Айвазовский Иван Константинович - OXFORDST.RU

Айвазовский Иван Константинович

Иван
Константинович Айвазовский

Иван Константинович Айвазовский (арм. Ованнес Айвазян; 17 (29) июля 1817, Феодосия — 19 апреля (2 мая) 1900 год, Феодосия)– самый известный русский художник-маринист. Главные герои его картин – морские пейзажи. Айвазовский прошел путь от феодосийского мальчишки, рисующего на стенах домов, потому что ни карандашей, ни альбомов в доме не водилось, до одного из самых знаменитых и успешных мастеров своего времени. Признан он был как на территории Российской империи, так и за границей. В расцвете славы художник вернулся в Феодосию и приложил грандиозные усилия для того, чтобы изменить любимый город к лучшему.

Особенности творчества художника Ивана Айвазовского: главная тема и герой картин Айвазовского – море, основной жанр – марина. Айвазовский активно использовал технику лессировки, благодаря чему «волна Айвазовского» вошла в историю искусства (это полупрозрачная пенящаяся волна, часто встречающаяся на его картинах). Почти никогда принципиально не писал с натуры, считая, что стихию невозможно изобразить, поскольку она в следующее мгновение уже иная. Айвазовский писал легко, быстро и был очень плодотворен, его наследие – около шести тысяч живописных полотен.

Известные картины Ивана Айвазовского: «Девятый вал», «Чесменский бой», «Черное море», «Среди волн», «Лунная ночь на Босфоре». Также у художника есть большое количество и неизвестных для широкого круга работ, к которым относятся различные эскизы и зарисовки морских пейзажей.

Художник Иван Айвазовский первый в России начал организовывать собственные персональные выставки. На его веку их прошло 120 – мало кто и на сегодняшний день может похвастаться таким. Он любил общество и женщин, но больше всего любил море. Его жизнь – пример удачного попадания в свою судьбу. Такое впечатление, что на каждом жизненном перекрестке он делал верный выбор. А мог бы и другой…

О происхождении художника Айвазовского и его первых картинах

В Академии художеств

Айвазовский попал в класс к известному на тот момент пейзажисту, замечательному педагогу Максиму Воробьеву. У него Иван учился академическим премудростям, и от него же перенял любовь к романтическому направлению, тогда еще новаторскому. Айвазовский был частым гостем в доме учителя, да и сам делал успехи, его картины замечали и хвалили, и перед ним открывались удивительные перспективы. Более того, в 18 лет Иван Константинович получил серебряную медаль Академии. Эта медаль чуть не поставила крест на его будущем.

В России в то время был принят при дворе и чрезвычайно любим французский живописец-маринист Филипп Таннер. Его пригласили для написания важнейших российских портов. Айвазовского направили французу в помощники. Тот быстро оценил талант студента и поручал ему не только натягивать холсты, растирать краски, мыть кисти, но и зарисовывать виды. Работы было много, и Айвазовский совсем измучился в процессе подготовки Таннера к выставке. Однажды его встретил президент Академии Оленин. Встревоженный изможденным видом юноши, Оленин пригласил его к себе в имение. Там Айвазовский восстановил силы и… написал пару марин. Президент по собственной инициативе представил их на академической выставке 1836 года.

Для художника Айвазовского эта выставка памятна еще и тем, что его сразу же высоко оценил Карл Брюллов: «Я видел ваши картины на выставке и вдруг ощутил на губах соленый вкус моря. Видно, что вы одарены исключительной памятью, сохраняющей впечатления самой натуры. Это важно для истинного художника» . На этой же выставке Айвазовский познакомился с Пушкиным. В следующем году поэт был убит, но эта встреча глубоко запала в душу художнику, и он потом написал множество картин, посвященных Пушкину.

Рецензии положительные! Более того, была рецензия, в которой картину Айвазовского противопоставляли манерным полотнам Таннера. Такое сравнение чрезвычайно оскорбило Таннера, и он, пользуясь положением приближенного к императору мастера живописи, нажаловался, что Айвазовский «похитил его секреты» и через его голову выставил свои картины на выставке. Нарушений субординации Николай I не любил, потому повелел работы строптивого ученика убрать. Но возникла путаница, картины Айвазовского провисели до конца выставки и были отмечены серебряной медалью. Когда выяснилось, что это те самые работы, император слышать не желал более о наглеце.

И здесь проявилось удивительное везение Ивана Константиновича Айвазовского на людей, принимающих участие в его судьбе. Жуковский, Глинка, Оленин, Кукольник – кто только не ходатайствовал о нём. Всё тщетно! В качестве «тяжелой артиллерии» на защиту молодого дарования встал учитель рисования царских дочерей, профессор академии Александр Зауервейд. Ему удалось смягчить гнев Николая I. Айвазовского перевели в класс батальной живописи, в которой преподавал Зауервейд. Вскоре юноша, получив золотую медаль Академии, был направлен на стажировку в Крым, а потом и в Европу.

Картины Айвазовского покоряют Европу

В Европе художник Айвазовский впервые оказался в возрасте 23 лет. «Я, как пчела, собираю мед из цветника» , – сообщал он о своем путешествии по Италии, в котором жадно впитывал новые виды и писал. В то время остро актуальной считалась работа с натуры. Иван Константинович естно пытался следовать этим призывам. В Сорренто три недели писал он виды с натуры, обследуя все окрестные пляжи. А после Айвазовский изобразил в мастерской по памяти две картины. Каково же было изумление художника, когда на выставке зрители равнодушно проходили мимо его «натуры» и надолго замирали у «придуманных» рассвета и заката. С этого момента он перестал пытаться втиснуть себя в рамки, которые явно были для него тесны. Художник всегда носил с собой блокнот с карандашом, чтобы делать наброски, эскизы, но писал отныне только в мастерской.

И снова попадание в свою колею – Айвазовский нашел свой путь, свой способ писать картины, хоть он и шел вразрез с тем, чему тогда обучали живописцев. А его нашла слава. Проведенные за границей годы, кажется, представляют собой нескончаемую череду успехов. Великий Тёрнер, создавший ни с чем не сопоставимую песнь моря, солнца и воздуха, пришел в восторг от работ русского художника. Широко известно стихотворение, посвященное британским мэтром тогда еще молодому Айвазовскому: «Прости мне, великий художник, если я ошибся, приняв картину за действительность, но работа твоя очаровала меня, и восторг овладел мною. Искусство твое высоко и могущественно, потому что тебя вдохновляет Гений» .

На становление кисти Айвазовского повлияли, в первую очередь, Клод Лоррен (Тёрнер тоже считал его своим учителем), Сильвестр Щедрин (талант Ивана Константиновича рос, пожалуй, в противостоянии принципам Щедрина, большого поклонника пленэрной живописи) и Карл Брюллов – умением сочетать академическую строгость с романтической взволнованностью.

Куда бы он ни приезжал, вскоре во всех художественных лавках появлялись сотни картин «под Айвазовского», а к нему самому выстраивалась очередь из желающих приобрести оригиналы. Ему больше не нужно было сопоставлять свои путешествия со скромным пансионом, выделяемым Академией. Швейцария, Голландия, Англия, Франция, Португалия и Испания – успех везде.

Череда правильных выборов

В 1844 году Ивану Айвазовскому исполнилось 27 лет. Некоторые в таком возрасте только находят свой путь, а некоторые – еще не находят. Он же успел покорить Европу, а по возвращении стал академиком и официальным художником морского флота. Ему поручено написать виды русских портов и приморских городов на Балтийском море, чем Иван Константинович Айвазовский с огромным удовольствием и занимается. Любовь к флоту и кораблям он пронес через всю жизнь, и пользовался заслуженной ответной любовью.

Айвазовскому неоднократно ставили в вину легкость, с которой из-под его кисти выходили морские волны. И, пожалуй, легкость, с которой ему давался успех. Он обласкан императором, он любим светом, дружен с знаменитыми писателями, композиторами, художниками. Ему пишется радостно и свободно. Знакомство с Виссарионом Белинским внесло диссонанс в эту гармонию. Суровых нравов критик не был любителем сантиментов. Он признал огромный талант Айвазовского как художника-мириниста и указал ему на поджидающую опасность. «Уезжайте отсюда, Иван Константинович. Погубит вас Санкт-Петербург. Не для таких, как вы, этот город. Вы погубите свой счастливый дар на царских заказах и на заказах его вельмож» . Он помнил о том, как его карьера чуть не разрушилась в юности. К тому же его действительно невыносимо тянуло к морю. Зиму он мог проводить в Петербурге, но чуть становилось теплее – рвался к волнам.

В самых модных гостиных Петербурга долго обсуждали новость о странном художнике Айвазовском, баловне удачи и любимце императора, который в расцвете славы взял да и уехал в провинциальную Феодосию. И ни разу об этом не пожалел: найти своё место не менее важно, чем отыскать своё дело. Иван Константинович очень любил свой город. Кажется, он поставил целью отблагодарить его за старт в жизни, который был ему дан. Не занимая никакой чин, он стал настоящим отцом города. Его двор всегда был открыт для горожан, он устроил в Феодосии театр, художественную школу, галерею. Кажется, половина феодосийской ребятни была крещена лично им. Он приложил множество усилий, чтобы в Феодосии был построен порт и проложена железная дорога, подарил городу водопровод.

Художник Айвазовский и его женщины

Первая любовь Айвазовского, о которой до нас дошли то ли сведения, то ли легенды, – ведущая солистка Парижской оперы, балерина Мария Тальони. Она была старше художника на 13 лет. Он мечтал всегда быть рядом, но Мария решила, что в ее жизни главная роль отведена балету и отказалась стать его женой.

Уже построив дом в Феодосии, Айвазовский часто проводил зиму в Петербурге, где считался очень завидным женихом. И дело не только в известности и богатстве – он был очень красив, обходителен, обаятелен и жизнелюбив. Сколько красавиц мечтали вскружить ему голову! В одном из обеспеченных петербургских семейств старшие девочки перессорились, пытаясь определить, в кого влюблен зачастивший к ним Айвазовский. А он сам предложил давать уроки рисования и старшим, и младшим, которых на занятия приводила гувернантка. Мать семейства грешным делом подумывала, а вдруг это она сама в душу юноше запала? Две недели спустя Петербург получил новый повод для сплетен. Известный художник, молодой красавец, обаятельный богач женится на… гувернантке! Вот ради кого он приходил!

Читайте также  Двигатели постоянного тока

В браке с Юлией Гревс родились четыре девочки. Иван Константинович Айвазовский был несказанно счастлив и говорил, что лучшие его картины написаны по вдохновению, связанному с женитьбой. Увы, такое счастье не было бесконечным. Юлия мечтала блистать в Петербурге, а жизнь в Феодосии ее совершенно не устраивала. Семейный рай сменился скандалами, и через 11 лет она уехала в Одессу, откуда отправляла царю жалобы на мужа и препятствовала его общению с детьми. В 1877 году их брак был официально расторгнут.

Ивана Константиновича Айвазовского в Феодосии хорошо знали и любили. Когда сваха передала предложение 65-летнего мастера 26-летней вдове Анне Саркизовой, та недолго сомневалась. Свадьбу праздновала вся Феодосия. В этом браке художник обрел поддержку и понимание.

«Счастье улыбнулось мне» , – сказал он как-то. Когда человек попадает в свою судьбу и проживает свою жизнь, то счастье ему действительно улыбается.

Сегодня картины Айвазовского выставляются по всему миру, они присутствуют и в каталогах различных авторитетных аукционов, например, таких, как «Сотбис» и имеют неимоверный успех. Самые богатые коллекционеры живописи желают купить работы Ивана Константиновича за огромные деньги. Но самые большие картины художника остаются в музеях и доступны публике: полотно «Среди волн» (282 х 425 см) выставляется в Галерее Айвазовского в Феодосии, «Девятый вал» (221 х 332 см) в Русском музее, «Черное море» (149 х 208 см) в Третьяковской галерее.

Малоизвестные факты из жизни гениального мариниста Ивана Айвазовского

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

И в завершение темы о великих русских маринистах невозможно не вспомнить о величайшем гении 19 столетия Иване Айвазовском . О его пути, по которому ему пришлось пройти к вершинам мировой славы и всеобщего признания, о маленьких профессиональных хитростях, о благотворительных деяниях на благо родного города и о многом другом, что заставляет мир «снимать шляпу» перед этим удивительным человеком.

Морской пейзаж Айвазовского — это огромная сила водной стихии, гениально переданная на сухом холсте. Рассматривая пейзажи мариниста, иногда замирает сердце от доносящихся звуков рокочущего моря и сверкающего от молний неба, а иногда оно млеет от нежного шептания волн, накатывающих на берег. Воистину дар живописца, полученный от Бога.

Волшебник с кисточкой

Вокруг Айвазовского всегда ходило множество слухов и домыслов, которые распространяли его завистники. Поговаривали, что для создания своих гениальных полотен живописец использует необычные краски, а на их экспозициях в галереях устанавливает за холстом лампу, дабы создать иллюзию свечения воды и неба.

Однако эти слухи не имели под собой никаких оснований. А Айвазовскому нередко приходилось работать на публике, чтобы развеять все ее сомнения. При этом приводя окружающих в полное изумление, своей скоростью и четкостью в работе. Все помнят славноизвестную историю, когда маститый художник на глазах изумленных студентов написал за пару часов картину, довольно внушительных размеров.

Удивлять людей Ивану приходилось еще с самого детства, когда вначале самостоятельно освоил игру на скрипке, а затем когда в нем раскрылся удивительный дар к рисованию.

Талантливому самородку из бедной армянской семьи покровительствовали многие меценаты. Но особую роль в его судьбе сыграл градоначальник города Феодосии Александр Иванович Казначеев. Это с его легкой руки Айвазовский оказался в Петербургской Академии художеств на обучении за казенный счет. Там Иван сразу же был замечен и стал любимым учеником.

О том, как ученик обошел своего учителя

Признание публики не заставило долго ждать. И молва об уникальном таланте феодосийского парня-самородка докатилась до самого императора Николая I. Он то и порекомендовал его в ученики французскому живописцу-маринисту Филиппу Таннеру. Филипп, будучи человеком честолюбивым и завистливым, сразу же увидел в Айвазовском конкурента и всеми средствами пытался задвинуть молодого художника.

Одна только мысль, что ученик однажды превзойдет своего учителя, приводила его в ужас. И поэтому Таннер категорически запретил писать Ивану свои работы и отправлять на какие-либо выставки. Молодому таланту некоторое время пришлось усердно смешивать краски и быть посыльным у своего завистливого французского учителя.

Но вскоре Филиппа Таннера ожидал неприятный сюрприз. В 1836 году на экспозиции в Академии художеств Айвазовский выставил пять своих неподражаемых полотен, что вызвало бурю восторгов публики и критиков, а также грандиозный скандал, который устроил француз. Жалоба дошла до самого императора, и тот был вынужден запретить на пол года Айвазовскому писать картины.

Восходящая звезда русской живописи

Эта скандальная история и сыграла роль черного пиара для начинающего художника. Слава запрещенного живописца так разогрела интерес не только обычной публики и критиков, но и влиятельных людей России.

Работы Айвазовского стали высоко оценивать в Академия художеств — золотые медали следовали одна за другой. А потом и вовсе было решено выпустить тантливого художника из стен академии на два года ранее и отправить в Крым с заданием написать несколько пейзажей. С чем Иван Константинович конечно же блестяще справился. Затем последовала пенсионерская поездка по странам Европы за счет Академии.

Живя и работая за границей, Айвазовский и там снискал себе огромную популярность и славу. Так к примеру, за полотно «Хаос. Сотворение мира», основанное на библейском сюжете, Папа Римский Григорий XVI наградил художника золотой медалью. И находясь под впечатлением, захотел приобрести его. Иван Константинович денег не взял, а картину все же подарил высокопоставленному сановнику.

И сразу же всем захотелось заполучить работу того же художника, чье полотно стало украшением стен Ватикана. Николай Гоголь напишет по этому поводу Айвазовскому в переписке: “Твой «Хаос» поднял хаос в Ватикане”. И действительно полотна художника расходились как горячие пирожки, невзирая на замечания некоторых критиков. А критиковали в основном за штампы в композиции и колорите.

Маленькие хитрости великого художника-мариниста

Но Айвазовский стремительно развивался, так как работал он много и очень быстро. Как известно на написание одного полотна он тратил не более десяти дней. Поэтому и наследие его так огромно — шесть тысяч холстов. Такая производительность кажется невероятной. Но внимательно присмотревшись к его шедеврам, понимаем, к какой хитрости прибегал маститый живописец в своей работе.

При детальном просмотре нескольких картин одновременно можно заметить, что все они имеют много общего. Во-первых, каждую работу художник писал от центра полотна, где изображал предмет, игравший ключевую роль. Как правило, это был гребень волны, корабль или плот, которые прописывал до мельчайших подробностей, а вот все остальное — легко и почти схематично, используя импрессионистическую манеру.

Доведя картину до полуготовности, мастер добавлял четкие и яркие штрихи и детали. Пену на волнах и на поверхности воды, блики света, детали кораблей он прорабатывал скрупулезно и реалистично. И благодаря этому приему зритель воспринимает картины Айвазовского так, как наш «глаз видит действительность, — в общем, но отмечая мелкие интересные нам детали» .

И что интересно, работая в такой манере, практически невозможно создать портрет и, по-видимому, потому Айвазовский практически не писал людей. Даже на знаменитом потрете «Прощание Пушкина с морем» поэта написал всем известный Илья Репин.

Впрочем, потом Айвазовский не раз писал потрет Пушкина самостоятельно, и как правило на берегу моря. Есть у художника автопортрет, написанный в 1874 году. Но это всего лишь исключительные случаи.

Певец моря и русской славы. К 200-летию Ивана Константиновича Айвазовского

200 лет назад, 17 (29) июля, родился великий художник Иван Константинович Айвазовский. Как это бывает у всех выдающихся деятелей искусства, в его творчестве (а это – около 6 тысяч картин) отражены разнообразные темы. Но, прежде всего, Айвазовский известен как певец моря. Как маринист, а также – баталист.

Море – это не только невероятной красоты пейзажи, радующие глаз любого, кто смотрит в бесконечную манящую даль. Это – еще и один из важнейших источников воинской славы России, арена многочисленных сражений и великих побед русского флота.

На полотнах Ивана Константиновича – море во всех его проявлениях: то спокойное, то грозное, штормовое; то дневное, то загадочное ночное; то мирное, то охваченное пламенем ожесточенной битвы. Армянин по происхождению, Айвазовский, стал художником мирового значения, прославившим не только красоту российских берегов, но и доблесть русского народа; запечатлевшим героические страницы истории России.

Родился будущий живописец в Феодосии, в семье армянского купца Геворка (Константина) Айвазяна, который писал свою фамилию на польский манер: Гайвазовский. При рождении мальчик получил имя Ованес (однако стал известен всему миру именно под русским именем: Иван Константинович Айвазовский: художник считал себя неразрывно связанным именно с русской культурой).

Талант Айвазовского начал проявляться с малых лет. Мальчик был сильно впечатлен восстанием народа Греции (1821-1829 гг.): на глаза Ованесу попались изображения этого восстания, и он не только внимательно рассматривал их, но и перерисовывал. Кроме того, он увлекался игрой на скрипке.

Надо сказать, что отец Ованеса (Ивана), несмотря на то, что являлся купцом, был небогатым человеком. После эпидемии чумы 1812 он разорился, и семья испытывала большие материальные трудности. Талантливому мальчику часто не хватало даже бумаги, и тогда он рисовал углем на стенах домов. Однажды такой его рисунок увидел феодосийский градоначальник Александр Казначеев. Этот человек сыграл важную роль в судьбе Айвазовского: благодаря ему юный художник получил возможность учиться. В частности, у архитектора Якова Коха, который всячески помогал Ивану, дарил ему краски и бумагу. Когда же Казначеева назначили губернатором Таврии и перевели в Симферополь, он взял юношу с собой и помог поступить в симферопольскую гимназию.

В августе 1833 года Айвазовский прибыл в Санкт-Петербург, где поступил в Императорскую Академию художеств (благодаря тому же Казначееву его удалось зачислить на казенный счет). Учился сперва у художника-пейзажиста Максима Воробьева. После первых успехов юного живописца взял в ученики французский маринист Филипп Таннер. К сожалению, Таннер оказался не самым порядочным учителем: он хотел использовать Ивана лишь как своего помощника и запрещал ему работать самостоятельно. Несмотря на этот запрет, Айвазовский рискнул представить пять своих работ на выставке Академии художеств в 1836 году. Таннер, позавидовавший ученику, не нашел ничего лучшего, как нажаловаться на него царю, Николаю I. Тот распорядился снять картины Айвазовского с выставки. Художник попал в опалу. За него, однако, вступились многие влиятельные люди, в числе которых – поэт-баснописец Иван Крылов.

Читайте также  Изготовление фотонных кристаллов

Благодаря заступничеству, художник получил возможность продолжать образование. Через через полгода после неприятной истории он был определен в класс батальной живописи, где учился у Александра Зауервейда. Когда молодому человеку оставалось учиться два года, его направили на это время на родину – в Крым – для совершенствования мастерства.

Айвазовский рисовал не только пейзажи. Ему довелось лично присутствовать на военных действиях в долине реки Шахе. Там он вдохновился на картину «Десант отряда в долине Субаши», которую купил лично Николай I. После этого император захотел, чтобы Иван Константинович воспевал подвиги русского флота, и оказал ему покровительство. В 1839 году, вернувшись в столицу, Айвазовский получил не только аттестат, но и личное дворянство. Затем начались многочисленные поездки за рубеж: в Италию, Швейцарию, Францию, Голландию, Англию, Испанию, Португалию. Где бы он ни побывал, его работы повсюду высоко ценились и отмечались наградами.

В 1844 года, вернувшись в Россию, 27-летний Айвазовский стал живописцем Главного морского штаба. В 1845 году решил обосноваться в родной Феодосии, построив дом на набережной этого города. Сейчас там располагается главный музей художника – знаменитая картинная галерея, которой, в основном, и славится этот город.

В 1846 году живописец направился в экспедицию под руководством Ф.Литке к берегам Малой Азии. Он был впечатлен Константинополем и посвятил этому городу несколько полотен.

Когда началась Крымская война, Айвазовский поехал в гущу событий – в осажденный Севастополь. Там он организовывал выставки своих работ, пытаясь поддержать боевой дух защитников. Впоследствии оборона этого героического города станет сюжетом его картин. Художник отказывался покидать Севастополь, несмотря на то, что там становилось все опаснее и опаснее. Он считал, что, как живописец Главного морского штаба, должен находиться именно там, где ведется судьбоносное сражение. Адмиралу Корнилову, который желал спасти талантливому человеку жизнь, даже пришлось издать специальный приказ, чтобы Айвазовский уехал оттуда. В результате тот направился в Харьков, где в тот момент находилась его супруга и дочери. По дороге он узнал трагическую весть о гибели Корнилова.

«Наваринский бой», «Чесменский бой», «Синопский бой» (на эту тему у Айвазовского две картины – днем и ночью), «Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями», «Выборгское морское сражение», «Корабль «Императрица Мария» во время шторма», «Осада Севастополя», «Взятие Севастополя», «Малахов курган»… Про каждое из этих полотен можно писать отдельную статью. А лучше – просто полюбоваться тем, как мастерски художник изображает не только величие море, не только мощь и красоту кораблей, но и героизм русских людей, ведущих сражение со стихией и с неприятелями.

Для родной Феодосии Айвазовский сделал немало – открыл там школу искусств, заботился о строительстве концертного зала, библиотеки, руководил археологическими раскопками. Позже, в связи с тем, что феодосийцы испытывали трудности с водой – художник-меценат на свои деньги построил в городе фонтан с питьевой водой. Он же поспособствовал строительству железной дороги Феодосия – Джанкой, а также здания для музея древностей на горе Митридат (к сожалению, во время Великой Отечественной войны фашисты разрушили музей).

Скончался Айвазовский на 83-м году жизни, весной 1900 года, до последнего работая над картиной «Взрыв корабля». Так, недописанная, она и находится в феодосийской галерее…

К сожалению, 200-летие со дня рождения Айвазовского не обошлось и без политической спекуляции. Небезызвестный недопрезидент Украины Петр Порошенко заявил, будто бы великий маринист и баталист был… украинским художником. Попытался приватизировать великое имя и использовать в собственных политических целях. Из этой «прихватизации», однако, ничего не выйдет. Айвазовский – это мировая величина, однако более всего он связан именно с Россией. Воспевал русский флот, который всякие там порошенки и иже с ними пытались выгнать из Севастополя (как-то об этом умалчивают те, кто обвиняет Россию в «аннексии Крыма»).

Как верно отреагировал на выходку Порошенко сенатор Алексей Пушков, «Единственное полотно Айвазовского, которое имеет отношение к Порошенко и его наследию, — это «Девятый вал». И он уже приближается».

А о том, патриотом какой страны чувствовал себя Айвазовский, лучше всего сказал он сам: «Каждая победа наших войск на суше или на море радует меня как русского в душе и дает мысль как художнику изобразить ее на полотне»

(Иллюстрация — картина И.К.Айвазовского «Малахов курган», посвященная памяти адмирала В.А.Корнилова)

Иван Айвазовский

Т ворческая биография главного художника-мариниста Российской империи.

Семья и родная Феодосия

Иван Айвазовский родился в Феодосии, в семье армянского купца Айвазяна (Гайвазовского), и был крещен под именем Ованес (армянская форма имени «Иоанн»).

Семья была небогата, отцу художника приходилось усердно трудиться. Мальчик явно рос талантливым: он даже самостоятельно научился играть на скрипке. Очевидны были и его художественные способности. Феодосийский градоначальник Александр Казначеев, который заметил, как Ованес рисует, стал его первым покровителем: он подарил ему краски и бумагу, а также предложил учиться рисованию вместе со своими детьми у городского архитектора Коха. Более того, когда Ованес окончил уездное училище в родном городе, Казначеев, которого перевели в Симферополь, помог 13-летнему мальчику попасть в симферопольскую гимназию.

Мальчик продолжал рисовать с натуры и копировать с гравюр, и о юном даровании заговорили в городе. Его следующим покровителем стала Наталья Нарышкина — дочь Федора Ростопчина и жена таврического губернатора. С помощью известного портретиста Сальватора Тончи она смогла устроить Ованеса в Императорскую академию художеств — причем на казенный счет и несмотря на то, что он еще не достиг необходимого возраста (был младше 14 лет). Президент Академии Оленин принял такое решение, прочитав письмо Нарышкиной и посмотрев вложенный в него рисунок мальчика.

Учеба и зависть учителя

В Петербурге будущий великий художник оказался в 1833 году и начал учиться в Академии — уже не как Ованес Гайвазовский, а как Иван Айвазовский. Его приняли в пейзажный класс Максима Никифоровича Воробьева.

Вскоре в Северную столицу по приглашению императора Николая I прибыл французский художник-маринист Филипп Таннер, которому Айвазовский был приставлен в качестве ученика. Француз свалил на юношу огромный объем черной работы. Однако Айвазовский все же находил время писать собственные картины, и в 1836 году представил их на Академической выставке, где выставлялся и Таннер. Одна из картин была удостоена серебряной медали. В рецензии на эту выставку «Художественная газета» похвалила молодого живописца, а француза упрекнула в манерности. Это вызвало дикую ярость у Таннера, и тот пожаловался на нерадивого ученика, нарушившего субординацию, своему главному заказчику — императору Николаю. Айвазовский формально действительно был не прав — полотна для выставки по правилам должны были отбирать учителя, он же не стал спрашивать у Таннера разрешения.

Император, не вникая в детали, распорядился убрать с выставки картины Айвазовского. Художник впал в немилость, и дальнейшая его карьера оказалась под угрозой. Тщетно за него хлопотали Крылов, Жуковский и президент Академии Оленин. Однако они сумели привлечь на его сторону художника Александра Зауервейда, который преподавал детям императора. Этот покровитель оказался могущественней — в неформальной обстановке он смог показать Николаю картину Айвазовского. Тот похвалил юношу, велел выплатить за работу деньги и, более того, отправил со своим сыном Константином в летнее практическое путешествие по Балтике, где оба юноши вплотную познакомились с парусным флотом — правда, с разными целями. Вдобавок Айвазовского определили к новому учителю — тому же Зауервейду, который специализировался на батальной живописи.

Получив в 1837 году Большую золотую медаль Академии, Айвазовский выиграл поездку по Крыму и Европе. К слову, 20-летнего Айвазовского выпустили из учебного заведения на два года раньше, поскольку преподаватели решили, что более Академия ему ничего дать не может.

Взлет и ложная гибель

Прежде чем отправиться в Европу, Айвазовский отметился в военных действиях — адмирал Михаил Лазарев пригласил его быть свидетелем побед русского оружия. Вместе с Николаем Раевским он принял участие в высадке на кавказском побережье (где ныне находится Сочи) и с блокнотом руках зарисовывал последствия кровопролитной схватки.

В 1840–1844 годах молодой мастер путешествовал по Европе, совершенствуя свое мастерство. Первое время ему было тяжело финансово: часть своего пенсиона он посылал матери в Феодосию, а не тратил на себя. Поначалу он жил и учился в Италии. В эти годы он выработал свой творческий метод и научился работать по памяти.

Картины, написанные в Венеции, Флоренции, Неаполе, Амальфи и Соррено, представленные на выставках в Риме и Неаполе, принесли ему большой успех. Его доходы начали расти, и он смог позволить себе поездку в Швейцарию, Германию, Францию и Англию. Во время путешествия его пароход попал в сильный шторм, судно посчитали утонувшим, а художника — погибшим, и в петербургских газетах даже вышли его некрологи.

Иван Константинович Айвазовский

Фото Все

Видео Все

Иван Айвазовский (Краткая история)

«Айвазовский. На гребне волны».

Иван Айвазовский. Гении и злодеи.

Иван Айвазовский — биография

Иван Айвазовский – один из величайших художников-маринистов всех времен, коллекционер, меценат, академик. Его приняли в почетные члены Академий художеств в Санкт-Петербурге, Риме, Амстердаме, Париже, Штутгарте, Флоренции.

В жизнь Ивана Айвазовского море вошло с детства. Он любил его страстно, самоотверженно, и может быть, поэтому ему нет равных в поэтическом изображении стихии, в отточенном мастерстве его полотен. Ему, простому армянскому мальчишке, рисующему углем на стенах домов, удалось достичь вершин мастерства, стать мастером классического пейзажа, запечатлеть на полотне мощь и красоту морских пейзажей.

Читайте также  Жизнь в одиночестве

Детство

Иван Айвазовский (Ованес Айвазян) родился 29 июля 1817 года в Феодосии. Отца звали Геворк Айвазян, он потомок переселившихся в Галицию армян. В Феодосии он записался под фамилией Гайвазовский, переделав ее на польский манер. Мама – Рипсиме Айвазян, из семьи чистокровных армян.

Отец семейства отличался смекалкой и предприимчивостью, отлично владел венгерским, турецким, украинским, польским, русским и цыганским языками. После переезда в Феодосию он, теперь уже Константин Гайвазовский, вел успешную торговлю. Город в те годы стремительно разрастался, постепенно становясь международным портом, дела у предприимчивого купца шли достаточно успешно. Но тут в 1812 году вспыхнула эпидемия чумы, и все усилия пошли насмарку.

Портрет Ивана Айвазовского в детстве

Всего в семье Гайвазовских родилось пятеро детей, старший сын Саргис принял монашеский сан и стал Габриэлом. Семейство терпело большую нужду, мать тоже вносила свою лепту в бюджет. Она была отличной вышивальщицей, старалась как можно выгоднее продать свои работы. С ранних лет у Ивана проявилась мечтательность и смышленость. Он просыпался рано поутру, бежал к морю, и часами заворожено смотрел на большие корабли и небольшие лодочки, восхищался красотой пейзажей. Особенно ему нравилось наблюдать шторм, разбушевавшаяся стихия приводила его в полный восторг.

У мальчика не было возможности купить кисти и краски, поэтому свои первые шедевры он писал на песке. К сожалению, они мгновенно растворялись под нахлынувшими морскими волнами. Спасением становился кусочек самоварного угля, которым он рисовал на покрытых побелкой стенах их домика. Отцу не очень нравилось занятие сына, особенно он расстраивался, глядя на испорченные стены, но ругать мальца не стал. Увиденное навело его на крепкие раздумья. В 10 лет Иван уже нашел себе работу в кофейне, вносил свой вклад в семейный бюджет.

Тяжелый труд не мешал мальчику развивать свои таланты. Иван сам осилил игру на скрипке, и каждую свободную минуту уделял рисованию. Именно в те годы случилась судьбоносная встреча будущего мариниста и местного архитектора Якова Коха, которая резко изменила биографию Айвазовского. Кох пришел в восторг от художественных способностей мальчишки, дарил Ивану краски, карандаши, бумагу, поддерживал юное дарование, как мог, в том числе и уроками рисования. Вскоре на Айвазовского обратил внимание и губернатор города Александр Казначеев, которому понравилась его игра на скрипке. Сам градоначальник очень любил музицировать.

Именно стараниями Казначеева Иван в 1830-м начал обучение в симферопольской гимназии. В Симферополе у талантливого мальчишки появился еще один покровитель – Наталья Нарышкина, супруга губернатора города. Ваня часто гостил у них в доме, он мог свободно пользоваться библиотекой, читать книги об искусстве и живописи. Айвазовский много работал, делал копии известных произведений, писал эскизы и этюды.

Портрет Ивана Айвазовского в юности

Нарышкина попросила художника-портретиста Сальватора Тончи, и через него нашла выход на президента Императорской академии художеств Петербурга Оленина.

Женщина написала письмо высокопоставленному чиновнику, в котором просила устроить Айвазовского в академию на полный пансион. Наталья расписала таланты мальчика, пожаловалась на тяжелые условия жизни юного дарования, и дополнила письмо рисунками. Оленину очень понравились работы Ивана, он показал его рисунки императору Николаю I, который и дал распоряжение зачислить его в Академию художеств.

В тринадцатилетнем возрасте Иван стал учиться у мастера пейзажа Воробьева, и был самым молодым из учеников Академии. Нужно отметить, что Воробьев был опытным педагогом, сумевшим по достоинству оценить всю силу таланта начинающего художника. Именно он дал Айвазовскому классическое образование, научил его теории и практике, сделал из него настоящего живописца-виртуоза.

Иван Айвазовский

Достаточно быстро Айвазовский превзошел Воробьева, и учитель представил своего талантливого ученика Филиппу Таннеру, прибывшему из Франции маринисту. Плодотворного сотрудничества у Ивана с Таннером не вышло. Французский живописец заставлял Айвазовского заниматься всей черновой работой, однако у Ивана находилось время и для создания собственных полотен.

Живопись

Свои первые работы молодой художник представил публике в 1836-м, на выставке картин его учителя Таннера. Одно полотно Айвазовского получило серебряную медаль, о нем написали в столичной газете. А вот картины французского художника нашли слишком манерными. Разгневанный Филипп обратился с жалобой на непокорного ученика к самому императору, он сказал, что Айвазовский не имел права выставлять свои картины без его на то разрешения.

По закону, Таннер был прав, император приказал Айвазовскому убрать его произведения, и выразил ему свое недовольство. Молодой художник оказался в немилости при дворе, хотя и нашел поддержку лучших умов того времени – Жуковского, Крылова, Оленина. Дело приняло совсем новый оборот, когда за Айвазовского замолвил слово Александр Зауервейд, учитель живописи детей императорской семьи.

Иван получил награду от Николая I, и вместе с сыном императора – Константином, отбыл на Балтийский флот. Цесаревичу предстояло заняться изучением морского дела и руководство им, а Иван прошел хорошую художественную практику. Он понимал, что ему просто необходимо ознакомиться с устройством кораблей, чтобы сцены баталий выглядели на полотне реально.

«Штиль»

Именно Зауервейд учил молодого художника батальной живописи, и Айвазовский быстро усвоил новые знания. Спустя некоторое время, в сентябре 1837-го, он был награжден золотой медалью за полотно под названием «Штиль». После этого руководители Академии художеств приняли решение о выпуске Айвазовского из этого учебного заведения, так как он больше ничему не мог научиться у них.

Так в 20 лет Иван покинул стены Академии, хотя по правилам, должен был учиться еще на протяжении трех лет. Он был самым молодым из всех выпускников, когда-либо окончивших это учебное заведение.

Сразу после выпуска Айвазовский отбыл в путешествие. Два года он пробыл в родном Крыму, потом на протяжении шести лет объездил всю Европу. Он побывал в родной Феодосии, много ездил по Крыму, стал участником высадки морского десанта в Черкессии. И продолжал усиленно писать многочисленные полотна с изображением не только мирных морских пейзажей, но и военных сцен.

В 1840-м Айвазовский недолго пожил в Петербурге, потом побывал в Венеции, Риме и Флоренции. Это путешествие сопровождалось массой приятных встреч. Иван навестил старшего брата Габриэла, монаха с острова Святого Лазаря, встретил известного писателя Николая Гоголя. В Италии знакомился с произведениями прославленных мастеров, и сам много работал. В каждом городе он демонстрировал свои полотна, многие из которых покупались мгновенно.

Картина «Хаос» Ивана Айвазовского

Картина под названием «Хаос» очень понравилась Папе Римскому, он выразил намерение ее купить. Когда Айвазовский узнал об этом, он преподнес ее в дар понтифику. Григорий XVI не преминул наградить талантливого художника золотой медалью, и выразить ему свое восхищение. С того самого времени имя Айвазовского стало известно во всем мире. После этого Иван Константинович побывал в Голландии, Швейцарии, Португалии, Англии, Испании. Во время возвращения домой корабль, на борту которого был Айвазовский, попал в страшную бурю. Появились слухи, что он не выжил в этом шторме, но вскоре он вернулся в родной город, живой и невредимый.

Маринист был хорошо знаком и даже дружил с самыми известными людьми того времени. Среди его знакомых оказался Пушкин, Глинка, Кипренский, Николай Раевский, Жуковский, Брюллов. Жаловало его и императорское семейство. Однако не это было главным в его жизни, на первое место живописец всегда ставил семью, любимую работу, общение с простыми людьми.

После того, как к художнику пришли слава и богатство, он старался принести как можно больше пользы родному городу. В Феодосии появилась школа искусств и картинная галерея, художник инициировал создание музея древностей, на его деньги начали строить железную дорогу и водопровод. Причем водопровод был запитан к личному источнику Айвазовского. В зрелом возрасте художник не утратил своей активности, он продолжал идти вперед, побывал в Америке вместе с женой, помогал нуждающимся, благоустраивал родной город, занимался преподавательством и благотворительностью.

Личная жизнь

Биография Айвазовского насыщена множеством памятных событий, не менее активной была и его личная жизнь, в которой присутствовала любовь к трем женщинам. Первый раз художник серьезно влюбился в венецианскую танцовщицу Марию Тальони. Несмотря на то, что он был моложе своей любимой на тринадцать лет, он уехал вместе с ней в Венецию. Однако у этих отношений не было будущего, танцовщица предпочла пылкому юноше карьеру.

Иван Айвазовский с женой Юлией Гревс и детьми

В 1848-м художник женился. Его избранницей стала Юлия Гревс, дочь придворного медика императора Николая I. Пышная свадьба состоялась в родной Ивану Феодосии. Вскоре одну за другой супруга подарила Айвазовскому четырех дочек – Александру, Марию, Елену и Жанну.

Фото тех лет сохранило память о семье, где они выглядят очень счастливыми, хоть это счастье было коротким. После того, как родились дочки, Юлия совершенно изменилась. Она страдала нервным заболеванием, настаивала на переезде в столицу, поближе к балам, званым вечерам и светской жизни. Однако Айвазовский любил родную Феодосию, простое окружение, и не собирался ничего менять. В итоге супруги развелись, что было большой редкостью в те времена. Иван с большим трудом сохранил нормальные отношения с дочками и внуками, так как Юлия всеми силами настраивала детей против него.

Иван Айвазовский и Анна Саркизова

Последняя любовь пришла к живописцу в 65 лет. Он встретил 25-летнюю Анну Саркизову, на которой женился в 1882-м. Именно она скрашивала последние годы известного мариниста. Ее Айвазовский запечатлел на полотне под названием «Портрет жены художника».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: