Актуальные проблемы административной ответственности - OXFORDST.RU

Актуальные проблемы административной ответственности

Актуальные проблемы реализации института административной ответственности должностных лиц

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 05.10.2020 2020-10-05

Статья просмотрена: 336 раз

Библиографическое описание:

Ширинян, Р. В. Актуальные проблемы реализации института административной ответственности должностных лиц / Р. В. Ширинян. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 40 (330). — С. 173-176. — URL: https://moluch.ru/archive/330/73929/ (дата обращения: 16.09.2021).

В статье на основе анализа отдельных составов административных правонарушений, субъектами, совершения которых выступают должностные лица, выявляются актуальные проблемы привлечения их к административной ответственности. Объектом анализа выступают правонарушения, предусмотренные ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ (Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), организации, уполномоченной в соответствии с федеральными законами на осуществление государственного надзора (должностного лица), органа (должностного лица), осуществляющего муниципальный контроль). Отмечаются несовершенства правовой регламентации анализируемых составов административных правонарушений. Подчеркивается необходимость внесения изменений в анализируемые статьи КоАП РФ. Вносятся предложения по совершенствованию правовой регламентации и механизма реализации института административной ответственности должностных лиц.

Ключевые слова: административная ответственность, должностное лицо, невыполнение в срок законного предписания органа (должностного лица) осуществляющего государственный надзор (контроль), организации, уполномоченной в соответствии с федеральными законами на осуществление государственного надзора (должностного лица), органа (должностного лица), осуществляющего муниципальный контроль).

In the article, based on the analysis of individual compositions of administrative offenses, the subjects of which are officials, the actual problems of bringing them to administrative responsibility are identified. The object of the analysis is the offenses under part 20 of Art. 19.5 of the Code of Administrative Offenses of the Russian Federation (Failure to comply in time with a legal order (resolution, presentation, decision) of a body (official) exercising state supervision (control), an organization authorized in accordance with federal laws to exercise state supervision (an official), a body (official)), exercising municipal control). The imperfections of the legal regulation of the analyzed compositions of administrative offenses are noted. The need to amend the analyzed articles of the Code of Administrative Offenses of the Russian Federation is emphasized. Suggestions are made to improve legal regulation and the mechanism for implementing the institution of administrative responsibility of officials.

Keywords : administrative responsibility, official, refusal to provide information, failure to comply in time with the legal order of the body (official) exercising state supervision (control), the organization authorized in accordance with federal laws to exercise state supervision (official), body (official) exercising municipal control).

Институт административной ответственности должностных лиц — одна из актуальных проблем доктрины административного права. Анализ литературных источников показал, что институт административной ответственности должностных лиц является объектом широких научных дискуссий, его исследованию посвящены научные труды Н. В. Бодровой, М. В. Ермоленко, П. И. Кононова, О. В. Пономарева, А. В. Сладковой, Т. О. Шилюк, Ю. Б. Шипиловой и др. [1; 2; 4; 8; 12; 13; 14].

Учитывая достаточную степень научной разработанности анализируемой проблемы, принимая во внимание бесспорную теоретическую и практическую значимость исследований в рассматриваемой области, представляется важным отметить, что отдельные правовые нормы, регламентирующие институт административной ответственности должностных лиц не лишены недостатков и требуют дальнейшего научного осмысления и совершенствования.

В рамках настоящего исследования, представляется необходимым на основе анализа отдельных статей Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ), предусматривающих ответственность за правонарушения, субъектами которых выступают должностные лица выявить и обозначить законодательные и правоприменительные проблемы института административной ответственности должностных лиц.

Рассмотрим особенности правового регулирования и механизма реализации административной ответственности должностных лиц на примере составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ (Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), организации, уполномоченной в соответствии с федеральными законами на осуществление государственного надзора (должностного лица), органа (должностного лица), осуществляющего муниципальный контроль).

В соответствии со ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Представляется справедливой точка зрения А. А. Мушниковой о том, что «институт административной ответственности должностных лиц характеризуется определенной спецификой, обуславливающей его особое место в административно-деликтном законодательстве» [5].

Проведенный анализ правовых положений КоАП РФ свидетельствует о том, что нормы, предусматривающие конкретные виды административных наказаний, характеризуются некой дифференциацией, то есть закрепляют составы административных правонарушений, субъектами которых выступают исключительно должностные лица, а также составы правонарушений, субъектами которых, наряду с должностными лицами выступают граждане и юридические лица. Вместе с тем степень ответственности должностных лиц значительно превышает степень ответственности граждан, однако значительно ниже степени ответственности юридических лиц.

Приведенные обстоятельства позволяют сформулировать авторскую дефиницию понятия «должностное административное правонарушение», изложив ее следующим образом: «должностное административное правонарушение — виновно совершенное, противоправное действие или бездействие должностного лица, выражающееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении возложенных на него в установленном законом порядке служебных обязанностей, обладающее повышенной степенью общественной опасности, обусловленной особым правовым статусом должностного лица и влекущее наступление административной ответственности в порядке, установленном КоАП РФ и законами субъектов Российской Федерации.

Далее, перейдем к непосредственному анализу проблем, возникающих при привлечении должностных лиц к административной ответственности по ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ.

Часть 20 ст.19.5 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за невыполнение в установленный срок законного предписания (представления) органа государственного (муниципального) финансового контроля.

Обозначенный состав административного правонарушения по замыслу законодателя, призван обеспечить эффективное исполнение представлений и предписаний, выносимых по результатам осуществления государственного финансового контроля, что обуславливается существенной тяжестью санкции за данное нарушение — это административный штраф на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификация на срок от одного года до двух лет.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 12 месяцев 2019 года судами общей юрисдикции было рассмотрено 178387 дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.5 КоАП РФ, 33128 должностных лиц было привлечено к административной ответственности [6].

Несмотря на значительное количество должностных лиц, привлеченных к административной ответственности за совершение анализируемого состава правонарушения, представляется важным отметить, что в правоприменительной практике нередко возникают проблемы в процессе привлечения должностных лиц к административной ответственности должностных по ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ, которые значительным образом осложняют ее применение.

К примеру, при применении ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ определенные сложности вызывает вопрос привлечения к административной ответственности должностных лиц за неисполнение законного представления (предписания) в случае обжалования данного представления (предписания) в судебном порядке.

Согласно позиции Федерального казначейства, нашедшей отражение в письме от 22 декабря 2017 г. № 07–04–05/09–1008: «состав правонарушения, определенный частью 20 статьи 19.5 КоАП, является формальным, то есть основанием для привлечения к административной ответственности является сам факт бездействия, который выражается в невыполнении законного предписания или действия в виде его ненадлежащего исполнения, правонарушение считается оконченным в момент наступления установленного срока исполнения предписания. Обжалование предписания органа государственного (муниципального) финансового контроля в суде не является основанием для приостановления его действия в случае, если действие предписания не приостанавливалось арбитражным судом в порядке ч. 3 ст. 199 АПК РФ по ходатайству заявителя» [7].

При этом следует отметить, что диспозиция ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ устанавливает, что административная ответственность устанавливается за неисполнение исключительно законного представления (предписания) органа финансового контроля. Однако в соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 201 АПК РФ, в делах об оспаривании представлений (предписаний) органа финансового контроля арбитражный суд может принять решение о признании данного представления (предписания) незаконным или об отказе в удовлетворении заявленных требований [3].

Анализ приведенных правовых положений позволяет заключить, что решение о признании предписания (представления) законным, в случае их обжалования, отнесено к компетенции судебного органа.

Приведенный вывод находит подтверждение в судебной практике [11].

Сказанное позволяет заключить, что привлечение должностных лиц к административной ответственности за неисполнение представления (предписания), в правовой ситуации, когда указанные представление (предписание) обжалуются, и результаты обжалования отсутствуют, может послужить основанием для отмены постановления о привлечении к административной ответственности.

Обозначенное обстоятельство, порождает вопрос о дате совершения правонарушения в виде неисполнения законного представления (предписания).

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, в отношении которого предусмотренная правовым актом обязанность не была выполнена к определенному сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока [9].

Таким образом, датой совершения нарушения в виде неисполнения представления (предписания) будет являться следующий день после последнего дня срока исполнения представления (предписания). В правовой ситуации, когда обжалуется представление (предписание) может возникнуть вопрос о дате совершения нарушения, поскольку законным представление (предписание) признается посредством вынесения судебного акта.

Представляется, что, несмотря на факт обжалования представления (предписания) датой совершения нарушения является следующий день после последнего дня срока исполнения представления (предписания). Обжалование представления (предписания) не влечет изменение срока, в течение которого оно подлежало исполнению, несмотря на факт его последующего признания законным в судебном порядке.

Определенные сложности в процессе обжалования представления (предписания) вызывает и решение вопроса о соблюдении срока давности привлечения должностного лица к административной ответственности. Санкция ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ предусматривает наказание в виде дисквалификации, в силу чего на основании ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ, срок привлечения к административной ответственности за совершение данного нарушения составляет 1 год.

Обозначенные обстоятельства находят подтверждение в судебной практике Верховного суда Российской Федерации [10].

Представляется важным отметить, что вследствие длительных сроков рассмотрения дел об обжаловании представлений (предписаний), возможных обжалований решений по данным делам, срока вступления в законную силу решений суда, существует риск истечения срока привлечения к административной ответственности по ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ.

С учетом приведенных обстоятельств, считаем необходимым, внести соответствующие изменения в КоАП РФ, посредством увеличения срока давности привлечения к административной ответственности по ч. 20 ст. 19.5 КоАП РФ.

Актуальные проблемы привлечения к административной ответственности за правонарушения в информационной сфере

Автор: Суханов А.Г.

Современный этап развития российского общества напрямую связан с глобализацией информационной сферы, становление и функционирование которой создают не только новые возможности для развития государства, общества и личности, но и определенные проблемы. Информация, существующая в социальном пространстве, имеет темпы быстрого распространения, преимущественно благодаря возможностям технического характера. При этом информация может иметь не только положительный характер, но и порою приобретать агрессивный, противоречивый и негативный подтекст, который может вносить определенный дисбаланс в развитие общественной жизни.

Приходится признавать, что развитие информационного общества в нашей стране происходит в противоречивой и сложной обстановке. Негативные процессы, которые существуют в российской общественной жизни, оказывают непосредственное воздействие на дальнейшее развитие информационной сферы и ее надлежащую и своевременную правовую охрану, диктуют необходимость установления различных мер юридической ответственности за совершение информационных правонарушений и в первую очередь мер административно-правового воздействия, что обусловлено распространенным регулированием нормами административного права информационных отношений.

Вместе с тем заметим, что в настоящее время правовая основа ответственности за правонарушения в информационной сфере находится в стадии формирования и характеризуется рядом проблем применения норм административного законодательства в информационной сфере, что затрудняет обеспечение адекватной защиты прав и законных интересов субъектов информационных отношений и реализацию принципа необратимости юридической ответственности.

Читайте также  Геометрический способ сложения сходящихся сил

Первая проблема привлечения к административной ответственности за правонарушения в информационной сфере напрямую связана со стремительным развитием интернет-пространства. Общепризнанным сегодня является утверждение, что XXI в. представляет собой прежде всего век информации. Органы государственной власти, организации различных форм собственности, а также граждане в повседневной деятельности могут получить путем использования различных технических устройств мгновенный доступ практически к любой информации. Не случайно, что именно в современных условиях развития государства, общества и личности Интернет расположился в числе главнейших информационных средств передачи и хранения информации, наряду с такими классическими СМИ, как радио и телевидение, журналы, газеты. И именно СМИ принадлежит одна из главнейших ролей в создании политической и государственной пропаганды[1], в оказании влияния на сознание общества и граждан.

Отношения, возникающие в сети Интернет, характеризуют определенные особенности, обусловливающие возникновение определенных сложностей в их правовом регулировании и, в частности, нормами административного права.

Во-первых, интернет-отношения характеризует неопределенность местоположения их участников. Так, сообщения в сети Интернет могут передаваться лицами, которые физически находятся в разных государствах, соответственно, может возникать коллизия в применении норм права соответствующей страны, в том числе в установлении местоположения лиц, совершающих противоправные деяния с использованием глобальной сети. В данном контексте виновные лица (организатор) могут быть привлечены к административной ответственности за неисполнение обязанностей по распространению информации в сети Интернет (ст. 13.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ))[2].

Во-вторых, отношения, возникающие в интернет-пространстве, обусловлены сложностью идентификации сторон отношений. Всемирная паутина Интернет предоставляет пользователю возможность оставаться, как правило, максимально анонимным, что создает благоприятную атмосферу для совершения действий противоправного характера.

В-третьих, специфика сети Интернет предоставляет его участникам большие технические возможности для совершения разнообразных значимых электронных действий, нежели по иным каналам связи. Например, органы государственной власти и местного самоуправления обязаны размещать в сети Интернет информацию о своей деятельности в случаях, установленных федеральным законом; за нарушение установленной обязанности виновные лица привлекаются к ответственности по ст. 13.27 КоАП РФ.

Учитывая приведенные выше особенности, следует признать, что регулирование интернет-отношений с помощью различных законодательных мер, в том числе нормами административного права, не всегда представляется возможным, что обусловлено в первую очередь отсутствием надлежащей проработанности правовой базы в рассматриваемой сфере. В этой связи представляется необходимым проводить системную проработку специального законодательства с учетом практики применения норм отраслевого законодательства, которые регулируют отношения в интернет-пространстве.

Второй проблемой привлечения к административной ответственности за правонарушения в информационной сфере является проблема конкуренции норм законодательства об административных правонарушениях и уголовного законодательства в сфере информации. В частности, в процессе квалификации административных правонарушений и преступлений в информационной сфере могут возникать сложности в определении оценки категории «существенный вред».

Присутствие критерия «существенный ущерб» лежит в основе разграничения ст. 5.39 КоАП РФ и ст. 140 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ)[3]. Так, административная ответственность по ст. 5.39 КоАП РФ наступает за неправомерный отказ в предоставлении гражданину и (или) организации информации, предоставление которой закреплено в нормах законодательства, либо несвоевременное получение или предоставление заведомо недостоверной информации, за исключением случаев, установленных в ст. 7.23.1 КоАП РФ. При наличии существенного вреда при совершении данного правонарушения ответственность наступает по ст. 140 УК РФ.

Заметим, что понятие «существенный вред» является оценочной категорией. Как правило, существенным вредом признается вред, причиненный имущественным отношениям. Вместе с тем отметим, что в литературе существует и иная точка зрения, согласно которой вред, причиненный правам и законным интересам гражданина, может быть и моральным, т.е. выражаться в нравственных страданиях потерпевшего, например, в результате неполучения, неполного или несвоевременного получения пенсии или заработной платы[4]. В случае отсутствия конкретизации последствий нанесенного вреда в результате совершения административного правонарушения можно презюмировать наличие как морального, так и имущественного вреда, причиненного правам и законным интересам гражданина. В подобных случаях отграничение состава административного правонарушения в информационной сфере от уголовно-наказуемых деяний, посягающих на информационные отношения, представляется достаточно сложным.

В этой связи, на наш взгляд, законодателю необходимо отказаться от использования оценочных категорий, что, в свою очередь, может позитивно повлиять на преодоление сложностей в их квалификации. Возможное решение указанной проблемы видится в дополнении соответствующих норм административного и уголовного права, содержащих оценочные категории, их легальным определением в соответствующих примечаниях, в которых будет даваться исчерпывающая характеристика соответствующих понятий. Считаем также целесообразным вышестоящей судебной инстанции нашей страны принять соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященное информационным правонарушениям, положения которого могли бы поспособствовать единообразному применению норм отраслевых актов в информационной сфере.

Третья проблема привлечения к административной ответственности за правонарушения в информационной сфере связана с проблемой низкой эффективности расследования рассматриваемой категории правонарушений и судебного разбирательства.

Определенные проблемы в борьбе с административными правонарушениями в информационной сфере вызывают следующие обстоятельства. В первую очередь это высокий уровень латентности указанной группы правонарушений. Здесь основной причиной, на наш взгляд, является отсутствие видимых материальных следов приготовления и совершения данного правонарушения. Следующее обстоятельство — это, конечно, разнообразие способов совершения данных административных правонарушений. Вызывает также определенные трудности определение самого события правонарушения, включающего в себя место и время его совершения. Также вызывает затруднение определение времени совершения административных правонарушений в информационной сфере. Например, разглашение информации с ограниченным доступом (ст. 13.14 КоАП РФ) может иметь место не с момента получения такой информации, а с момента наступления определенного события.

Как правило, дела об административных правонарушениях в информационной сфере в основном возбуждаются либо по сведениям, полученным в ходе осуществления административных мероприятий, либо по факту уже совершенного правонарушения.

Вместе с тем заметим, что расследование совершенного административного правонарушения в информационной сфере имеет ретроспективный характер и проводится, как правило, не сразу, а спустя определенное время после его совершения, тем самым понижается возможность установления лиц, причастных к совершению данного правонарушения, и получения необходимых доказательств по делу ввиду несохранения провайдером соответствующей информации в течение длительного периода времени. Тем самым процесс получения «виртуальных» следов, имеющих значение для восстановления механизма совершенного административного правонарушения, является достаточно затруднительным, что, соответственно, прямым образом отражается на судебном разбирательстве информационных правонарушений.

Четвертой проблемой привлечения к административной ответственности за правонарушения в информационной сфере является проблема назначения и исполнения административного наказания за совершение подобных правонарушений.

Санкции административно-правовых норм, устанавливающих ответственность за правонарушения в информационной сфере, вызывают определенные сомнения в их эффективности. Несмотря на все нововведения, которые периодически вносятся в содержание норм главы 13 КоАП РФ, размеры административных штрафов, назначаемых за совершение административных правонарушений в информационной сфере, несмотря на их увеличение, в целом не соответствуют достижению целей административного наказания и превенции подобных правонарушений. Правовые последствия совершенных административных правонарушений в информационной сфере порою могут в разы превышать реальный ущерб, причиненный охраняемым законом общественным отношениям.

Также рекомендуется Вам:

Представляется, что для решения указанной проблемы назначения справедливого административного наказания за правонарушения в информационной сфере законодателю необходимо кардинально пересмотреть принципы и правила его назначения. Фиксированный вид и размер административного наказания за совершение того или иного вида административного правонарушения должны быть конкретизированы в законодательстве. Кроме того, считаем, что при назначении административного наказания за правонарушения в информационной сфере соответствующим уполномоченным лицам, рассматривающим дела об административных правонарушениях, необходимо отказаться от субъективного усмотрения в вопросе выбора вида и размера наказания — необходимо прежде всего исходить из совокупности смягчающих и отягчающих обстоятельств, имеющихся по административному делу.

Таким образом, мы приходим к выводу, что нормы административного законодательства, устанавливающие ответственность за правонарушения в информационной сфере, характеризуются присутствием в них определенных проблем. В этой связи представляется необходимым проводить их дальнейшее усовершенствование с учетом практики их применения. Обязательным условием при этом является необходимость достижения гармонизации в применении норм различных отраслей права в регулировании информационных отношений, максимальное уменьшение их несбалансированности. Решение указанных проблем — насущная потребность безопасного существования российского государства, общества и личности.

Литература

1. Корабельников С.М. Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / С.М. Корабельников; под общ. ред. А.Э. Жалинского. М.: Эксмо, 2006. 1088 с.

2. Медиакратия: современные теории и практики / Под ред. А.С. Пую, С.С. Бодруновой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2013. 350 с.

[1] Медиакратия: современные теории и практики / Под ред. А.С. Пую, С.С. Бодруновой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2013. С. 98.

[2] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

[3] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от 12.11.3018) // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

[4] Корабельников С.М. Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. А.Э. Жалинского. М.: Эксмо, 2006. С. 575.

Актуальные проблемы административной ответственности

Библиографическая ссылка на статью:
Супонина Е.А., Долгих И.П. Взгляд на проблемы, связанные с привлечением к административной ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, сквозь призму административно-деликтного законодательства стран – членов СНГ // Политика, государство и право. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: https://politika.snauka.ru/2016/03/3772 (дата обращения: 14.09.2021).

Применяемая к несовершеннолетним нарушителям закона административная ответственность является формой государственного реагирования на административные деликты, совершаемые данной категорией субъектов, выраженной в применении к ним конкретных административных наказаний, предусмотренных санкциями нарушенных норм, и одновременно их специфической обязанностью нести определенные законодательством неблагоприятные последствия, связанные с применением указанных юридических мер [1, с. 49].

Из года в год вопросы, связанные с административной ответственностью несовершеннолетних, становятся все более актуальными. Причина здесь кроется не только в активизации процессов реформирования отечественного законодательства вообще и административно-деликтного законодательства в частности, но и в перманентном росте количества административных деликтов, совершаемыми детьми и подростками. При этом реакцию властей на все возрастающее число посягательств со стороны несовершеннолетних на общественные отношения, охраняемые нормами административного права, язык не поворачивается назвать адекватной.

Прискорбно отмечать, но действующий уже четырнадцатый год Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях до сего времени так и не смог внести принципиальных изменений в регулирование института административной ответственности лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста. Мало того, из основного нормативно-правового акта, регулирующего вопросы административной ответственности в России, исчезла специальная статья, посвященная административной ответственности несовершеннолетних, которая в КоАП РСФСР присутствовала (статья 14) [2].

Практическая и теоретическая значимость вопросов оптимизации российского законодательства об административной ответственности несовершеннолетних, коррелирует с необходимостью их углубленного изучения на основе сложившейся за время существования КоАП РФ практики применения соответствующих норм. Проводимые в России глобальные преобразования, в том числе и в области правотворчества, неминуемо вызывают интерес к подобному же опыту зарубежных государств. Анализ аналогичного опыта, рассмотренный сквозь призму российской действительности, позволяет применять в отечественном законодательстве правовые нормы, имеющие прогрессивное, позитивное значение, и, наоборот, ликвидировать те, которые оказались контрпродуктивными и безжизненными. В первую очередь, безусловно, речь идет об административно-деликтном законодательстве государств, ранее входивших в состав СССР и являющихся ныне членами Содружества независимых государств (СНГ).

Конечно, законодательства об административных правонарушениях этих стран принципиальным образом отличаются друг от друга как в прикладном, так и в теоретическом смыслах, в том числе имеются существенные различия в законодательном закреплении оснований привлечения к административной ответственности несовершеннолетних и условий применения соответствующих норм. Вместе с тем, в условиях всеобщей глобализации все большее значение приобретает элемент унификации национальных законодательств. Последнее обстоятельство требует глубокого теоретического осмысления и изучения преимуществ и слабых сторон различных подходов к институту административной ответственности несовершеннолетних, в том числе – их сопоставления.

Читайте также  Мода в Древнем Риме

Сегодня в Российской Федерации наличествует целый комплекс проблем, связанных с привлечением несовершеннолетних к административной ответственности. Во-первых, это проблема юридического закрепления в КоАП РФ минимального возраста административной ответственности. Во-вторых, это несовершенство имеющейся нормативной базы административной ответственности несовершеннолетних. И, наконец, третьей проблемой являются многочисленные сложности, возникающие в работе комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав. Остановимся вкратце на каждой из перечисленных проблем.

В последние годы вопрос о снижении возраста, по достижении которого физическое лицо в России может быть привлечено к административной ответственности, неоднократно поднимался на всевозможных юридических форумах и в трудах видных отечественных административистов [3, с. 179]. Тем не менее, единой точки зрения на эту проблему не существует и поныне. Несмотря на обоснованные и вполне аргументированные позиции многих авторитетных российских исследователей, ратующих за изменение данной нормы, КоАП РФ в статье 2.3. до сих пор указывает, что административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет [4]. Однако современные исследования доказывают, что и в четырнадцатилетнем возрасте физическое лицо уже способно отдавать отчет своим действиям, в состоянии оценить противоправный характер своих поступков, а также оценить наступающие в случае привлечения его к административной ответственности негативные последствия [5, с. 201]. Анализ практики показывает динамику негативных, девиантных тенденций в молодежной среде и свидетельствует о том, что противоправное поведение несовершеннолетних изменяется, становится все более изощренным и дерзким, происходит утрата нравственных ценностей, возникает стремление к быстрому обогащению, распространяются различные формы дискриминации. Все это способствует стремительному росту количества правонарушений, обострению криминогенной ситуации [6, с. 83]. Поэтому фактическое игнорирование со стороны государства фактов совершения административных правонарушений лицами, не достигшими 16-летнего возраста, кажется нам неоправданным.

Подобного же взгляда придерживается законодатель в Республике Беларусь, закрепивший в части 2 ст. 4.3. КоАП РБ перечень из 16 пунктов, содержащих указание на составы правонарушений, в случае совершения которых административная ответственность наступает с 14 лет. Сюда отнесены, в первую очередь, деликты, характеризующиеся повышенной степенью общественной вредности, такие как: умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия; мелкое хищение; умышленные уничтожение либо повреждение имущества; мелкое хулиганство и некоторые другие [7].

С высказанной точкой зрения коррелирует и позиция группы депутатов Государственной Думы РФ, внесших 18 декабря 2015 года в высший законодательный орган нашей страны проект федерального закона №957581-6 «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», предусматривающий в исключительных случаях установление минимального возраста административной ответственности на уровне 14 лет [8]. Сложно сегодня говорить о том, станет ли со временем упомянутый законопроект законом, но сам факт принятия его к рассмотрению уже говорит о многом.

В административно-деликтных законодательствах остальных стран-членов СНГ по-прежнему возрастом, с которого физическое лицо может быть привлечено к административной ответственности, является шестнадцатилетний возраст. Более того, в Кодексе Республики Молдова о правонарушениях минимальный возраст административной ответственности определен по общему правилу в 18 лет. И только по некоторым составам возраст ответственности снижен до 16 лет (статья 16 Кодекса РМ о правонарушениях) [9].

Что касаемо второй озвученной проблемы, то ее решение авторы видят в следующем. Оптимизацию законодательства об административных правонарушениях несовершеннолетних необходимо проводить, отталкиваясь от российского уголовного права. Уже два десятилетия составной частью Уголовного Кодекса Российской Федерации является глава 14, определяющая специфику уголовной ответственности несовершеннолетних. Точно таким же образом надлежит разработать соответствующую главу и в КоАП РФ. В ней должны быть определены цели административной ответственности несовершеннолетних, функции субъектов, имеющих право привлекать к ответственности несовершеннолетних, виды основных и дополнительных административных наказаний и процедура их применения, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность несовершеннолетних, порядок освобождения несовершеннолетних от административной ответственности, порядок привлечения к ответственности родителей и лиц, их заменяющих, за противоправные деяния, совершенные детьми.

Подобная законодательная практика уже имеет место в Республике Казахстан. Так, составной частью Кодекса РК об административных правонарушениях является глава 9 («Административная ответственность несовершеннолетних»), состоящая из восьми статей, детально регламентирующих особенности применения административных взысканий к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, а также специфику их освобождения от административной ответственности [10].

К положительным моментам данного кодифицированного закона следует также отнести наличие в нем подробного описания мер воспитательного воздействия, которые могут быть применены к несовершеннолетнему правонарушителю. Кроме того, казахский административно-деликтный закон закрепляет норму, согласно которой несовершеннолетний, на которого наложено административное взыскание за административное правонарушение, считается подвергнутым данному взысканию в течение шести месяцев со дня окончания исполнения постановления о наложении административного взыскания, а не в течение одного года, как в указано в законодательствах большинства стран СНГ.

Говоря о сложностях правоприменительной практики, возникающих в работе российских комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также их аналогов в странах СНГ (комиссий по делам и охране прав несовершеннолетних в Республике Азербайджан, комиссий по защите прав ребенка в Республике Таджикистан и т.п.), то необходимо, в первую очередь, отметить недостаточный профессиональный уровень членов данных комиссий, на которые возложены обязанности по рассмотрению дел об административных правонарушениях несовершеннолетних. Специалисты отмечают многочисленные факты нарушения процессуальных норм при осуществлении производств по делам об административных правонарушениях такими органами [11, с. 10]. Во многом это связано с отсутствием у подавляющего большинства их членов юридического образования. Согласитесь, что невозможно всесторонне, в полном объеме и объективно выяснить все обстоятельства дела, а главное – разрешить его в соответствии с законом, если в составе коллегиального органа сплошь одни дилетанты.

Кроме того, объективному рассмотрению дел во многом мешает отсутствие в большинстве законодательств стран СНГ принципа раздельной кодификации материальных и процессуально-исполнительных норм, препятствующее приведению значительного нормативного массива в соответствие с современными социальными реалиями этих государств, в том числе касающихся и защиты прав несовершеннолетних. Подобным разделением на сегодняшний день может похвастаться лишь административно-деликтное законодательство Республики Беларусь, состоящее из Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (КоАП РБ) и Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (ПИКоАП РБ).

Авторы убеждены, что именно по этому пути должен идти законодатель в странах СНГ, направляя свои усилия на разработку самостоятельных кодексов, регулирующих административно-деликтные процессуальные и исполнительные отношения. С нашей позицией солидаризируется точка зрения В.Г. Татаряна и В.А. Круглова, уверенных, что подобная практика приведет к упорядочению административно-юрисдикционной деятельности многочисленных государственных органов и их должностных лиц [12, с. 56].

В конечном итоге именно такая направленность законодательного процесса будет способствовать оптимизации как всего административно-деликтного-законодательства в странах ближнего зарубежья, так и непосредственно законодательства, связанного с административной ответственностью несовершеннолетних.

О некоторых проблемах в административном праве

Юридические науки

  • Лактюхин Артем Олегович , магистр, студент
  • Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина
  • LAW FIELD
  • АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
  • ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
  • ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ
  • ПРЕДМЕТ ВЕДЕНИЯ
  • ОТРАСЛЬ ПРАВА
  • COMPETENCE
  • STATE ADMINISTRATION
  • THE FEDERAL LAW
  • ADMINISTRATIVE LEGISLATION

Похожие материалы

  • Определение международного терроризма
  • К вопросу о становлении науки финансового права в России в XIX веке
  • О некоторых функциях органов прокуратуры
  • Реализация отдельных принципов уголовного судопроизводства при проведении судебного разбирательства в особом порядке
  • Производство предварительного расследования следственной группой (группой дознавателей)

Административное право представляет собой отрасль правовой системы Российской Федерации (РФ), которая призвана регулировать особую группу общественных отношений. Главная их особенность состоит в том, что они возникают, развиваются и прекращаются в сфере государственного управления, т.е. в связи с организацией и функционированием системы исполнительной власти на всех национально-государственных и территориальных уровнях.

Сегодня административное право как отрасль права имеет ряд проблем, разрешением которых занимаются юристы уже более двадцати лет. Если мы вернемся к началу формирования российского административного законодательства, то отметим, что еще 20 лет назад только велся разговор о создании кодифицированного документа, в котором бы содержались все нормы административного права. За прошедшие годы вступил в силу обобщающий закон — Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ). Однако решила ли полностью издание данного нормативно-правового акта проблемы, существующие в административно-правовой сфере?

Мнения специалистов по данному вопросу противоречивы. Безусловно, с принятием КоАП юристам удалось урегулировать отношения, касающиеся, в основном, вопросов административной ответственности. Однако административная ответственность является лишь частью административного права. В связи с этим, у ведущих юристов возникло предложение о полной систематизации всех норм данной правовой сферы в аналогичном кодифицированном правовом документе [1]. Но осуществить эту сложную работу пока не удалось ни в научном, ни, тем более, в практическом плане.

Совокупность правовых норм, регулирующих вопросы административного характера, с каждым годом увеличивается. Это связано с развитием и изменением системы государственной власти, внедрением новых явлений в общественную жизнь. Данные обстоятельства приводят к тому, что существенно возрастает правовая база административного законодательства и упорядочивание ее в одном кодифицированном документе представляется уже невозможным. Многие юристы предлагают свои пути разрешения этой проблемы. Например, внедрение «частичной» кодификации административного права. Суть данного мероприятия заключается в объединении отдельных правовых норм по предмету их регулирования либо по другому признаку, предложенному соответствующим законодательным органом. Безусловно, деятельность по созданию таких «фрагментарных» актов, в связи с ее трудоемкостью, займет достаточно длительное время, зато позволит упростить обращение к нормам административного права [1].

Говоря об административно-правовом регулировании, необходимо отметить, что согласно п. «к» ч.1 ст. 72 Конституции РФ административное, административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Таким образом, из этого следует, что регулирование административных правоотношений является взаимной обязанностью Российской Федерации и ее субъектов. Это также подтверждается тем, что законы субъектов РФ об административных правонарушениях входят в состав законодательства об административных правонарушениях РФ [2]. Основным условием для таких законов является их непротиворечие нормам федерального кодекса. Тем не менее, несмотря на достаточно четкую и ясную позицию по данному вопросу, законодатель также встречается с проблемами в этой сфере. Это связано, прежде всего, с тем, что часто нормы законопроекта регионального характера, в частности в территориально-отдаленных регионах нашей страны, содержат противоречащие основному закону положения, отражающие отличительные особенности отдельных регионов, их культурные и общественные черты. В такой ситуации законопроект, конечно же, не вступит в силу, так как противоречит федеральному законодательству.

Нельзя забывать, что многие пробелы в сфере административно-правового регулирования возникают из-за особенностей характера взаимоотношений между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов. Данные особенности выражаются в четком установлении компетенций отдельных субъектов права, которые не всегда точно прописаны в законе [1]. Как результат, мы сталкиваемся с проблемой определения предметов ведения конкретных государственных структур и должностных лиц. Надо отметить, что, безусловно, в регламенте каждого из органов, а также в федеральных законах и федеральных конституционных законах РФ прописаны основные позиции по данному вопросу. Однако в связи с постоянно изменяющимися правовой средой и правоотношениями субъекты права сталкиваются с новыми коллизиями, не всегда уточненными в соответствующих нормативно-правовых актах. Как пример, сюда можно отнести частичное дублирование обязанностей у разных организаций и государственных органов или положений в федеральных законах.

Читайте также  Географическое положение Азербайджана

Государственные структуры и государство в целом в начале двух тысячных годов особо занялись решением вышеназванной проблемы. Как следствие оно было особо отмечено в качестве одной из целей еще в рамках проведения реформы системы федеральных органов исполнительной власти в 2004 году. В результате данной реформы было сокращено число видов федеральных органов исполнительной власти с шести до трех (федеральные министерства, федеральные агентства и федеральные службы) [3]. Более того, произошло установление четкой иерархии между соответствующими органами, а также их укрупнение, что привело к значительному сокращению правовых разногласий между органами исполнительной власти по поводу предметов их ведения. Особую роль в этом сыграли Указ Президента РФ от 9 марта 2004 года № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» и Указ Президента от 21 мая 2012 года № 636 «О структуре федеральных органов исполнительной власти».

Таким образом, становится достаточно ясно, что на сегодняшний день в сфере административного права существует ряд проблем, на решение которых направлена деятельность отдельных государственных органов.

Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования

В первом параграфе «Соотношение доктрин налоговой, бюджетной, процессуальной и административной ответственностей» автор выделяет отсутствие единства и относительно полной кодификации института административной ответственности, отмечая, что в настоящее время продолжают действовать федеральные законы, предусматривающие ответственность физических и юридических лиц, идентичную по своей природе административной ответственности, урегулированной КоАП РФ. Автор анализирует многочисленные нормы, предусматривающие ответственность, которая по своей сути является административной, но включена не в КоАП РФ, а в иные нормативные правовые акты, и потому складывается впечатление, что она не имеет отношения к административной ответственности.

Используя многочисленные примеры привлечения к ответственности в финансовой, налоговой и иных сферах, автор делает вывод об ошибочности выделения иных самостоятельных видов ответственности. Каждый вид юридической ответственности в своем механизме имеет как общие, так и специфические черты. Причем противоправность, имея специфическое содержание, обуславливает специфику вида юридической ответственности. Анализ содержания противоправности правонарушений в налоговой, бюджетной, экологической и иных сферах не позволяет выделить характерные черты, присущие именно этим видам противоправности, отличающиеся от административной противоправности.

Совпадение всех основополагающих критериев, характеризующих составы правонарушений в налоговой, бюджетной и иных сферах и административных правонарушений и наказаний, позволило сформулировать важный вывод. Юридическая ответственность за такие правонарушения в материально-правовом и процессуальном отношении не может представлять собой полноценный правой институт. Налоговое, бюджетное, экологическое и иное законодательство и правоотношения защищаются традиционными видами юридической ответственности, в том числе нормами административной ответственности.

Несмотря на то, что в соответствии с действующим федеральным законодательством выделяется несколько видов ответственности (налоговая, бюджетная, процессуальная, административная), общие правовые основы и процедуры их применения должны быть едиными. Такие правовые основы и процедуры могут быть определены в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Это обуславливает необходимость определенного реформирования соответствующих норм права и КоАП РФ.

Решение данной проблемы, безусловно, будет способствовать дальнейшему становлению института административной ответственности, совершенствованию законодательства об административных правонарушениях и практической реализации норм общей части КоАП РФ, в частности положений ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ.

Второй параграф «Проблемы правоприменительной практики и совершенствование законодательства об административной ответственности» посвящен актуальным вопросам совершенствования законодательства об административной ответственности с учетом практики применения судьями и другими субъектами административной юрисдикции Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Основными задачами законодательства об административной ответственности являются охрана прав и свобод человека и гражданина, охрана общественного порядка и общественной безопасности, защита законных интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений. Эти задачи призваны реализовать нормы, установленные в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях.

Правоприменительная практика КоАП РФ выявила ряд пробелов и недостатков. Позиции автора, обосновывающие предложения по совершенствованию законодательства об административной ответственности, получили отражение в данном параграфе.

Автор акцентирует внимание на том, как в Особенной части КоАП РФ сформулированы составы административных правонарушений. Известно, что, формируя состав административного правонарушения, законодатель в большинстве случаев использует бланкетную диспозицию. Сравнительный анализ этих норм показал, что из 743 бланкетных норм 424 нормы отсылают к федеральным законам, 158 норм – как к федеральным законам, так и к иным нормативным правовым актам и 161 бланкетная норма – к другим нормативным правовым актам.

Несмотря на общепринятый порядок использования бланкетных норм в Особенной части КоАП РФ, имеются серьезные основания для того, чтобы усомниться в правильности такого подхода в контексте понимания и значения административной противоправности. Вполне оправдано, когда законодатель делает отсылки к правовым нормам, принятым ранее им же, с тем, чтобы не увеличивать объемы правовых норм. Во-первых, ему известно об этом. Во-вторых, внося изменения в действующие правовые нормы, законодатель имеет в виду и то обстоятельство, что им приняты нормы об административной ответственности с бланкетными диспозициями.

В то же время приведенная логика рассуждений не согласуется с ситуацией, когда бланкетная диспозиция нормы в Особенной части КоАП РФ отсылает к признакам объективной стороны состава административного правонарушения, закрепленным в иных нормативных правовых актах, нередко ведомственных. Получается, что во многих случаях административную противоправность полностью или частично формирует не законодательная власть, а органы исполнительной власти. Причем законодатель даже рамочно не определяет пределы усмотрения органов исполнительной власти на субстантивное наполнение объективной стороны таких составов административных правонарушений.

Таким образом, многие бланкетные правовые нормы, определяющие административную ответственность, по существу, отражают процесс делегирования законодательной властью своих полномочий органам исполнительной власти на формирование составов административных правонарушений.

Виновное лицо привлекается к ответственности и на него налагается административное наказание, которое несет определенные правоограничения. В связи с вышесказанным возникает вопрос о том, насколько соотносится такое правоограничение с позицией ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Отсюда автор высказывает свою позицию по данной весьма сложной проблеме.

Важной проблемой законодательства об административных правонарушениях и практики его применения также является реализация норм КоАП РФ о сроках давности привлечения к административной ответственности.

Так, следует исключить определенную непоследовательность норм КоАП РФ о сроках давности привлечения к административной ответственности, в том числе за несоблюдение антимонопольного законодательства.

Нормы КоАП РФ, как это следует из ст. 1.2, являются средством защиты публичных интересов российского общества и поэтому должны отвечать критерию эффективности. Одним из основополагающих условий решения этой задачи является полноценное воздействие на правонарушителей через применение санкций, предусмотренных нормами Особенной части КоАП РФ, и в частности административных штрафов.

В связи с этим представляется необходимым, чтобы законодатель пересмотрел позиции по порядку исполнения административного наказания в виде административного штрафа.

Обращает на себя внимание тот факт, что до сих пор не удалось преодолеть разногласия в позициях двух кодексов – КоАП РФ и АПК РФ, касающихся порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях. Необходимо унифицировать процедуру рассмотрения дел об административных правонарушениях, в частности, исключив из АПК РФ позиции по поводу искового производства.

Следует урегулировать именно в КоАП РФ порядок проверки правомерности применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и порядок обжалования действий должностных лиц по применению указанных мер.

Изложенные в данном параграфе проблемы, возникающие при применении КоАП РФ, были выявлены автором в процессе изучения практики применения судьями конкретных норм КоАП РФ. Позиции, сформулированные автором, служат определенным ориентиром при разрешении дел и вынесении основанных на объективной оценке доказательств постановлений и решений по делам об административных правонарушениях.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования.

Основные научные результаты и положения диссертации опубликованы в следующих работах автора.

I. Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Серков П.П. Введение административного судопроизводства – конституционный долг законодателей // Российская юстиция. 2003. № 12. – 0,1 п.л.
  2. Серков П.П. Теоретические и практические проблемы привлечения к ответственности за административные правонарушения // Российская юстиция. 2006. № 8. – 0,4 п.л.
  3. Серков П.П. Длящиеся административные правонарушения // Российская юстиция. 2007. № 7. – 0,4 п.л.
  4. Серков П.П. О нетипичности формы некоторых нормативных правовых актов // Российское правосудие. 2008. № 2 (22). – 0,6 п.л.
  5. Серков П.П. Основания возвращения протокола и других материалов дела об административных правонарушениях // Российское правосудие. 2008. № 9 (29). – 2 п.л.
  6. Серков П.П. О некоторых аспектах понимания административного правового принуждения // Российское правосудие. 2010. № 6 (50). – 0,5 п.л.
  7. Серков П.П. К вопросу о понимании налоговой ответственности // Российское правосудие. 2010. № 8. – 0,5 п.л.
  8. Серков П.П. О понятии юридической ответственности // Журнал Российского права. 2010. № 8. – 0,75 п.л.
  9. Серков П.П. О сущности бюджетной ответственности // Российское правосудие. 2010. № 8. – 0,75
  10. Серков П.П. Характеристика правоотношений в сфере административной ответственности // Государство и право. 2010. № 9. – 1,25 п.л.
  11. Серков П.П. О процессуальной ответственности (проблемы теории и практики) // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. № 3. – 0,75 п.л.

II. Монографии, комментарии, учебники, пособия:

  1. Серков П.П. Производство по делам об административных правонарушениях как вид административного производства: Монография. — М.: Российская академия правосудия, 2010. – 11 п.л.
  2. Серков П.П., Зайцев В.Ю., Пирожков В.Н., Федин А.И. Научно-практическое пособие по разрешению дел, возникающих из публичных правоотношений (главы 23 — 26 ГПК РФ). Под ред. Серкова П.П.// М.: «Норма», 2006. – 8 п.л. / 2 п.л.
  3. Серков П.П., Гончарова Н.Г., Гущин В.В., Калинина Л.А и др. Гл. 1-3 (в соавторстве с Б.В. Россинским). Научно-практическое пособие по применению Кодекса об административных правонарушениях. Предисловие, главы 1-3, главы 24-26. Под ред. Серкова П.П. // М.: «Норма», 2006. – 56 п.л. / 4,25 п.л.
  4. Серков П.П., Михалева Н.В. Судебная практика по делам об административных правонарушениях. М.: «Норма», 2008. – 23 п.л. / 11,5 п.л.
  5. Серков П.П. Подготовка к рассмотрению дела об административном правонарушении судьей суда общей юрисдикции. Научно-практическое пособие. М.: РАП, 2008. – 5,75 п.л.
  6. Серков П.П. Рассмотрение дел об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции. Научно-практическое пособие. М.: «Норма», 2009. – 15,96 п.л.
  7. Серков П.П. Административные правонарушения: квалификация и назначение наказаний. Научно-практическое пособие. М.: «Норма», 2010. – 28 п.л.

III. Научные статьи, тезисы докладов и выступлений на научных конференциях и семинарах:

  1. Серков П.П., Воложанин В.П. Административное судопроизводство. Ученые записки Ульяновского государственного университета Сер. Государство и право: проблемы, поиски решений. Предложения. Вып.3 (10) – Ульяновск: УлГУ. 1999. – 0,25 п.л.
  2. Административно-правовое принуждение в производстве по делам об административных правонарушениях (проблемы теории) // Закон. 2010. № 6. – 1 п.л.
  3. О позитивном аспекте юридической ответственности // Закон. 2010. № 7. – 0,75 п.л.
  4. Понятие административной ответственности // Закон. 2010. № 8. – 0,75 п.л.

Общий объем опубликованных по теме диссертации научных работ – 89,21 п. л.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: