Аборигены Австралии и папуасы Новой Гвинеи - OXFORDST.RU

Аборигены Австралии и папуасы Новой Гвинеи

Индонезия и Папуа – Новая Гвинея: жизнь исчезающих племен (40 фото)

Фотоотчет из удивительной экспедиции английского фотографа Джимми Нельсона в Индонезии и Папуа – Новая Гвинея. Советую вам посмотреть далее, как живут племена на этой территории, пока они окончательно не исчезли с лица Земли.

Huli
Папуа – Новая Гвинея

Считается, что первые люди мигрировали на остров Новая Гвинея более 45 тысяч лет назад. Сегодня более 3 миллионов человек (половина населения Папуа – Новой Гвинеи) живут в горной местности. Многие из местных общин замешаны в межплеменных конфликтах разного масштаба на протяжении тысячелетий.
Борьба между племенами идет за земли, свиней и женщин. Невероятные усилия прилагаются для того, чтобы произвести впечатление на противника. Мужчины Huli, крупнейшего из местных племен, раскрашивают свои лица в желтые, красные и белые цвета, и славятся традицией изготовления париков из собственных волос. Топор с когтем завершает пугающий эффект.




Asaro
Папуа – Новая Гвинея

По всему нагорному плато живут небольшие аграрные кланы, отличающиеся обычаями и традициями, говорящие на разных языках. Знаменитые «грязнули» Asaro впервые встретились с представителями западного мира только в середине 20-го века.
В соответствии с древней легендой, мужчины этого племени были вынуждены бежать от врага, и ночью укрылись у реки Асаро. На рассвете враг увидел, как они поднимаются на ноги, полностью покрытые грязью, и решили, что это духи. Асаро все еще применяют грязи и маски, чтобы наводить ужас на другие племена.



Kalam
Папуа – Новая Гвинея

Восточная половина Новой Гвинеи получила полную независимость от Австралии в 1975 году, тогда и образовалось государство Папуа – Новая Гвинея. Коренное население является одним из наиболее неоднородных в мире. Первые посетители были сильно впечатлены тщательно спланированными в долинах садами и арыками. Женщины этих племен – очень хорошие фермеры. Мужчины охотятся и сражаются с другими племенами.







Goroka
Папуа – Новая Гвинея

Жизнь проста в высокогорных селах. Тут достаточно хорошей еды, крепкие семьи и трепетное отношение к природным явлениям. Люди живут охотой, сбором растений и выращиванием сельскохозяйственных культур. и конечно же, межплеменными войнами.











Балиемская Долина расположена на высоте 1600 метров над уровнем моря, на горном хребте Джаявиджая, в провинции Папуа, находящейся в индонезийской части острова Новая Гвинея. В этой долине проживает племя Dani. Они фермеры и у них есть эффективная система орошения. Археологические исследования доказывают, что люди возделывали эту долину уже 9 тысяч лет назад.
Дани часто приходилось бороться за свою территорию, защищая ее от набегов других племен. Их называют самыми страшными в этих краях охотниками за головами. Это удивительно, учитывая тот факт, что они не ели своих врагов, в отличии от большинства других племен Папуа.







Одним из племен, населяющих регион Балиемской Долины, являются «Владыки Земли» Yali. Они живут в девственных лесах горной местности. Яли официально признаны пигмеями – мужчины тут вырастают не более, чем до 150 см.
Папуасские племена, отличающиеся внешне, и говорящие на разных языках, имеют сходный образ жизни. Они все многоженцы, у них похожие ритуалы для важных случаев. Котека – своеобразный футляр для пениса, сделанный из плода высушенной тыквы-калебаса, является частью традиционной одежды и признаком племенной идентичности.







К югу от горного хребта Джаявиджая расположена низменность большой площади. Тут множество рек, топи, болота и мангровые леса. Это среда обитания племени Korowai, люди которого до начала 1970-х годов верили, что они – единственные люди на Земле.
Короваи являются одним из немногих папуасских племен, которые не носят Котека. Вместо этого мужчины заворачивают свои причиндалы в большие листья местных растений, и прочно связана. Они – охотники-собиратели, проживающие в домах на деревьях. Строго разделяют мужские и женские права и обязанности.

Дикие племена: Папуасы Новой Гвинеи

Папуа — Новая Гвинея, особенно ее центр — один из заповедных уголков Земли, куда почти не проникла человеческая цивилизация. Люди там живут в полной зависимости от природы, поклоняются своим божествам и почитают духов предков.

На побережье острова Новая Гвинея сейчас обитают вполне цивилизованные люди, знающие официальный — английский — язык. С ними много лет работали миссионеры.

Однако в центре страны что-то вроде резервации — кочующие племена, которые до сих пор живут в каменном веке. Они знают по имени каждое дерево, хоронят умерших на ветвях, понятия не имеют о том, что такое деньги или паспорта.

Их окружает гористая, заросшая непроходимыми джунглями страна, где из-за высокой влажности и невообразимой жары жизнь для европейца невыносима.

Никто там не знает ни слова по-английски, а каждое племя говорит на своем языке, которых в Новой Гвинее насчитывается около 900. Племена живут очень изолированно друг от друга, сообщение между ними почти невозможно, поэтому диалекты их имеют мало общего, и люди друг друга попросту не понимают.

Типичный населенный пункт, где обитает папуасское племя: скромные хижины покрыты огромными листьями, в центре — что-то вроде поляны, на которой собирается все племя, а вокруг на много километров джунгли.

В папуасском племени обычно хранится мумия «вождя». Это некий выдающийся предок — самый смелый, сильный и умный, павший в бою с врагом. После смерти его тело было обработано особым составом, чтобы избежать тления. Хранится тело вождя у колдуна.

Он есть в каждом племени. Этот персонаж весьма почитаем среди сородичей. Его функция в основном состоит в том, чтобы общаться с духами предков, задабривать их и спрашивать совета. В колдуны обычно идут люди слабые и непригодные для постоянной битвы за выживание — одним словом, старики. Колдовством они зарабатывают себе на жизнь.

БЕЛЫЕ-ВЫХОДЦЫ С ТОГО СВЕТА?

Первым белым человеком, попавшим на этот экзотический континент, был русский путешественник Миклухо-Маклай. Высадившись на берегу Новой Гвинеи в сентябре 1871 года, он, будучи человеком абсолютно мирным, решил не брать на берег оружия, прихватил лишь подарки и блокнот, с которым никогда не расставался.

Местные жители довольно агрессивно встретили чужака: пускали стрелы в его сторону, устрашающе кричали, размахивали копьями.

Но Миклухо-Маклай никак не отреагировал на эти выпады. Напротив, он с самым невозмутимым видом сел на траву, демонстративно снял туфли и лег вздремнуть.

Усилием воли путешественник заставил себя уснуть (или только сделал вид). А когда проснулся, увидел, что папуасы мирно сидят рядом с ним и во все глаза рассматривают заморского гостя. Дикари рассудили так: раз бледнолицый не боится смерти, значит, он бессмертен. На том и порешили.

Несколько месяцев прожил путешественник в племени дикарей. Все это время аборигены поклонялись ему и почитали как бога. Знали, что при желании таинственный гость может повелевать силами природы. С чего это вдруг?

Да просто однажды Миклухо-Маклай, которого называли не иначе как Тамо-рус — «русский человек», или Караан-тамо — «человек с Луны», продемонстрировал папуасам такой фокус: налил в тарелку со спиртом воды и поджег. Доверчивые местные жители поверили, что иноземец способен поджечь море или остановить дождь.

Впрочем, папуасы вообще легковерны. К примеру, они твердо убеждены в том, что мертвые уходят в свою страну и возвращаются оттуда белыми, принося с собой много полезных предметов и еды. Живет это поверье во всех папуасских племенах (притом что они почти не общаются друг с другом), даже в тех, где никогда не видели белого человека.

ПОХОРОННЫЙ ОБРЯД

Папуасы знают три причины смерти: от старости, от войны и от колдовства — если смерть произошла непонятно отчего. Коли человек умер своей смертью, его почетно похоронят. Все похоронные церемонии направлены на задабривание духов, принимающих душу покойника.

Вот типичный пример такого обряда. Близкие родственницы покойного отправляются к ручью, чтобы в знак траура совершить биси — обмазывание желтой глиной головы и остальных частей тела. Мужчины в это время подготавливают погребальный костер в центре деревни. Недалеко от костра готовится место, где будет почивать покойник перед кремацией.

Сюда кладут ракушки и священные камни вуса — обиталище некоей мистической силы. Прикосновение к этим камням живых строго карается законами племени. Поверх камней должна лежать длинная плетеная полоса, украшенная камешками, которая играет роль моста между миром живых и миром мертвых.

Читайте также  Концепция информационного общества

Усопшего кладут на священные камни, обмазывают свиным жиром и глиной, посыпают птичьими перьями. Затем над ним начинают петь похоронные песни, в которых рассказывается о выдающихся заслугах покойного.

И наконец, тело сжигается на костре, чтобы дух человека не вернулся из загробного царства обратно.

ПАВШИМ В БОЮ — СЛАВА!

Если человек погиб в бою, его тело жарится на костре и с соответствующими случаю ритуалами почетно съедается, чтобы его сила и смелость перешли к другим мужчинам.

Через три дня после этого жене покойного в знак траура отрезают фаланги пальцев. Связан этот обычай с другой древней папуасской легендой.

Один человек плохо обращался со своей супругой. Она умерла и попала на тот свет. Но муж тосковал по ней, не мог жить один. Отправился он за женой в иной мир, подошел к главному духу и стал умолять вернуть любимую в мир живых. Дух поставил условие: жена вернется, но только в том случае, если он даст обещание бережно и по-доброму к ней относиться. Мужчина, разумеется, обрадовался и все сразу пообещал.

Жена вернулась к нему. Но однажды муж забылся и вновь заставил ее тяжело трудиться. Когда же он спохватился и вспомнил о данном обещании, было уже поздно: жена распалась у него на глазах. У мужа от нее осталась только фаланга пальца. Племя разгневалось и изгнало его, потому что он отнял у них бессмертие — возможность вернуться с того света, как его жена.

Однако на деле фалангу пальца почему-то отрезает себе жена в знак последнего дара погибшему мужу. Отец же покойного совершает обряд насук — отрезает себе деревянным ножом верхнюю часть уха и потом глиной замазывает кровоточащую рану. Церемония эта довольно долгая и болезненная.

После похоронного обряда папуасы почитают и задабривают дух предка. Ибо, если его душу не задобрить, предок не покинет деревню, а будет жить там и вредить. Дух предка некоторое время кормят, как живого, и даже стараются доставить ему сексуальные удовольствия. К примеру, глиняную статуэтку племенного божка ставят на камень с дырочкой, символизирующий женщину.

Загробный мир в представлении папуасов — это некие райские кущи, где много еды, особенно мяса.

СМЕРТЬ С УЛЫБКОЙ НА ГУБАХ

В Папуа — Новой Гвинее люди верят, что голова является вместилищем духовной и физической силы человека. Поэтому, воюя с врагами, папуасы прежде всего стремятся завладеть этой частью тела.

Каннибализм для папуасов — вовсе не стремление вкусно поесть, а скорее магический обряд, в процессе которого людоеды получают ум и силу того, кого они поедают. Применим этот обычай не только к врагам, но и к друзьям, и даже родственникам, героически павшим в бою.

Особенно «продуктивен» в этом смысле процесс поедания мозга. Кстати, именно с этим обрядом медики связывают очень распространенное среди людоедов заболевание куру. Куру по-другому называется коровьим бешенством, заболеть которым можно при употреблении в пищу непрожаренного мозга животных (или, в данном случае, человека).

Этот коварный недуг впервые был зафиксирован в 1950 году в Новой Гвинее, в племени, где мозг умерших сородичей считался деликатесом. Болезнь начинается с болей в суставах и голове, постепенно прогрессируя, приводит к потере координации, дрожи в руках и ногах и, как это ни странно, приступам безудержного смеха.

Недуг развивается долгие годы, иногда инкубационный период составляет 35 лет. Но самое ужасное — жертвы болезни умирают с застывшей улыбкой на губах.

Сергей БОРОДИН

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Папуа-Новая Гвинея. Часть 2

Рассказав о природе Папуа-Новой Гвинеи, нельзя обойти вниманием живущих в ней людей, особенно папуасов — образ их жизни, костюмы, традиции и каннибализм и другие интересные факты.

Папуасы — самое древнее население страны.

В 19 веке российский биолог и путешественник Николай Николаевич Миклухо-Маклай, изучая жизнь в Папуа-Новой Гвинеи, несколько лет пребывал среди них.

Папуасы издревле жили (и большинство живут сейчас) в небольших деревнях (по 100 — 150 человек).

Каждая семья в поселении имеет свое жилище, но иной раз в поселении строится общий дом, длина которого иной раз достигает пары сотен метров.

Дома эти деревянные, а крыша делается из листьев или тростника.

В деревнях обязательно есть тамбаран — общий дом. Входить в него могут лишь вожди и уважаемые мужчины. Строят его все население. Стены внутри тамбарана украшают изображениями духов и покровителей, которым люди поклоняются и чьей помощи просят.

Семья имеет несколько наделов земли, причем на каждом из них урожай находится на разной стадии созревания: если на одном его только сеют, на втором — пропалывают, а на третьем — уже собирают урожай.

Тамбаран — общий дом в деревне папуасов

Чужак без разрешения не имеет права ступить на землю, принадлежащую поселению. Посторонний не может охотиться или рыбачить в чужих угодьях. Если человека поймают, его, в лучшем случае, будут судить, а в худшем — применят самосуд, то есть убьют или съедят.

Любые вопросы жители решают на сходе, куда приходят абсолютно все. Это касается и частных дел, например, свадьбы. Интересный момент: девушки и юноши из одной деревни не могут вступать в брак, пару им находят только в другом селении. Они не высказывают свое пожелание — им находят пару на общем собрании, и их мнение не учитывается.

Самый оптимальный возраст для замужества, как считают папуасы, — 12 лет. Но, конечно же, такие традиции живы лишь в живущих обособленно поселениях, которых не коснулась цивилизация.

Женщины живут отдельно от мужчин, и им нельзя входить в мужские жилье.

Аборигены рожают часто, посему семьи здесь многодетные. Мальчики растут с отцом, а девочки — с матерью.

Многие века разные племена не знали о существовании друг друга, хотя жили неподалеку. Объясняется это гористой местностью и труднодоступностью. Подобная изоляция народностей привела к возникновению у них самобытной культуры, не похожей на другие.

У каждого народа особая раскраска тела и тотем. Надо сказать, что папуасы раскрашивают тела не только в дни каких-то крупных событий или во время «боевых действий», но и в повседневной жизни, ведь краска защищает их от многочисленных и весьма назойливых насекомых.

Маски

Папуас в парике

Интересны парики и маски (у всех племен они уникальны), их папуасы надевают в особых случаях. Парики сооружаются из человеческих волос (детских и женских), птичьих перьев, шкур животных и цветов.

Маски подбираются под определенный вид одежды и под раскраску. Короче, все должно быть со вкусом и по случаю.

Папуасская маска Татануа

Маска на этом фото используется аборигенами одного из племен в церемонии проводов умершего в загробный мир и называется «маска Татануа». Ее делают из липы, а потом украшают тростником, мехом животных и кожей. Используются в приготовлении и природные красители. На одной стороне маски «волосы» выбриты, поскольку так делают мужчины-папуасы в знак скорби.

Процесс изготовления маски очень длительный, потому церемония иногда проходит спустя месяцы после смерти человека.

Мужская одежда

Отдельно нужно сказать о мужском папуасском костюме. Если его можно назвать костюмом, ведь одеяние состоит из пояса, изготовленного из волокна дерева, и чехла для полового члена (котека), выполненного из засушенного плода местного растения.

Котека — «одежда» для члена

У каждого народа свой «фасон» котеки — они отличаются размерами и углом наклона. Еще мужчины-папуасы украшают себя браслетами на руках и ногах, а также вставленными в нос и губу различными предметами.

Сейчас, конечно же, многие папуасы носят одежду из ткани, а национальные наряды надевают либо по праздникам, либо для туристов.

Фестиваль «Синг-синг»

У подножия горы Вильгельм ежегодно проводится фестиваль «Синг-синг» — самый известный и массовый танцевальный фестиваль в стране. На него съезжаются представители девяноста племен со разных уголков, как правило, общее их число достигает сорока тысяч. Одетые в национальные одежды и раскрашенные, они танцуют под звуки барабанов. Чтобы увидеть это действо, на фестиваль приезжает множество зарубежных туристов.

Колдовство

В Папуа-Новой Гвинее бывают случаи убийств женщин, обвиняемых в колдовстве. Причем расследования, как правило, ведутся весьма необъективно.

Читайте также  Инфляция зарубежный опыт и проблемы России

Усугубляет ситуацию закон, принятый в 1971 году. В нем прописано, что лица, считающие себя жертвами колдовства, не отвечают за свои поступки. Этим часто пользуются судьи, приговаривающие предполагаемую колдунью к смертной казни. Казнили невинную — и все свалили на околдованность.

Как правило, в колдовстве обвиняют одиноких незнакомых женщин. Так, в 2013 г. публично заживо сожжена молодая девушка, бездоказательно обвиненная в убийстве ребенка. ООН осудил произошедшее, но девушку-то не вернешь.

Каннибализм

Пещера черепов в Папуа-Новой Гвинеи

Еще столетие назад папуасы были людоедами. Племена враждовали между собой, и если в процессе налета вражескую деревню кого-то убивали, то их съедали, а черепа относили в специальные пещеры, служащие своеобразным отчетом о боевых подвигах. Сейчас каннибалов практически нет, и эти пещеры с удовольствием посещают зарубежные туристы.

Но каннибализм в этих местах изредка встречается и сейчас. В 2012 г. в стране действовала организация, охотившаяся на колдунов, убивавшая и съедавшая их. Отличить колдуна от простого человека им якобы помогали всевышние силы.

В том же году в стране проходили выборы, их едва не сорвали, так как каннибалы съели семь человек, подозреваемых в причастности к колдовству, и простые люди боялись идти голосовать. Преступников-людоедов поймали, и среди них был 13-летний подросток.

Племя кукукуку

Мужчины племени кукукуку с мумией в руках

В стране живет племя кукукуку, ранее тоже практиковавшее каннибализм. Еще папуасы племени умеют делать копченые мумии.

Бетель

Когда европейцы стали приезжать в Папуа-Новую Гвинею, они знали, что там ранее имелись каннибалы, и их очень пугали губы и зубы папуасов, испачканные в чем-то красном. Приезжие полагали, что это человеческая кровь. На самом же деле, рот краснеет из-за частого жевания бетеля. Бетель — местное растение, чьи листья перетираются с семенами пальмы катеху, и потом жуются. Слюна вступает в контакт с компонентами и окрашивается в красный цвет. Это, если так можно выразиться, папуасская жвачка. Но, в отличие от нашей жвачки она обладает возбуждающим и дурманящим действием.

Закрашенный рот от жевания бетеля

Бетель — вредное вещество, но папуасы его жуют. Глотать его ни в коем случае нельзя — он плохо влияет на желудок, а жевание его приводит к заболеваниям ротовой полости, зачастую переходящим в онкологию. По статистике, более 80% населения Папуа-Новой Гвинеи, заболевших раком, жевали бетель.

Кухня

Еда папуасов достаточна разнообразна — они едят и растительную, и животную пищу (свиней, кур, собак, крыс, жуков, рыбу, моллюсков). Национальная кухня представлена блюдами из тушеного мяса и рыбы с овощами и фруктами. Основное блюдо аборигенов Папуа-Новая Гвинея называется «муму». Папуасы, конечно же, не читали рассказ Тургенева, который вспоминается, как только слышишь название этого деликатеса, да и собачатины в его составе нет. Блюдо очень похоже на наше овощное рагу с мясом.

О другом племени Папуа-Новой Гвинеи читайте в статье «Племя короваи – людоеды, живущие в высотках».

Четырнадцатилетние старые девы, брачная ночь с ножом и запах женщины. Сексуальные традиции папуасов

Древние обитатели Новой Гвинеи и некоторых островов Меланезии и Индонезии славились особым отношением к слиянию мужского и женского начала. Они практиковали жёсткие и, с точки зрения европейца, грязные ритуалы. Но всё это можно объяснить тем, что секс для папуаса никогда не был просто сексом.

Фото © Ron Bell / PA Images via Getty Images

Семена в житницу семейного счастья

Папуасское племя маринд-аним практиковало особый обряд вхождения девушки в род мужа. Считалось, что фертильность невесты зависит от того, насколько она будет наполнена мужским семенем во время свадьбы. Поэтому старшие женщины из племени отводили её в священное место, где она занималась любовью со всеми мужчинами из рода жениха — от мала до велика. Существовал дневной лимит: если представителей сильного пола в роду было больше десяти, одиннадцатый мог ублажить невесту только на следующий день. Муж мог насладиться таинством брачной ночи после того, как его суженая прошла обряд. Данный ритуал также проходили женщины после родов, дабы таким образом обозначить своё возвращение к активной сексуальной жизни.

Дефлорация с помощью ножа

В Папуа — Новой Гвинее лишение девственности считалось процедурой важной и настолько ответственной, что её мог провести только верховный жрец. Однако не привычным нам способом, а при помощи специального деревянного ножа. Понятно, что процесс был очень болезненным для девушек, но никто не мог его избежать. Отступление от традиции каралось всенародным порицанием. Бунтарке могли сделать внушение и простить её на первый раз, но рецидив был чреват изгнанием из племени. В то время и в тех условиях это было равнозначно смерти.

Возраст согласия по-папуасски

Фото © Keystone Features / Getty Images

Даже видавшие виды наши современники придут в ужас, узнав, с какого возраста жители Папуа — Новой Гвинеи имели право заниматься сексом. Девочки, по мнению старейшин, могли это делать уже в восемь лет, а мальчики — с двенадцати. В племени не было никаких «взрослых тайн» и родительских стыдливых рассказов про пестик и тычинку, про аиста и капусту. Женщина, разгуливающая топлес по окрестности, была таким же привычным для аборигенов явлением, как в наше время человек, уткнувшийся в свой смартфон. Возраст 12 лет для девочки считался критичным, ведь уже в 14, если бедняжка не находила себе пару, она объявлялась старой девой. Это неудивительно, ведь сорокалетний человек считался глубоким стариком.

Трапеза — дело интимное

Серьёзно, по поводу секса особых табу не было. Но было занятие, по поводу которого папуасы испытывали священный трепет, а также предвкушение и истому. Мужчине и женщине запрещалось принимать пищу вместе, пока они не станут мужем и женой. Тогда пожалуйста. И вообще, женщины жили отдельно от мужчин. Свободный секс не порицался, но им предписывалось заниматься в специальных домиках — «букуматулах». Но не дай бог попробовать там совместно преломить папайю или разделить печёную рыбу, вымоченную в кокосовом соке!

Фото © Richard Harrington / Three Lions / Getty Images

Милая, позволь мне обглодать твои ресницы

Жители Тробрианских островов тоже рано начинают половую жизнь, тема секса не является чем-то запретным и эксклюзивным. Для молодых, не состоящих в браке, также строят «букуматулы», чтобы там можно было уединиться. Добрачные связи приветствуются, но и здесь запрещены совместные трапезы, если отношения не узаконены. Местные жители очень возбуждаются не только от поцелуев, но и от поедания ресниц — это считается важнейшей прелюдией к сексу, без которой нет смысла и начинать его.

Любовь к телу жены и запаху любовницы

Как и все представители традиционного общества, папуасы были очень близки к природе. Одним из качеств аборигена было умение различать запахи настолько хорошо, что Жану-Батисту Греную из «Парфюмера» Зюскинда остаётся только завидовать. В интимной жизни запах играл особое значение. Иногда случалось так, что в период вольной, добрачной жизни юноша запоминал запах одной из девушек настолько, что не мог без него возбудиться. Если он женился на другой, ему позволялось в качестве аперитива к сексу с женой сбегать к экс-любовнице и насладиться её ароматом. Для добросовестно исполненного супружеского долга все средства хороши!

«Тимороди» круче, чем гоу-гоу

Фото © The Print Collector / The Print Collector / Getty Images

Об этом танце подробно писал Джеймс Кук. «Тимороди» могли танцевать только незамужние женщины племени. В особые вечера организовывалась танцплощадка, иллюминированная свечами, сделанными из ядер орехов и насаженными на деревянный штырь. Барабанщики рассаживались по своим местам, взяв в руки барабаны, обтянутые кожей акулы. Рядом располагались флейтисты и вокалисты. Они играли очень ритмичную музыку, под которую танцевальный коллектив из восьми-десяти девушек танцевал очень развратный — даже по нынешним меркам — танец, в котором особую роль играли ягодицы.

Немедленно надень фаллокрипт!

Конечно же, папуасы не носили трусов, но у них были котеки (или фаллокрипты). Это специальные жёсткие чехлы, в которые сильный пол упаковывал своё мужское достоинство. Помимо того что фаллокрипт подчёркивал мужское начало и делал на нём особый акцент, фаллокрипты также защищали уязвимые места во время боя, тяжёлой работы или когда приходилось продираться через особо острые растения. Мальчикам предписывалось носить фаллокрипты с четырёхлетнего возраста и снимать их только во время мочеиспускания или секса. Фаллокрипты делались из специально выращенных тыкв, которые украшали бисером, ракушками, перьями птиц и т.д.

Читайте также  Большой мучной хрущак

Папуасы удивительным образом сочетали жестокость и наивность, непримиримость к врагам и трепетное отношение к гостям. Джеймс Кук делился в воспоминаниях, что аборигены не раз предлагали ему своих жён для того, чтобы было веселее коротать ночь. Это считалось высшей степенью признательности, доверия и гостеприимства.

Аборигены Австралии и папуасы Новой Гвинеи

САМАЯ ДРЕВНЯЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В МИРЕ 10

ВРЕМЯ ВЫЖИВАНИЯ 11

АБОРИГЕНЫ НЕ МОГУТ СМОТРЕТЬ ОБЫЧНОЕ КИНО 12

Список литературы: 13

ЧЁРНЫЕ ОСТРОВА

Меланезия, или Чёрные острова, — это Новая Гвинея, Соломоновы острова, Новые Гебри­ды, архипелаг Бисмарка, Новая Кале­дония, Фиджи, острова Санта — Крус, Банкс и множество иных, более мел­ких клочков суши. Их коренное насе­ление состоит из двух больших групп — меланезийцев и папуасов.

Меланезийцы живут на побережье Новой Гвинеи, а папуасы — во внут­ренних частях других больших остро­вов. Внешне они необычайно похожи, зато различаются по языкам. Хотя меланезийские языки входят в боль­шую малайско-полинезийскую семью, люди, на них говорящие, не могут общаться между собой. А папуасские языки не только не родственны ника­ким иным языкам мира, но очень ча­сто даже друг другу.

Кроме меланезийских и папуас­ских народов в малодоступных гор­ных районах Новой Гвинеи и на многих больших островах живут малорослые пигмейские племена. Однако и их языки изучены пока недостаточ­но.

Житель Папуа — Новой Гвинеи в ритуальном облачении колдуна.

ПАПУА — НОВАЯ ГВИНЕЯ

В восточной части острова Новая Гвинея, на архипелаге Бисмарка и северной части Соломоновых ост­ровов расположено государство Папуа — Новая Гвинея. В XVI в. эти земли были открыты португальцами. С 1884 г. территорией владели Вели­кобритания и Германия, а в начале XX в. она контролировалась Австра­лией. Хотя в 1975 г. страна стала независимой, она входит в Содружество и формальной главой государ­ства является королева Великобрита­нии. В стране добывают медь, золото и цинк. Выращивают кофе, какао и кокосовую пальму.

Папуа — Новую Гвинею часто называют «раем для этнографов, но адом для любого правительства». Это выражение было придумано еще колониальными чиновниками, однако оно не менее справедливо и для наших дней. Почему «рай» — понятно: мало найдётся на Земле мест с таким разнообразием язы­ков, обычаев и культур. С одной стороны — чиновники, бизнесме­ны, рабочие столичного города Порт-Морсби, носящие европей­скую одежду и получившие образо­вание. С другой — не вышедшие из каменного века горные племена, ведущие войну друг с другом и не понимающие языка людей из со­седней долины. Они могут радуш­но встретить приезжего учёного, но убить человека из ближайшей де­ревни. Поэтому для правительства это «ад», ведь ему приходится «впрягать в повозку» государст­венного устройства не только «вола и трепетную лань», но еще «лебедя, рака да щуку» в придачу.

Правительство страны попыта­лось укрепить в сознании папуасов и меланезийцев то, что они принад­лежат к одному народу — найми Папуа — Новой Гвинеи. Для этого нужен прежде всего общий язык, ведь количество языков в стране ни­кем не подсчитано. В сущности, общий язык имелся, к тому же по­нятный во всей Меланезии. В Па­пуа — Новой Гвинее его называют «ток-писин». Он возник из англий­ских слов и меланезийской грамма­тики среди завербованных на план­тации батраков из разных племён, которым нужно было между собой общаться. Англичане этот язык на­зывали «пиджин-инглиш» (от англ. pigeon — «голубь»); произношение папуасов и меланезийцев напоми­нало им воркование голубей. Очень быстро язык распространился, дос­тигнув самых отдалённых горных деревень: его приносили вернувши­еся с заработков мужчины или бро­дячие торговцы. Почти все слова в нём английские. Хотя территорией Папуа долго владели немцы, от их языка осталось лишь два слова (одно из них «пасмалауф» — «за­ткнись»).

Если по-английски «вы» — «ю», а «мне» — «ми» (в ток-писин это означает «я»), то сочетание «ю-ми» («ты-я») даёт местоимение «мы». «Кам» — «прийти», «кам — кам» — «пришёл»; «лук» — «смотреть», а «лук-лук-лук» — «смотреть очень долго». Наиболее распространён­ным словом является «фела» (от англ, «парень»); так обращались плантаторы к батракам.

В сущности, ничего странного в языке ток-писин нет: возникли же французский и румынский, испан­ский и португальский из принесён­ной римскими колонизаторами латы­ни, которую покорённые народы изменяли на свой лад! Надо только развить язык, чтобы издавать газеты, говорить по радио и т. д. Поэтому ток-писин преподают во всех школах Папуа — Новой Гвинеи. А главный лозунг страны — «Ю-ми ван-пела пипал!» («Мы один народ!»).

Интересно то, что папуасы и ме­ланезийцы не только считают ток-писин своим языком, но и знают, что есть ещё другой английский, на­стоящий. Его называют «ток-плес-билонг-Сидни» — «сиднейский язык». Ведь Сидней — ближайший крупный город, населённый белыми. Поэтому тот, кто хочет получить об­разование, должен владеть «сид­нейским языком».

Известный путешественник Миклухо-Маклай наблюдал папуасов Новой Гвинеи, не умевших еще добывать огонь, но уже знавших приемы приготовления хмельных напитков: они разжевывали плоды, отжимали их сок в скорлупу кокосовых орехов и через несколько дней получали брагу.

Сельскохозяйственные культуры, выращиваемые на лесных расчистках папуасами Новой Гвинеи в большинстве своем плодовые или клубневые растения, и в отличие от зерновых культур их нельзя хранить долго. Поэтому общину всегда подстерегает опасность голода.

Существуют некоторые принципы взаимоотношений между людьми. Этнографы, отдавшие годы изучению обществ с примитивной экономикой, неоднократно подчеркивали, что людям здесь далеко не чужда романтическая любовь. В то время как основные принципы семейного устройства не регламентированы сколько-нибудь жесткими правилами и допускают широкую свободу выбора, сравнительно малозначимые, на наш взгляд, детали поведения женщины находятся под строжайшим контролем традиций и обычаев. В основном речь идет о предписаниях негативного характера. У папуасов Новой Гвинеи женщина не имеет права входить в мужской дом, играющий роль деревенского клуба, участвовать в праздничных трапезах, прикасаться к возбуждающему напитку кеу. Ей не только не разрешено присутствовать при игре мужчин на музыкальных инструментах, но настоятельно рекомендуется стремглав убегать прочь при одних только звуках музыки. Жена не может есть из той же посуды, что и ее муж, а во время еды ей, как и детям, обычно достается то, что похуже. В обязанности женщины входит доставлять овощи и плоды с огорода, чистить их, приносить дрова и воду, разводить огонь. На муже лежит приготовление пищи и распределение ее между присутствующими, причем лучшие куски он берет себе и предлагает гостям.

Жизнь первобытного человека неразрывно связана с охотой. Поэтому, прежде всего магические операции относятся к ней. Так называемая «промысловая магия» сохранилась у современных отсталых народов. Папуасы Новой Гвинеи при охоте на морского зверя помещают в острие гарпуна маленькое жалящее насекомое для того, чтобы его свойства придали остроту гарпуну.

В Папуа – Новой Гвинее религиозные воззрения всегда играли и продолжают играть важную роль. Анимистические верования глубоко укоренились в сознании многих людей так же, как и вера в магическое действие колдовства, которое служит средством регулирования общественных отношений. С середины 19 в. активизировалась деятельность христианских миссионеров, благодаря чему в настоящее время примерно 3/5 населения, по крайней мере, номинально, числятся протестантами и около 1/3 – католиками. Вплоть до Второй мировой войны лечением и образованием меланезийского населения занимались в основном миссионеры. Самые крупные протестантские конфессии – лютеранская и Объединенная церковь Папуа – Новой Гвинеи и Соломоновых Островов. За последние 20 лет значительных успехов добились новые евангелические общины, в частности, одна из крупнейших пятидесятнических организаций – Ассамблеи Бога.

Население страны по этническим и лингвистическим критериям всегда делилось на множество групп, часто весьма незначительных по численности. Отдельную группу образуют папуасские племена на южном побережье Новой Гвинеи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: