально прописать процедуру признания и приведения в исполнение решений нового спортивного арбитражного суда: будут ли его решения приводится в исполнение при помощи национальных спортивных федераций, либо же в рамках общих правил признания и приведения в исполнение решений спортивных арбитражей — при помощи государственных судов.

Как изменится порядок обращения в CAS

Спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) был создан в начале 80-х годов по инициативе президента Международного олимпийского комитета (МОК) Хуана Антонио Самаранча. Позднее CAS стал полностью независимым от МОК органом, который в своей деятельности руководствуется законодательством Швейцарии. CAS рассматривает дела в качестве суда первой и апелляционной инстанций по решениям международных организаций и спортивных федераций. Фактически CAS является единственным судебным органом при решении споров в области спорта.

Зубков подал апелляцию в CAS на решение о дисквалификации на два года

Михаил Прокопец: Что касается суда в Лозанне, то надо понимать: CAS фигурирует в уставах и регламентах международных федераций, МОК, Всемирного антидопингового агентства (WADA) как последняя инстанция. Поэтому создание нашего суда никаким образом не повлияет на рассмотрение международных споров.

Артем Пацев: В правилах соответствующей федерации должно быть определено, по каким делам российский арбитраж может стать последней инстанции, по каким можно обратиться еще и в CAS. Что касается допинга, то в данном случае действует Всемирный антидопинговый кодекс, которому должны соответствовать правила федераций, как национальных, так и международных. Но в кодексе четко указано, что конечной инстанцией является CAS. В вопросах антидопинга наш арбитраж может быть средним звеном, например, если подается апелляция на решение Российского антидопингового агентства. Так это работало, когда действовал арбитраж при ТПП РФ в прошлом.

Спортсменам всех видов спорта будет проще обжаловать, например, решение Российского антидопингового агентства, поскольку раньше можно было обращаться с апелляцией только лишь в CAS, а это было сопряжено с большими финансовыми затратами. Подобная возможность на национальном уровне на порядок приблизит правосудие к конкретному человеку. Ведь в CAS расходы составляли порядка 20 тысяч швейцарских франков на единоличное рассмотрение дела или 40 тысяч на тройку арбитров. Франк примерно равен доллару, а сумма выплачивается авансом, причем ответчик как правило не горит желанием вносить половину вместе с заявителем. Поэтому спортсмена очень часто останавливало именно это, поскольку нужно было прямо здесь и сейчас выложить порядка 2,5 миллионов рублей для тройки судей и ждать полгода-год, пока дело будет рассмотрено.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: