Дети-сироты в нашем обществе - OXFORDST.RU

Дети-сироты в нашем обществе

Дети-сироты как всесторонне развитые члены общества

Елена Рожкова
Дети-сироты как всесторонне развитые члены общества

Детство — это период, когда формируются основные качества личности, обеспечивающие психологическую устойчивость, жизнеспособность и целеустремлённость. Эти духовные качества личности не развиваются самостоятельно, а формируются в условиях ярко выраженной родительской любви, когда семья развивает у ребёнка потребность быть преданным, способность сопереживать и радоваться другим людям, нести ответственность за себя и других, стремление научиться самому.

Но, к большому сожалению, в нашей жизни имеет место быть социальное явление, которое мы называем «сиротство», существующее столько же, сколько человеческое общество.

В ходе истории, эпидемии, стихийные бедствия, другие причины приводили к гибели родителей, вследствие чего дети становились сиротами. Видимо, с возникновением классового общества появляется и так называемое социальное сиротство, когда дети лишаются попечения родителей в силу нежелания или невозможности осуществлять последними родительские обязанности, в силу чего родители отказываются от ребенка или устраняются от его воспитания.

Сегодня проблема детей-сирот приобретает еще большую остроту и актуальность, так как число их не уменьшается, а непрерывно растет. Обнаружилось новое явление — так называемое «социальное сиротство».

На пике технического прогресса и развития компьютерных технологий наблюдается ухудшение условий жизни семьи, падение её нравственных устоев и изменение отношения к детям, вплоть до их полного вытеснения из семей, как следствие, рост беспризорности огромного количества детей.Основные причины современного сиротства состоят в следующем: во-первых — это добровольный отказ родителей от своего ребенка, как правило, вскоре после его рождения —в легальной или нелегальной форме: дети-подкидыши, дети, «забытые» в клиниках или проданные другим лицам; во-вторых, лишение родительских прав; и в-третьих, утрата родителями ребенка вследствие социальных потрясений или стихийных бедствий.

Оказание помощи детям, по разным причинам, оставшимся без попечения родителей, является важнейшим направлением социальной политики государства. Содержание социальной и образовательной работы с этой категорией детей определяется приоритетами государственной политики. Чтобы ребёнок комфортно себя чувствовал в эмоциональном плане, необходимы социальные условия, которые определяют его быт, его физическое здоровье, характер его общения с окружающими людьми, его личные успехи.

Оптимальным решением данной проблемы является, безусловно, помещение ребенка в новую семью и помощь ему в адаптации к семейной жизни, но процент семей, готовых, взять на воспитание сироту, невелик, поэтому основную работу по обучению и воспитанию сирот берут на себя детские дома и интернаты.

Дети-сироты, дошкольного возраста, как правило, попадают в детский дом из семей, где родители лишены родительских прав, либо из домов малютки, но нередки случаи, когда дети «приходят» просто с улицы. Интеллектуальный уровень развития таких дошколят очень низок, так как их человеческим обучением, воспитанием и развитием никто не занимался.

Дошкольный возраст — это время когда ребенок стремится к самостоятельности; ребенок впервые начинает устанавливать отношения с миром взрослых людей, проходит первичную социализацию. Главный участник этих отношений – взрослый человек, в данном случае – педагог. Общение детей-сирот с взрослым человеком отмечается своеобразием, они проявляют большой интерес к нему; часто обращаются к воспитателю, стремятся любым путем завладеть его вниманием. Все это говорит о том, что дети явно испытывают потребность во внимании взрослого, так как доминирующим мотивом общения детей-сирот является потребность во внимании и доброжелательности, задача педагога развивать интерес к познанию окружающего мира. Так как вопросы «Кто тебе больше нравится?», «Что ты больше всего любишь?», смущает детей, они отводят глаза, опускают голову, отходят от педагога, необходимо, как можно чаще разговаривать с детками, вовлекать их в беседу. Для детей этого типа гораздо важнее любых разговоров с воспитателем непосредственный физический контакт с ним, исходя из этого, педагогам важно строить свою работу с учетом всех особенностей, ведь для ребенка детский дом является семьей, домом, а воспитатель «мамой».

Уровень развития общения ребенка со взрослым во многом определяет характер его контактов со сверстниками, только взрослый может научить детей умению видеть субъективные качества другого ребенка, способствовать развитию детских контактов и успешной социализации в коллективе и обществе в целом.

Для осуществления воспитательного взаимодействия эффективны методы: убеждение, внушение, лекции, дискуссии, метод примера, а индивидуальные планы развития, карты развития ребенка, дневники наблюдений, позволят педагогам определить и скорректировать ход развития каждого воспитанника.

Нельзя оставлять без внимания и тот факт, что ведущей деятельностью у дошкольников является игровая деятельность. В игре формируется характер ребенка; происходят изменения в его познавательной деятельности. Игровое действие порождает процесс воображения, таким образом, малыш принимает на себя роль взрослого, в ходе создания им игровой ситуации происходит развитие наглядно-образного мышления. Дети, оставшиеся без попечения взрослых, не владеют игровой деятельностью, с интересом следуют за игровыми действиями воспитателя, выполняют его указания, охотно принимают все предложения, но включиться в игру, быть ее равноправным участником, не могут. Задача педагога устранить этот пробел, ребята активно интересуются предметами и игрушками, задействованными в игре, но, завладев ими, дети пытаются их спрятать или просто держать в руках. Важно уделять огромное внимание развитию игровой деятельности ребенка, вырабатывать умение самостоятельной игре. Через игру ребенок получает свой первый опыт взаимодействия с окружающими. На стадии дошкольного возраста у детей начинает формироваться этические инстанции и моральные чувства.

Также, важным аспектом, в работе с детьми этой категории, является, формирование потребности в обучении, саморазвитии, раскрытии творческого потенциала, способности к самореализации,в этом помогут различные формы работы:

— массовые: коллективный труд, праздники, вечера, диспуты, олимпиады, выставки, конкурсы, спортивные соревнования, походы, экскурсии;

— групповые: трудовые, творческие объединения.

Тот факт, что детиостались без попечения родителей лишает их: во-первых, важного для психологического благополучия, переживания своей значимости и ценности, уверенности в себе, лежащих в основе формирования полноценной личности. Поэтому огромное внимание в работе необходимо уделить, конечно, патриотическому воспитанию, организация мероприятий по культуре общения и поведения в общественных местах и в транспорте, ознакомление с дорожной азбукой, знакомство с традициями, богатой культурой, историей и промыслами народа — это направление поможет детям почувствовать себя частью этого мира. Так как в развитии детей сирот присутствует «момент отверженности», в более эффективном воспитании патриотизма должны присутствовать целевые прогулки, экскурсии к памятникам, другим достопримечательностям, чтобы дети в дальнейшем не были дезориентированными и не чувствовали себя отрезанными от мира, а наоборот стремились стать его частью уже самостоятельно.

Такое глобальное развитие невозможно без человеческого общества, без заботы и любви взрослых людей. А взрослые, педагоги, воспитывая и обучая будущее поколение, должны всегда помнить о том, что детство – незабываемый период в жизни человека, и по словам В. А.Сухомлинского: «Настоящая, яркая, самобытная, неповторимая жизнь, и от того, как прошло детство, кто вел ребенка за руку в детские годы, что вошло в его разум и сердце из окружающего мира, от этого в решающей степени зависит, каким человеком станет сегодняшний малыш».

Очень важно, чтобы ребенок, оказавшийся в трудной жизненной ситуации, попал в атмосферу доброжелательности, соучастия, к специалистам, готовым и способным помочь ему справиться со всеми трудностями, преодолеть последствия своего одиночества и вступить во взрослую жизнь полноценным членом общества.

Рожкова Елена Александровна

МБДОУ «Детский сад № 28 «Золотой петушок», воспитатель.

Дети войны Дети войны. Играют дети всей земли в войну, Но разве о войне мечтают дети? Пусть только смех взрывает тишину На радостной безоблачной планете.

Здоровое подрастающее поколение-залог здорового общества Ежегодно 24 марта по решению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) отмечается Всемирный день борьбы с туберкулёзом. Туберкулёз является.

Мои дети Хочу поделиться событием моей жизни. В этом году мои дети-двойняшки пошли в 1 класс. Я не могу понять, когда же пролетели годы ясельного.

Консультация «Дети — это мы» В наше время в которое мы сейчас живём наше будущее — это дети. Дети самое важное звено для своих родителей, но не каждый родитель сможет.

Досуг с детьми старшего дошкольного возраста «Знакомимся с японской борьбой «Кэндо». Развиваемся всесторонне В нашем саду с детьми старшего дошкольного возраста мы практикуем работу по программе «Олимпийского движения». Поэтому этот досуг приурочен.

Консультация для родителей «Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили» Консультация для родителей. «Как говорить, чтобы дети слушали и как слушать, чтобы дети говорили.» Основные принципы общения с ребенком.

Речевая среда дошкольника: сквернословие — болезнь общества -. Ребенок оказывается в речевой среде сразу после рождения. — При помощи речи взрослые руководят действиями ребенка, ставят перед ним.

Сценка для сотрудников общества «Красный Крест» СЦЕНКА ДЛЯ СОТРУДНИКОВ ОБЩЕСТВА КРАСНОГО КРЕСТА Кристина: Я на солнышке лежу, Я на солнышко гляжу, Все лежу и лежу, И на солнышко гляжу.

Театр и дети «ТЕАТР И ДЕТИ» Прежде всего, мне хотелось бы поделиться своими соображениями о специфике нашей педагогической деятельности. Как говорил.

Сценарий праздника «В гостях у осени». Экологическое воспитание детей (4–6 лет) в интересах устойчивого развития общества Осень! Последние теплые дни. Прощальные дары уходящего лета. На огородах и в садах созревают овощи, ягоды, фрукты. Деревья стоят, одетые.

Социальное сиротство в России

Социальное сиротство -это проблема детей, оказавшихся без попечения живых родителей или родственников. Если раньше термином «сиротство» обозначали только утрату опеки близких в случае их смерти, то сейчас под опеку государства часто попадают дети, родители которых живы. Мы расскажем про причины трагедии нашего общества и возможные пути решения.

Причины социального сиротства

У социального сиротства нет единой причины, устранив которую можно было бы решить проблему. Если говорить о тех детях, которые оказываются в детском учреждении, то среди них много детей выпускников тех же учреждений. Как это получается?

Сироты, дети сирот

В государственном учреждении ребенок будет одет, умыт, накормлен, но никогда не получит тот важный опыт, который он получает дома — опыт жизни в семье, ответственности за близких, опыт распоряжения деньгами. Спонсоры и жертвователи часто жалеют воспитанников детских домов и стараются одарить их тем, что кажется им доступным — материальными благами, но, получив в подарок очередной телефон или планшет, подросток-сирота не научится ценить эти вещи, зарабатывать своим трудом, нести ответственность за свои слова и дела и, главное, что он нуждается совсем не в этом. Лучшей помощью было бы общение, возможность бывать в семье хотя бы на гостевом режиме или, по крайней мере, переписываться с близким взрослым, куратором, иметь возможность обсудить свои проблемы, выбрать профессию, получить образование.

Читайте также  Авиаракетно-космическая промышленность США

После выхода из детского дома бывший ребенок зачастую совершенно не приспособлен к жизни, где почти все решали за него, а подарки сыпались как из рога изобилия, не заменяя душевное тепло. Подросток не привык думать о последствиях и, оказавшись на руках с ребенком, просто не знает, что с ним делать. При должной поддержке, курировании, психологической помощи молодые родители могут справиться. И службы, способные оказать эту поддержку, могли бы решить проблему. Хотя ее первопричина по-прежнему остается актуальной.

«Вы себе еще родите»

Еще одна ситуация, которая ведет к социальному сиротству — недостаточное информирование, поддержка и помощь родителям детей с особенности развития. Ребенок, который больше других нуждается в родительской поддержке и любви часто оказывается в государственном учреждении, потому что в больнице родителям сказали «вы себе еще здорового родите». Часто ярлыки «необучаемый», «агрессивный», «не сможет вас узнавать» навешиваются на ребенка, который может и должен воспитываться в семье. Более того, именно в семье будет иметь хорошие перспективы.

Не получив должной поддержке на самом первом этапе пути, родители пугаются возможного диагноза ребенка и оставляют его в «системе», где медицинская помощь оказывается в недостаточном объеме или не оказывается совсем, если речь идет о дальних регионах.

За чертой бедности

Социальными сиротами часто становятся дети родителей, которые не могут обеспечить ребенка, так как сами социально не защищены. Речь идет о трудовых мигрантах, но не только о них. Оказавшись в трудном положении одинокой матери, не имея возможности вернуться домой так, чтобы не получить осуждение родственников и не попасть в социальную изоляцию, матери решаются отдать своих детей. Одиночество, незнание языка, законов, традиций, плохие условия труда приводят к тому, что ребенок оказывается в базе данных детей сирот.

Поместить ребенка временно по заявлению родителей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, можно и сейчас. Этого можно было бы избежать, если бы семье предоставили помощь, именно этим занимаются кризисные центры для женщин с детьми, но спрос, к сожалению, превышает предложение.

Что происходит с социальным сиротой?

В государственном учреждении даже с лучшими игрушками и воспитателями, ребенок не получит самых главных навыков, которые необходимы человеку в жизни.

  • Расстройство привязанности. Зачем кого-то любить, если любой взрослый может исчезнуть? Ты — один из многих, у персонала нет времени уделить каждому достаточно индивидуального внимания. Лица сменяются одно за другим. У детей часто формируется привязанность к вещам, но не к близкому человеку, которого просто нет.
  • Отсутствие уважения к личности. Большая система может функционировать только при соблюдении общих правил. Печальное следствие — к человеку относятся, как к объекту, он не принимает решений сам и не умеет их принимать. Ребенок часто не знает, как решить элементарные бытовые вопросы. Ведь ему раньше всегда говорили, что говорить и, что делать.
  • Отсутствие представлений о семье. Создать семью по картинкам и рассказам о ней нельзя. Именно поэтому ребенку из детского учреждения тяжело понять, как строятся отношения в семье, что такое ответственность, как члены семьи ведут себя по отношению друг к другу. Большой коллектив — это не семья. Основы семейного устройства знает только тот, кто получил опыт жизни дома.

Профилактика социального сиротства

Помогать решить проблему социального сиротства или хотя бы сократить количество детей-сирот при живых родителях могут простые меры:

  • Грамотное информирование. Родитель должен знать, что произойдет с ребенком в системе. То, что он будет всегда сыт и обут не гарантирует ему счастья и морального удовлетворения.
  • Врожденные заболевания — не приговор, при грамотной помощи с ними можно и нужно справляться, эта помощь и поддержка должна начинаться еще на первом этапе, когда женщина узнает о возможных трудностях ребенка во время беременности. Каждому ребенку лучше в семье.
  • Организовать систему помощи для семьи в кризисной ситуации. Грамотное сопровождение выпускников детского дома уже после их выхода во взрослую жизнь, поддержка психологов и кураторов помогла бы сократить количество сирот.
  • Информирование жертвователей о помощи социальным сиротам. Благое намерение помочь детям в детском доме может обернуться трудностями для детей в дальнейшем. Вместо материального подарка, лучше поддержать самого ребенка регулярным общением в доступной вам форме по согласованию с органами опеки — переписка, визиты, гостевой режим, помощь в учебе. Помощь фонду, который занимается профилактикой социального сиротства, больничными нянями для детей-«отказников» — лучшая благотворительность, чем покупка сладостей и игрушек.

Читайте также

Как живут российские сироты и почему это должно волновать каждого из нас

Сегодня отмечается Всемирный день сирот, задача которого — привлечь внимание общества к проблеме детей, лишившихся семьи. «Афиша Daily» поговорила с руководителем благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Еленой Альшанской о главных проблемах сиротства в России, реформе детских домов, а также о том, как можно спасти детей.

Руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Почему проблема сирот касается вообще всех

На сегодняшний день около 48 тысяч детей находятся в базе данных нуждающихся в семейном устройстве, это дети, родители которых были лишены прав или ограничены в них. И еще около 20 тысяч детей были размещены в учреждениях по заявлению родителей — информация о них не отображается в этой базе, потому что они не нуждаются в семейном устройстве.

Я бы хотела сказать, что общество не может игнорировать детей, которые остались без заботы родителей. Что это должно быть естественным порывом души каждого. Но это громкие слова, и многие просто пройдут мимо, считая, что для этого есть государство, и сироты не их личная забота. Поэтому я попытаюсь привести аргументы, опираясь на эгоизм и элементарное чувство собственной безопасности.

Дети из детских домов — обычные люди, но травмы и переживания, которые они несут за собой, зачастую делают их жизнь очень тяжелой. При этом они не живут в вакууме, поэтому их сложности, не совсем правильное поведение, инфантильность и злость станут частью нашего общего мира.

Такие дети чувствуют себя одинокими, никому не нужными, затравленными. Они не умеют нормально общаться вне замкнутой среды учреждения. У них отсутствует эмпатия к миру, частью которого они никогда не были .

Ведь всегда есть тот, кто приготовит в столовой еду, заправит кровать и так далее. Таких детей чаще всего подхватывают люди, занимающиеся не совсем законными делами, но умеющие работать с маргинализированным, отверженным обществом контингентом.

Как выглядит система детских учреждений

Есть множество типов учреждений, которые находятся в ведомстве разных министерств. Например, дом ребенка, где живут дети до четырёх лет, относится к системе здравоохранения. Есть целая система учреждений, которыми занимается министерство образования: детские дома, школы-интернаты, коррекционные учреждения, которых у нас целых восемь (для детей с проблемами слуха, зрения, интеллекта и так далее). Еще есть интернаты для детей с умеренной и глубокой умственной отсталостью, а на самом деле для детей с разными тяжелыми нарушениями здоровья, — они находятся в системе социальной защиты.

Существуют организации в системе социальной защиты: социальные центры и приюты, которые зачастую дублируют функции детских домов. По закону там должны находиться дети, размещенные в учреждении по заявлению родителей на время оказания семье социальной помощи. Но опыт показывает, что сроки нахождения ребенка в социальном центре или приюте иногда затягиваются на несколько лет, и чаще всего дети оказываются там по нескольку раз. Когда началась реформа детских домов, мы увидели регионы, где количество детских домов снизилось, а количество приютов увеличилось вдвое.

С чем сталкиваются сироты в учреждениях

1. Игнорирование травмы

Детский дом не санаторий. Ребенок поступил туда не просто так, а потому что в его семье произошло что-то ужасное. Он мог быть жертвой насилия, включая сексуальное, а, может быть, именно само перемещение из семьи, которая его любила, но не справлялась с какими-то потребностями ребенка, и является главной травмой и насилием для него.

Воспитатели чаще всего не знакомы с понятием депривации, травмы, ее последствий, не умеют работать с травмированным ребенком достаточно чутко и аккуратно, чтобы позволить ему справиться с переживанием горя, потери, одиночества, злости и многих-многих других чувств. Травматический опыт у детей проявляется в нарушениях поведения и сложном эмоциональном состоянии . Могут наблюдаются вспышки агрессии по отношению к другим детям или персоналу, аутоагрессия, истерики, сложности в обучении, действия сексуального характера по отношению к другим детям. Такой опыт может привести к воровству и склонности к вредным привычкам — это может быть попыткой справиться с трудными переживаниями самостоятельно, заглушить болезненные чувства.

2. Система наказаний

Поскольку персонал не имеет представления об особенностях детей, переживших такой опыт, он ориентируется не на причины такого поведения, а на его купирование. Обычно это осуществляется через наказания, которые могут быть разными — в зависимости от особенностей сотрудников детского дома.

Если ребенка в такой ситуации наказывать, травматический опыт усугубляется. Во-первых, он сильнее злится, и поведение становится только сложнее. Во-вторых, ребенок эмоционально закрывается, выходит на уровень «выживания», что приводит к отсутствию эмпатии и понятия о моральных нормах. Кроме того, исчезает мотивация к достижению чего-либо, потому что уровень стресса не позволяет осуществлять познавательную деятельность, у ребенка нет ресурса на развитие.

3. Несуществующие диагнозы

Зачастую детей, нормально реагирующих на ненормальную и травматическую ситуацию, направляют в психиатрическую больницу с целью снять остроту поведения и получить объяснение о причинах происходящего. В таких случаях дети зачастую получают не совсем корректный психиатрический диагноз и медикаментозную терапию. Потому что психиатры, к сожалению, тоже не учитывают этот опыт и переживание ребенком потери семейного проживания.

Читайте также  Виды и организация деловых совещаний

4. Физическое и сексуальное насилие

В условиях огромного коллектива и отсутствия реабилитации в сиротских учреждениях часто происходят акты физического и сексуального насилия. Прежде всего это делают дети друг с другом, а воспитатели не могут справиться с ситуацией. Няня, которая остается ночью одна с 15–40 детьми, не сможет ничего сделать, если одни мальчики пойдут бить других. Бывает, что на ситуацию закрывают глаза и, более того, используют ее, чтобы выстроить контакт с агрессором, который будет помогать поддерживать порядок в группе.

5. Отношение к детям с инвалидностью

Самая тяжелая картинка, которую мы видим сегодня. Кроме тех проблем, которые есть у каждого ребенка — горе, потеря семьи, возможно, непроработанная травма или опыт насилия, — добавляется проблема, связанная с их основным заболеванием. Для детей, имеющих тяжелые множественные нарушения, уход в специализированных учреждениях социальной защиты осуществляется в основном младшим персоналом, не имеющим специальной подготовки. Кроме того, именно там, где детям нужно в два раза больше внимания и ухода — они зачастую не могут сами поесть, встать и так далее, — персонала не больше, что казалось бы логичным, а меньше, чем в организациях, где живут дети без особенностей. Мы видим совершенно неудовлетворительный уровень ухода за такими детьми, а состояние их здоровья часто ухудшается в системе государственной заботы .

6. Постоянные переводы с места на место

Есть дети, которые к 11–12 годам пережили от семи до восьми перемещений между организациями, годами не виделись со своими братьями и сестрами и не общались с ними. До сих пор в большинстве регионов ребенок идет по этому горестному «сиротскому этапу». После изъятия из семьи детей определяют в больницу, где они проводят около двух месяцев, затем примерно на полгода в приют. Далее братьев и сестер делят и отправляют малышей до 4 лет в дом ребенка, а старших — в детский дом.

7. Отсутствие перспектив

Если выяснится, что ребенок отстает в развитии, его переводят в коррекционный детский дом. Цепочка может закончиться детским домом-интернатом, где еще несколько лет назад образованием детей не занимались вообще. Ребенок сидит на одном месте с минимальным уходом и перспективами в будущем, после чего по достижению совершеннолетия попадает либо в психоневрологический интернат, либо в дом престарелых. Зачастую он остается без каких бы то ни было перспектив, чтобы учиться, работать, видеть мир и участвовать в его жизни.

Сиротская доля. Как живут дети, оставшиеся без родителей?

«И то, и другое отношение к ребятам, оставшимся без родителей, недопустимо», – считает Сергей Бочаров, сирота с активной жизненной позицией.

Школа жизни

– Сергей, знаю, у тебя была непростая судьба…

– Когда я родился, мама сразу же по неизвестной причине написала отказную, и я попал в дом малютки. В 1996–м меня перевели в детский дом, а когда пришло время идти в школу, направили в школу–интернат для детей, имеющих серьёзные проблемы со зрением, где я жил и учился до 2012 года. Но я не хочу жаловаться. Наоборот, я благодарен судьбе, что меня определили именно в этот интернат. Там нас готовили к полноценной жизни: учили готовить, стирать, убирать, развивали наши таланты. Я стал заниматься вокалом. Побывал на многих фестивалях. А в 2008 году участвовал в велопробеге, посвящённом Паралимпийским играм: за 10 дней мы доехали до Сочи. Хотели доказать, что ребята с ограниченными возможностями здоровья – полноценные члены общества.

– Многие о своей жизни в интернате вспоминают с неохотой, а ты наоборот. Неужели всё было так безоблачно?

– Наверное, всё зависит от интерната. Мне повезло. Единственное – было морально тяжело: очень хотелось иметь маму и папу. Каждого детдомовского ребёнка тянет в семью. Что касается остальных сложностей, я их не помню. В нашем интернате воспитательно–образовательная система была построена так, чтобы мы не чувствовали себя обделёнными или обиженными. Трудности начались, когда я вышел из его стен в самостоятельную жизнь. Оказалось, учреждения профобразования не готовы принимать таких детей, как я. Приходилось возвращаться к «своим», просить совета, поддержки.

– Насколько было сложно адаптироваться к обычной жизни?

– Очень. Не все справляются. Некоторые начинают «спускать» накопленное за годы в интернате. Бывает, тратят по 300 тысяч в день. А тут ещё сразу появляется масса «друзей», которые не прочь поживиться за чужой счёт. Есть и другая категория ребят, которые привыкли, что государство им всё даёт. Поэтому они считают: так будет всегда. Не понимают, что во взрослой жизни нужно самим искать пути–выходы.

Добывать с боем

– В нашем регионе особенно остро стоит вопрос с предоставлением сиротам жилья. Ты с этой проблемой столкнулся?

– Да, отсутствие жилья, пожалуй, главная проблема. Даже имея на руках решение суда, получить квартиру практически нереально. Я встал в очередь в 2010 году. Когда выпускался, был 247–й. Поняв, что квартиру увижу не скоро, обратился в суд. И что? Летом будет четыре года, как судебное решение не исполнено. Одно радует, что я хотя бы в очереди продвинулся – теперь я 4–й. Власти списывают всё на недостаток финансирования. В 2015 году город купил всего 7 квартир.

– И как же можно изменить ситуацию?

– Я могу посоветовать всем выпускникам интернатов только одно: отстаивать свои права, добиваться, а не просто ждать, когда кто–то придёт и поможет.

– Но ты, насколько я знаю, как раз и помогаешь отстаивать права таких детей?

– Да, когда формировали корпус общественных помощников при уполномоченном по правам ребёнка, мне позвонили и пригласили войти в его состав. Я согласился. Сегодня очень сложно со своими проблемами достучаться до чиновников: тебя футболят, отправляют из кабинета в кабинет. А тут появился шанс воздействовать на них, так скажем, законным способом.

– Например? Чем конкретно ты занимаешься?

– Просвещаю ребят в правовых вопросах, и не только сирот, но и обычных школьников, чтобы каждый ребёнок знал – у него есть взрослые защитники.

Будьте терпимее

– По всей стране закрывают интернаты. У нас несколько детских домов отдали под детсады. Как думаешь, настанет время, когда сирот совсем не будет или это утопия?

– Конечно, нам, как и любой стране, не удастся полностью избавиться от сиротства: жизнь сложная штука, у некоторых детей родители просто умирают. Но сделать так, чтобы сирот было меньше – в наших силах. Для этого необходимо выявлять причины возможного оставления ребёнка без родителей на ранних стадиях. Этим должны заниматься и власть, и общественность. Я знаю, что сегодня органы опеки делают всё возможное, чтобы оставить ребёнка в семье. Всячески воздействуют на неблагополучных родителей. Раньше было по–другому: пришли, составили акт, отправили в детский дом. Никто не разбирался, ни вникал в проблемы семьи. Сегодня многих детей забирают приёмные родители.

– Но отношение к сиротам в обществе по–прежнему неоднозначное. Можно ли его поменять?

– Обществу необходимо научиться принимать таких детей. Потому что они – часть социума. У нас, например, в детские лагеря направляют и сирот, и домашних детей. И это правильно. Неправильно отношение некоторых людей. Бывает, мама не хочет приобретать ребёнку путёвку в лагерь, потому что там будут сироты или кто–то не желает покупать квартиры в новом доме, часть которого отдана выпускникам интернатов. Люди живут в плену стереотипов, которые необходимо ломать. Ещё сложнее отношение общества к детям–инвалидам. Никто не говорит, что их нужно жалеть, гладить по головке. Поверьте – не нужно. Достаточно того, что этих детей будут принимать и относиться к ним терпимее.

Елена Альшанская: мы идем по пути больших и серьезных перемен в жизни сирот в нашем обществе

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» рассказала о реформе детдомов

Москва. 11 октября. INTERFAX.RU — Прошел год с момента вступления в силу постановления правительства РФ о деятельности организаций для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (№481). Этот документ запустил масштабную реорганизацию сиротских учреждений по всей стране. Теперь сироты в детдомах находятся временно — до тех пор, пока их не вернут в кровную или не найдут приемную семью. Причем условия пребывания в учреждении должны быть приближены к семейным. Инициатором реформы стал Совет при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере, а вопрос ее необходимости подняла в совете президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, которая рассказала «Интерфаксу» о том, как проходит реформа и что должно измениться в жизни сирот.

— Почему возникла необходимость изменения всей системы сиротских учреждений?

— В середине XX века появились серьезные исследования психологов, психофизиологов и неврологов, которые показали, насколько серьезный урон наносит для ребенка уход в условиях коллектива, без проявляющего заботу личного взрослого. Семья оказалась не просто важной, а жизненно важной. Для маленького ребенка индивидуальная забота — вопрос его адекватного психофизиологического развития как личности. А среда, в которой ребенок растет, это, по сути, тренировочная площадка всех его будущих отношений с людьми и миром, тут закладывается его представление о том, как устроен мир. Те условия, в которых до последнего времени в России находились дети-сироты, наносили огромный урон развитию их личности, поскольку и значимого взрослого у них не было, и были они как то самое дитя у семи нянек, и сами условия не имели ничего общего с тем, как устроен мир вне учреждения. Ребенок учился и усваивал чуждый опыт, который не помогал, а мешал его дальнейшей социальной адаптации после выхода из детского дома.

Коллективное воспитание, когда еда выезжает, как на конвейере — сразу на тарелках, когда есть специальная уборщица, когда все взрослые вокруг работают на то, чтобы заботиться и организовать твой быт, — это мир, не похожий ни на что, а тем более на жизнь в семье. Это мир, где все общее и кроме кровати нет ничего личного. Поэтому ребенок в самый сенситивный период своей жизни учится тому, что все должны делать за него, а в дальнейшем не понимает, почему ему, чтобы прожить, нужно работать, стремиться и добиваться чего-то самому. При этом, когда сотрудники учреждений видят, что в будущем у детей не получается построить нормальную жизнь, они грешат на плохую генетику, а не на губительность системы коллективного ухода. Чтобы как-то нивелировать этот урон и помочь социализироваться, требуются огромные вложения со стороны государства на дальнейшую поддержку молодых людей.

Читайте также  Астрология-этап развития астрономии

— Вы были членом совета при правительстве РФ, который занимался разработкой постановления. Сложно было работать над документом?

— Я считаю большим достижением, что документ удалось согласовать в такие короткие сроки. От момента постановки задачи на совете до принятия постановления прошло полтора года. За это время три министерства, в ведении которых находятся детские учреждения, сумели договориться и прийти к общему пониманию целей и формированию нового подхода. У нас так исторически сложилось, что все учреждения для детей-сирот находятся в разных ведомствах. Дома ребенка находятся в ведомстве Министерства здравоохранения. Дети с особенностями интеллектуального развития, которые живут в детских домах-интернатах, под опекой Министерства труда и соцзащиты, там же находятся временные приюты для сирот. А министерство образования курирует все остальные — детские дома и коррекционные школы. Во всех этих учреждениях свой мир, свои непересекающиеся правила жизни, а совету и представителям ведомств нужно было сесть и договориться, что теперь они будут жить по одним правилам. Все это вылилось в большой документ, который я считаю компромиссным и переходным и который, по моему мнению, в будущем требует корректировки. Но это уже большая победа и совершенно новый этап в жизни организаций для детей-сирот.

— Есть что-то принципиально новое и уникальное в этом постановлении?

— Это не новое и уникальное, а то, что имеет под собой доказательную базу и на практике тоже уже доказало свою эффективность. Были проекты и в нашей стране, уникальные детские дома, которые работали не на консервацию детей, как огурцов в банке, а на работу с их кровной семьей или с приемной, которые перестраивали жизнь внутри учреждения по-другому, создавая семейно-воспитательные группы вместо казарм. Их опыт наконец-то оказался востребован. И мы опирались на опыт Москвы, Санкт-Петербурга, Череповца и многих других регионов, где десятилетиями развивались экспериментальные площадки, и их эффективность давно проверена временем и очевидна. Но до этого постановления на общую практику этот опыт никак не влиял.

— Что именно должно измениться в жизни детей-сирот и в укладе самих детдомов?

— Самое главное – должен быть минимизирован срок нахождения ребенка в детском доме. Как можно быстрее вернуть его в родную семью или, если это невозможно, найти принимающую. Каждые полгода план по жизнеустройству ребенка теперь будет пересматриваться органами опеки и организацией, где ребенок живет. Такие учреждения должны восприниматься как временное место проживания, где дети находятся до устройства их в кровную или приемную семью. Если ребенок размещен по заявлению, то теперь необходимо заключать трехсторонний договор — родитель, детский дом и органы опеки, — в котором должны быть четко прописаны срок, причина, регулярность посещений, участие родителя в воспитании и содержании ребенка, а также меры по устранению ситуации, приведшей к такой потребности.

Вторым важным аспектом стало изменение уклада жизни в учреждениях для того, чтобы максимально приблизить условия в них к обычным домашним, с личными вещами, правом выбора досуга, участием в уборке и готовке еды. В идеале реформа должна привести к тому, чтобы дети, которые попали в систему, жили в маленьких детских домах квартирного типа, имели личные вещи, помогали вести быт и привыкали к небольшому составу воспитателей, а не к веренице взрослых, которые предъявляют к ним абсолютно разные требования.

Кроме того, детей должны перестать переводить из группы в группу. А у самих групп, которые теперь не могут вмещать больше восьми человек, должны быть отдельные помещения для сна, игр и приема и даже приготовления пищи, как своя квартира. Еще важные моменты – запрет разделять братьев и сестер в учреждениях, требование, чтобы группы формировались из детей разных по возрасту и по группам здоровья. Ребенок может ходить в школу по соседству и в детский сад, а не жить весь день, всю неделю, весь год за забором, не выходя оттуда. Детей больше не должны размещать на обследование в больницу, перед тем как отправить в детский дом или дом ребенка. Теперь обследование должно проходить как у обычных детей, в поликлинике, куда водят за руку. Вообще, все должно быть максимально обычным. Опека обязана размещать ребенка не в первое попавшееся учреждение, а в то, которое наиболее близко к его месту проживания, и надо постараться сохранить его школу и те кружки, в которые он ходил. Такие условия, как показывают исследования, помогут детям стать менее травмированными и получить гораздо лучшее представление о нормальной жизни.

— Что мешает реформе?

— Главное, чего сейчас не хватает, чтобы реформа действительно случилась, — это тотальная переподготовка кадров. Мы потихоньку, насколько это возможно в рамках одной небольшой организации, стараемся принимать в этом участие, разрабатываем программы и переобучаем детские дома. Пока только в Москве. Происходит это в рамках нашего проекта «На стороне ребенка». Цель обучения — повысить мотивацию сотрудников сиротских учреждений, органов опеки, центров помощи семье к работе по семейному устройству ребенка и возврату ребенка в кровную семью и помочь им в работе с детьми. В 2015 году в наших курсах участвовали 80 сотрудников из десяти домов ребенка и более 500 специалистов органов опеки и попечительства в десяти округах Москвы.

Понятно, что будет сложно, так как большинство учреждений привыкло жить в своем обычном формате — распихать детей по комнатам-группам, всех разделить по возрасту и типу заболеваний и как-то наполнять дневной ритм рутинами, чтобы дети были заняты. Что у них на душе, как они будут жить дальше, что они чувствуют — это в фокусе никогда не находилось. Такие понятия, как значимый взрослый, депривация, травма и привязанность, до сих пор что-то далекое и непонятное и для многих руководителей детских домов и ведомств, над ними стоящих, и для персонала, работающего непосредственно с детьми.

— Вы увидели какие-то реальные изменения в детдомах, когда ездили по регионам?

— Постановление вступило в силу осенью, мы регулярно ездим с мониторингом, начиная с зимы. В самые первые наши поездки мы столкнулись с тем, что не все учреждения слышали о постановлении, а те, которые слышали и читали его, считали, что к ним эти изменения не относятся. В наши приезды в 2016 году ситуация поменялась. Понимание, что меняться придется, что постановление касается всех, уже есть во всех регионах. Мы столкнулись буквально с парой ситуаций, когда регион пытался хитростью вывести учреждений из-под действия постановления. Мы держим эти истории на контроле.

Большой сложностью сейчас является то, что федерального финансирования на реорганизацию нет, регионы сами должны на это найти средства. Планировка и размер некоторых зданий вообще не позволяет соответствовать новому законодательству. Но не всегда это стоит делать. Огромные здания в принципе не приспособлены для проживания в них детей в беде, для создания семейных условий. Регионам надо быть гибче и передавать большие здания на что-то более адекватное — школы, общежития, цеха, реабилитационные центры. А детей селить ближе к дому в более компактных зданиях. В плане организации быта заметны положительные сдвиги, но, к сожалению, тоже не везде. Например, детей формально делят на группы по восемь человек, а они при этом живут в комнате, где стоят девять двухэтажных кроватей. Правило о том, что у детей должен быть постоянный состав воспитателей, тоже не везде верно истолковали. Мы стали свидетелями случая, когда постоянным составом воспитателей назвали персонал из десяти человек, где каждый сотрудник работал по полдня.

— Много ли сиротских учреждений, в которых реорганизация в целом проходит успешно?

— Мы встречали очень разные организации — и те, в которых до реализации постановления еще очень далеко и те, где радовались постановлению, возможности наконец устроить жизнь детей по-человечески, где понимают про работу с кровной семьей, где дети уже живут в разновозрастных малокомплектных группах, где меняется штатное расписание в интересах детей.

Есть вещи, которые огорчают. Например, есть в Санкт-Петербурге 13 дом ребенка, на базе которого факультет психологии СПБГУ проводил исследования депривации у маленьких детей, и там группы уже много лет устроены правильно, детей мало, дети разные, с ними постоянные воспитатели. Это одна из тех самых экспериментальных площадок, про которые мы рассказывали вице-премьеру по социальным вопросам Ольге Голодец еще в 2012 году, когда проводили совещание по необходимости реформы. Санкт-Петербург до сих пор не распространил их опыт, который полностью соответствует постановлению, на другие дома ребенка, и более того, они чуть ли ни под угрозой слияния с другими и потери всех своих наработок сегодня. Это, увы, происходит потому, что не все руководители социальных блоков в регионах и руководители профильных комитетов сами понимают суть реорганизации. Я очень надеюсь, что нам удастся все-таки эту ситуацию изменить.

Хочу сказать, что сам факт изменения законодательства уже очень большой шаг. И то, что люди, работающие в системе коллективного ухода, меняют свое мировоззрение и подход, рано или поздно приведет к ощутимым изменениям в этой сфере. Мы идем по пути больших и серьезных перемен в жизни самой уязвимой категории детей в нашем обществе. Я очень надеюсь, что эти перемены будут по-настоящему заметными, в первую очередь для них.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: