Сольфеджио и гармония: зачем их изучать - OXFORDST.RU

Сольфеджио и гармония: зачем их изучать

Сольфеджио и гармония: зачем их изучать

Вырабатываемые навыки

Теоретические знания

Изучение нотной грамоты. Правила строения интервалов, аккордов, ладов, музыкальных форм, синтаксис, приёмы развития муз. материала, жанровые особенности, гармонические функции. Изучение основных музыкальных терминов. Проведение анализа муз. фрагментов.

Умение применять теоретические знания на практике.

Сольфеджирование (пение по нотам)

Чтение с листа нотных примеров в различных тональностях одноголосно, дуэтом или совместно с хором.

Овладение мастерством чтения нот с листа и точным интонационным воспроизведением нотного текста одноголосного или двухголосного, совершенствование вокальных навыков.

Развитие слуховых навыков

Определение на слух отдельных звуков, интервалов, ладов и тональностей, аккордов, трезвучий. Анализ музыкального произведения на слух. Подбор аккомпанемента на слух. Запись цифровок и гармонических оборотов.

Умение слышать и определять музыкальные элементы на слух. Развитие внутреннего слуха. Возможность отличать тембры инструментов и музыкальные краски произведений. Умение анализировать форму на слух. Навык быстрого подбора аккомпанемента или мелодической линии.

Написание музыкальных диктантов

Проведение устных и письменных диктантов в различных тональностях, одноголосных и двухголосных, размерах и темпах.

Развитие музыкальной памяти и внутреннего слуха учащегося.

Творческие задания

Подбор произведений с гармонией, основы композиции, импровизация, досочинения и сочинения в определенных тональностях, жанрах, ритмических фигурах.

Умение сочинять музыку в конкретном стиле, жанре. Навык импровизации. Свободное владение инструментом.

Метроритмическая работа

Изучение на практике ритмических фигур, ритмослогов, метра, размера.

Формирование ритмической основы.

Таким образом, сольфеджио способствует развитию в человеке широкого в музыкальном плане творческого потенциала.

Стоит отметить, что существует два основных вида сольфеджио:

  • Классическое
  • Джазовое

Классическое сольфеджио включает в себя основные термины, понятия и практические упражнения. Это музыкальные основы. Примечательно, что данный вид сольфеджио в большей степени строится на принципах школы классицизма и романтизма.

Джазовое сольфеджио рассматривает основные термины, характерные для джазовой музыки . Примечательно, что данный вид сольфеджио изучается в музыкальных училищах и консерваториях, преимущественно на отделениях Эстрадно-джазового вокала. Если речь идет о начальном или среднем музыкальном образовании, то подобная дисциплина применима для джазовых вокальных студий.

Почему многие не любят сольфеджио?

Наверное, почему многие люди не любят сольфеджио понятно еще из предыдущего пункта. Ведь согласитесь, что запомнить и разобраться в таком объемном материале достаточно сложно. На данный момент времени можно выделить следующие основные причины отрицания сольфеджио:

  • Отсутствие от природы абсолютного слуха. Учащемуся сложнее, запоминать звуки, на обработку высоты требуется больше времени, в итоге на фоне других более успешных учеников может выработаться комплекс, а следовательно, и не любовь к предмету.
  • Музыкальная одаренность. Как бы парадоксально, это не звучало, но дети и взрослые, которые от природы наделены музыкальными способностями часто разочаровываются. Они, итак, слышат точную высоту звука и могут безошибочно определить тональность, а если еще и чувство ритма не хромает, то сольфеджио вообще теряет для них весь смысл. Как показывает практика, такие люди начинают пропускать занятия, вместе с этим теряется теоретическая база, начинаются проблемы в предмете.
  • Неуспеваемость по предмету. Сложность сольфеджио заключается в том, что необходимо время, чтобы выработать определенный практический навык. Кому-то требуется больше времени, кому-то меньше, при этом этапы контроля знаний никто не отменял. В итоге, человек, старающийся получить знания, может получить плохую оценку, что соответственно не является стимулом.
  • Некомпетентный педагог. Сколько историй, о том, как предмет был не любим из-за педагога, который отбивал все желание заниматься.
  • Жёсткий контроль родителей. Многие родители стремятся сделать из собственных детей Моцартов, они часами мучают ребенка занятиями, убивая его самостоятельность. Конечно, контроль в занятиях со стороны родителей необходим, но музыка не может превращаться в пытку. Отец Паганини запирал собственного ребенка в чулане и лишал еды, если Никколо не выучивал задания. Конечно, ребенок стал знаменит, но какова цена? Заниматься музыкой – это великое удовольствие, ребенок должен, понять это сам.

Наверное, это основные причины, которые мешают по-настоящему проникнуться предметом и осознать все его значимость и необходимость.

Зачем необходимо сольфеджио? Польза предмета

Вне зависимости от времени, навыки, полученные от занятий, будут приносить музыкантам со всего мира необъятную пользу. К положительным качествам сольфеджио можно отнести развитие следующих навыков:

  • Полная свобода во владении инструментом.
  • Прочная теоретическая база, совершенное знание музыкального языка.
  • Умение анализировать произведение по нотам и на слух.
  • Композиторское мастерство.
  • Умение импровизировать в различных жанрах, стилях и т.д.
  • Навык подбора музыкального произведения в короткое время.
  • Сокращение времени на запоминание музыкального материала.
  • Формирование музыкального слуха: абсолютного или относительного.
  • Четкая ритмическая основа.
  • Чистая интонация.
  • Формирование мелодического и гармонического слуха.
  • Возможность различать тембральную краску инструментов.

Пользу данной дисциплины нельзя недооценивать, ведь именно сольфеджио формирует основные профессиональные музыкальные способности. Подчеркиваем, предмет дает именно профессиональную базу. Согласитесь, что в мире можно найти миллион талантливых людей, которые хорошо поют, могут играть на инструменте, подбирают песни, но их нельзя назвать профессионалами, так как они делают это интуитивно. Они не знают нотной грамоты, терминологии, никогда не обучались в музыкальной школе. Несмотря на наличие их таланта, начать развиваться в музыкальной отрасли или получать образование, без изучения школьной базы, они вряд ли смогут.

Но не стоит печалиться раньше времени, вне зависимости от возраста можно начать изучать сольфеджио. Главное проводить занятия систематически и в правильном порядке, в более взрослом возрасте лучше нанять репетитора по сольфеджио, если это ребенок, то вполне можно ограничиться занятиями в музыкальной школе.

Чтобы изучать сольфеджио требуется следующее:

  • Фортепиано или синтезатор или MIDI-клавиатура.
  • Нотная тетрадь.
  • Карандаш и ластик.
  • Учебное пособие.
  • Тетрадь для записи терминов.
  • Желание постигать данную науку.
  • Время и силы.

Сольфеджио является таким предметом, который требует большой самоотдачи. Не пугайтесь, если, что-то не получается с первого раза, систематические упражнения сделают свое дело. Необходимо помнить, то что легко дается, также легко теряется. Если вы нарабатывали навык ценой усилий, тратили время, то полученные результаты будут радовать больше.

Так друг или враг?

Чтобы, кто не говорил, сольфеджио является неоспоримым другом музыканта. Необходимо только понять, что сложности придумываем мы сами. Просто поймите, зачем вам эти знания, что принесут они в будущем. Поверьте, ваши труды в изучении не пропадут даром. Сольфеджио – это основа музыки, постигнув данную дисциплину, можно стать настоящим музыкантом, так давайте не упускать этот шанс!

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

m_ludenhoff

  • Add to friends
  • RSS

Martin Ludenhoff

Ещё в 18 веке, до появления консерваторий, человек начинал учиться музыке у одного учителя. Он учил его началам теории-гармонии-композиции и тут же на инструменте играть. Соответственно, вся теория применялась тут же, в игре и в конкретной пьесе. Далее, как говорит множество биографий каждый мог ещё чему-то конкретному совершенствоваться у какого-нибудь мастера в этом преуспевшего, но в любом случае база, полученная таким путём в голове обучавшегося выстраивалась во вполне стройную систему изначально и музыканты не делились на исполнителей, композиторов и теоретиков. Посмотрев труды по теории можно понять, что их писали музыканты, хорошо знакомые с практикой музицирования. А каждый музыкант мог если и не сочинить, то как минимум сымпровизировать на заданную тему, либо сочинить на ходу партию, имея перед глазами бас.

Первой травмой было разделение труда исполнителей и композиторов. Исполнители, лишившиеся такой практики со временем перестали понимать некоторые мелкие детали композиции — зачем, скажем, в затакте такие мелкие длительности и так много нот, или наоборот, одна, да такая длинная, зачем в этом аккорде так много нот, а в соседнем так мало, почему именно эта нота (этот аккорд) среди ровных четвертей вдруг — четверть с точкой. И самое важное, как это влияет на выбор исполнительских средста. Это произошло не сразу, нет, это аукнулось спустя, может быть, лет 100 и сейчас мы собираем нехилые плоды с этого в виде «великих исполнителей», от игры которых от тоски скулы сводит.

Читайте также  Анжелика холина: балет без балета

В 20 веке произошел ещё более чудовищный катаклизм, композиторы перестали играть, я имею в виду активно, по-настоящему играть, а не тыкать в клавиши, чтоб проверить правильно ли они записали аккорд. А зачем композитору играть? Кроме высоты звука, которую они могут услышать в голове без необходимости проверки, есть вещи опять же чисто практические, акустические, свойственные инструментам. Лишь один прмер из множества: от многозвучного аккорда на форте всегда есть некоторый отзвук, шлейф, который надо учитывать, если в следующую долю планируется другая гармония или внезапное пианиссимо. Это шлейфа может не быть в голове и резкая смена гармонии в таких условиях в голове будет звучать вполне складно, на деле же выйдет грязь.
Параллельно отделились и теоретики, это стало лишь дополнением. И что мы имеем в результате?

У нас есть исполнители, которые не знают зачем им и их ученикам учить гармонию, кроме как для общего развития или «умения быстро выучивать музыку», есть теоретики, которые на вопрос «а зачем исполнителю гармония?», отвечают: «Как это зачем? Знание ценно само по себе!». Есть ещё композиторы, которые разучившись ремеслу стали забивать головы идеями о том, что главное — концепция, а там по формуле ноты подставишь — и готово! Они гордо именуют себя «мультиинструменталистами», выходя на сцену с блокфлейтой, стуча, сопя и хрипя в неё с разных сторон, а потом скребут рояль стаканами, видимо, чтобы оправдать приставку «мульти».

А зачем исполнителю гармония и как её применять в практике?
Образованным музыкантам хорошо известно, что ноты бывают ‘хорошие’ и ‘плохие’, что четыре в ряд стоящие шестнадцатые в пассаже не одинаковы по длительности, что разные аккорды, записанные одинаковыми четвертями в зависимости от гармонического наполнения и функциональности тоже будут отличаться по длительности и «перетягивать» акценты в неожиданные места.

Если открыть, скажем, «Причудливые образы» Шумана и сыграть их, ориентируясь только на тактовую черту, то уже со второго такта начнётся полный бред.

Пьеса, в которой Шуман хорошо пошутил над исполнителем. Знаками он настраивает нас на тональность Des dur, вместо этого мощный затакт D — T в B-dur. Стоит размер 3/4 и в первых же двух тактах — гемиоль, которая вместо заявленых 3/4 задаёт гармонический ритм половинными и убирает акцент с первой доли второго такта, объединяя два такта в один на 3/2 (это говорит о том, что артикулировать надо соответственно — как долю ощущать и играть не четверть, а две четверти, объединяя их в половинные). Последние две четверти второго такта, благодаря предшествующей субдоминанте настраивают на заявленый всё-таки ре-бемоль мажор, дополняя его оборотом T6 — проходящий D6/4 — T5/3, но вместо чистой тоники опять же внезапно возникает отколяющий D7 к субдоминанте, в четвёртом такте опять же автор убирает акцент на сильную долю тем, что разрешение этого отклоняющего происходит с задержанием (в правой руке опять по сути гемиоль в тактах 3-4, а в левой — нет), которое в свою очередь запускает новый мотив — S6/4 — проходящий T на басу S — D7, как бы подготоавливая каденцию. И вопрос, стоит ли считать этот D7, стоящий аккурат после тактовой черты сильной долей и играть его соответственно? Для человека, знающего гармонию по наслышке это, конечно, глубочайший вопрос интерпретации.
На какую долю обычно ставится D7 в каденции? Правильно, на слабую. Наверное, это не спроста, а потому что он должен быть слабым, то есть играться как слабый — неакцентированно. Здесь он не на своём месте тоже для того, чтобы украсть сильную долю, после него будто должна быть быть «сильная» тоника, но вместо этого начинается секвенция этого мелодического мотива с новым гармоническим наполнением, на этот раз с отклоняющими D6/5, сначала к VI, потом к V ступени. А здесь уже несколько другая история, потому что для подобных отклоняющих ещё с венской классики был обычай акцентировать диссонанс и «прятать» разрешение (то есть играть тихо и коротко), что Шуман дополнительно указывает акцентом (так как диссонантная септима возникает только на вторую долю, поэтому этот «венский приём» у него не очевиден). И опять, две подряд сильные доли спрятаны, убиты. После этого — слава Богу! — DD7 на слабом времени и разрешение её в D, человеческий серединный каданс.
Вуаля, итого «хороших» первых долей в этом предложении три — в первом, третьем и восьмом такте. Всё остальное объединено в длинную фразу, в построение на едином дыхании с мелкими «подробностями» по пути.

Ещё один пример — гитарная пьеса «Больша увертюра» Мауро Джулиани. После традиционного вступительного andante sostenuto начинается allegro maestoso.

На слабую восьмую D2 и разрешение в T6, сначала к Fis dur, потом к E dur, на третий раз к D-dur. Гитаристы это всё артикулируют обычно одинаково , как велит Великая Тактовая Черта, затакт слабо, разрешение — сильно. Стилевая особенность исполнения такой музыки, как уже упоминалось выше — диссонанс (чистый или отклоняющий доминантсепт, ум 7, их обращения и пр) играть «сильно», «акцентировано», а разрешение — тихо и коротко, аккуратно, вне зависимости от положения относительно тактовой черты. На первые два раза никаких артикуляционных знаков нет, что значит — играть как принято, но на третий раз картина меняется, разрешение занимает уже четверть с точкой и под ним mf против прежнего p, таким образом автор просит чего-то необычного — играть сильным разрешение, а в следующем такте ещё меняет гармоническое качество затакта, избавляя его от диссонанса превращением в квартсекстаккорд — артикуляционная идея ‘слабый затакт — сильное разрешение’ подтверждается. Таким образом доминантовая функция немного ослабляется, (что тоже можно подчеркнуть артикуляционно — это уже вопрос интерпретации) и мы видим, что мы как будто и не совсем в ре мажоре (главная тональность увертюры — ля мажор), как стало казаться в предыдущем такте, а мы где-то блуждаем и только через 5 тактов мы приходим, наконец, в заветный ля мажор, и радостно в нём ликуем.

Если обращать внимание на такие подробности, интерпретация становится очень интересным делом. С одной стороны, нам автор указал подробно чего он хочет, нам не надо решать куда тут впихнуть акцент и надо ли, что объединить в одну фразу, а где можно покрепче «сесть» на сильную долю. Зато у нас есть выбор средств, как всё это сделать и как это сделать более явно и рельефно. Но это, опять же, не всем подходит, это ж надо гармонию учить, это ремесло, а мы тут художники-творцы, выше всего этого. Играем, как слышим!

Сольфеджио и гармония: зачем их изучать

Для чего нужно сольфеджио?

(выступление на род.собрании Макейчук В.А.)

Среди семи чудес света есть восьмое — ребёнок играющий, ребёнок творящий. Задача нас взрослых — не только сохранить хрупкий мир ребёнка, но и помочь более естественно, безболезненно перейти от подсознательного моделирования мира в его многообразии к осознанным деяниям. Только тогда состоится личность, и возможен подъём на более высокий духовный уровень.

Что мы знаем о сольфеджио? Множество детей и их родителей, не связанных с музыкой, считает его чем-то нудным и лишним, вроде жужжания надоевшего комара. Но это ведь далеко не так!

Всем понятно, что глухой не слышит музыки совсем. Человек с неразвитым слухом слышит в ней простейшие элементы выразительности: динамику, темп, родные интонации бытовой музыки, кочующие из мелодии в мелодию. Человек с развитым слухом слышит тонко и изыскано. Россыпи звуков он умеет удивительным образом превращать внутри себя в захватывающую полифонию чувств.

Читайте также  Как полюбить классическую музыку? личный опыт постижения

Необходимо совершенно отчетливо осознавать и не таить никаких иллюзий, что литературные соревнования по подбору эпитетов к услышанной музыке могут хоть как-то помочь УСЛЫШАТЬ музыку. Чтобы это произошло, надо иметь развитое слуховое восприятие , а не способность хорошо и красиво говорить. Как образно написал профессор В. Медушевский нужно сформировать у детей музыкальный слух «как орган поиска небывалой красоты. ».

Дисциплина, которая способна постепенно развить музыкальность человека до высот, позволяющих наслаждаться музыкой — от фольклора до творений великих классиков, называется СОЛЬФЕДЖИО. Оно способно помочь ребенку постепенно превратить в своем сознании музыкальный шум в звуковое наслаждение. Поэтому сольфеджио должно быть основой любого сколько-нибудь серьезного обучения музыке. Говоря «серьезного», здесь имеется в виду не только профессиональное обучение, а любое обучение музыке, от которого предполагается, что будет толк.

Когда детишки начинают учиться музыке, то первое, что они узнают — это названия нот, их написание на нотном стане, их длительности. Без этого ничего невозможно сыграть. Вот это-то и есть начатки сольфеджио, и их преподаёт педагог по специальности — тот, кто учит играть на инструменте. Строго говоря, это

теоретическая часть, но без неё продвинуться в нашем деле нельзя. Это как учить буквы, которые потом сложатся в слова, это — музыкальная грамота. Ну и конечно, в школе есть и отдельный предмет – «сольфеджио», который ведут профессионалы, специалисты именно по этому вопросу.

Дальше — больше! Зная музыкальную грамоту и развивая свой слух, дети научаться читать ноты — вначале медленно, а затем всё более бегло. Затем, понимая логику строения музыкального предложения – фразы — юные таланты начнут быстрее и осмысленнее осваивать музыкальные произведения. Это ускорит их прогресс в игре, расширит репертуар, откроет новые возможности. Вы улавливаете, какие открываются горизонты, какие перспективы появляются у детей? Понимание основ строения музыки, её законов расширяет «слышание», придаёт игре смысл и неповторимость-ту «изюминку» индивидуальности, которая и отличает одарённых людей.

Что же надо сделать, чтобы не упустить эту возможность? Посещать регулярно уроки сольфеджио — раз. Делать домашние задания — два.

Если ребёнку самому вдруг что-то показалось сложным или непонятным -постарайтесь ему помочь. Не можете, не понимаете сами? Ещё раз попросите педагога объяснить. Пропущенные и непонятные материалы — настоящий бич. Это как в математике: что-то упустил — и всё последующее становится непонятным абсолютно. Нельзя доводить до такого положения вещей. Очень печально видеть, когда способный человечек, хорошо играющий на своём инструменте, не может поступить в училище или специальную музыкальную школу, потому что у него огромные пробелы в знаниях и умениях по сольфеджио. А ведь дальше предстоит изучение гармонии и полифонии. И что же — этот бедолага так и останется за бортом профессии, к которой у него есть несомненные способности только оттого, что на раннем этапе занятий он чего-то не усвоил? А родители вовремя не озаботились ему помочь? Есть такие ученики, которым как раз такая ситуация помешала развернуться в полную силу — они всё время в чём-то отставали, что-то не понимали. Некоторые части музыкальной ткани так и оставались для них тарабарщиной — так они у них и звучали. А всё потому, что они не уделяли этому предмету должного внимания.

Сольфеджио — это наша «пояснительная записка», наша «палочка-выручалочка», это волшебные слова, открывающие вход в пещеру, полную сокровищ. Как же нам с ним поладить? Что же это за наука?

Это наука о том, как строится «тело» музыки. Это предмет, на котором можно найти ответы на многие вопросы: как подобрать на инструменте любимую мелодию, где живут эти «загадочные» аккорды, можно ли записать услышанную мелодию по памяти? Сольфеджио — это занимательная музыкальная математика, формы развития музыкального слуха и чувства ритма, помощь в чтении с листа незнакомой пьесы и многое другое.

В этой статье затронуты вопросы пользы от изучения сольфеджио при игре на инструменте. Но не забывайте, что дети могут захотеть сочинять музыку, и тогда это будет уже просто их «хлеб». И при подборе «на слух» на инструменте умение услышать и узнать — просто незаменимо.

Итак, помните — уделяя должное внимание сольфеджио, Вы работаете на будущее своего ребёнка. Не допускайте сбоев! Желаю удачи!

Тайная сила музыки: как сольфеджио и гармония помогают выучить английский?

Зачем детей ведут в музыкалку? Вырастить из каждого Моцарта или Мусоргского — нереально. Ходит слух, что музыка как-то правильно воспитывает мозг. Нужно ли петь в хоре, чтобы выучить логарифмы и поступить на бюджет?

В интернет-магазин Intermuzika купить первую гитару или цифровое пианино обращаются семьями. Пока папы расспрашивают про техническую часть, слышно как на фоне дети переживают: «А когда привезут? Сегодня привезут, да?!». А мамы думают о том, как обучение музыке отразится на оценках в дневнике.

Психологи говорят, что новые кружки надо добавлять постепенно: сперва обычная школа, а через полгода – все дополнительные занятия.

Но учебный год в музыкалке начинается 1-го сентября. Пропускать год из-за адаптации к общеобразовательной школе? Или поверить опытным педагогам, которые уверяют: «Музыка помогает учиться… всему!»?

Польза от занятий музыкой прямо сейчас

Нейропсихолог, Татьяна Черниговская, объясняет: в мозге остается все. Наши извилины фиксируют каждый запах, каждую серию мультфильма, каждое услышанное слово. Кто-то слушает Фараона, а кто-то – Чайковского. Разные звуки по разному формируют нейронные связи.

Не страшно, если ребенок знакомится с разными музыкальными стилями. Любой человек может иногда позволить себе фастфуд. Но годами питаться бургерами и наггетсами – верный путь в стационар гастроэнтерологического отделения. С музыкой та же история: надо правильно составлять «рацион».

Что дает музыка детям с первого урока? Простые вещи: новые знакомства, истории, общение, досуг. Но это – верхушка айсберга. Эффект от теории музыки и сольфеджио намного глубже. Дети-музыканты могут:

  • легче и быстрее учить языки;

Они привыкли сосредотачиваться на звуках, поэтому им проще выделять слова из общего потока речи. У музыкантов нет «встроенного переводчика с итальянского», но они быстрее распознают в предложении отдельные слова, поставят произношение и заговорят на иностранном.

  • проще справляться с непривычными задачами;

У музыкантов лучше настроена связь между правым и левым полушариями. На МРТ видно, что мозолистое тело, соединяющее полушария, у пианистов и барабанщиков больше.

Также оба полушария у музыкантов реагируют на внешние раздражители симметрично. Этот факт тоже подтвердили на томографе. В обычной жизни это означает, что музыканты используют свой мозг максимально: оба полушария всегда в работе.

Работа в музыкальных коллективах (хор, оркестр, ансамбль) развивает многозадачность.

  • лучше координировать движения.

Игра на инструменте учит сонастраивать различные движения. Одновременно приходится следить за обеими руками, ногами, дыханием. Поэтому музыканты и в быту двигаются грациозней.

Мозг музыкантов отличается от мозга людей, не связанных с музыкой. Он работает более слаженно. Поэтому музыкальная терапия применяется, если нужно «запустить» мозг: после травмы, болезни или для улучшения развития. И Бетховен – более действенное «лекарство», чем Скриптонит.

Чем раньше человек начнет изучать музыку, тем быстрее его мозг получит новые импульсы. Но даже если музыка начнется и закончится в музыкалке, это принесет пользу. Ученые сравнивали мозговую активность тех, кто закончил музыкальную школу и не вспоминал об инструменте, и тех, кто никогда не играл. Даже в пожилом возрасте мозг «бывших музыкантов» работал лучше.

Польза от занятий музыкой в будущем (далеком)

Музыкальное образование дает и долгосрочные бонусы. Человек, закончивший музыкалку, сможет:

  • говорить о музыке грамотно;
Читайте также  Русская хоровая музыка x-xvi веков

Нравится/не нравится — удел простых смертных. Люди, хоть немного занимавшиеся с преподавателями, мыслят другими категориями:

«В этой композиции хромает ритм!»

«Тоника-субдоминанта-тоника… Банальщина, но текст достойный!».

  • слушать музыку по-другому;

Музыканты умеют читать ноты, мысленно проигрывая мотив и «слыша» мелодию. Они могут абстрагироваться от текста, улавливая только звучание инструмента, и наоборот. Эти уникальные люди могут слушать один и тот же трек часами: сначала оценивая клавиши, потом – ударные. А обычный слушатель заметит гитары, только когда начнется соло.

  • выбирать правильные билеты на концерты;

Люди, понимающие музыку, знают, как распространяется звук. Для них очевидно, что нельзя находится в первом ряду или у стенки. Они ищут места, оценивая архитектуру зала, количество вокалистов и специфику инструментов.

Одним важно сесть так, чтобы видеть руки пианиста. Другие ориентируются на площадь помещения и акустику.

  • лечиться музыкой.

Можно реабилитироваться после травм, слушая музыку. Описан случай, когда музыкант после травмы потерял память. Он не узнавал родных, не помнил себя. С прослушивания любимых классических мелодий началось его восстановление: он с первой ноты начал вспоминать.

Помните классическое образование прошлых столетий? Игра на инструменте была обязательной его частью. Возможно, поэтому параллельное изучение нескольких языков давалось легко.

Музыка – единственный ноотроп, имеющий доказанную эффективность. Выбирайте инструмент, который интересен ребенку, и дерзайте. Пусть руки учатся обращаться со струнами или клавишами. А мозг в это время будет строить нейронные связи: ему пригодится!

Методическая разработка на тему: «Роль сольфеджио в воспитании слуха музыканта-исполнителя»

Новые аудиокурсы повышения квалификации для педагогов

Слушайте учебный материал в удобное для Вас время в любом месте

откроется в новом окне

Выдаем Удостоверение установленного образца:

«ФЕДОРОВСКАЯ ДЕТСКАЯ ШКОЛА ИСКУССТВ»

Методическая разработка

Роль сольфеджио в воспитании слуха

Кунафина Наталья Валерьевна

Г.п. Федоровский 2016 г.

«Развитие слуха – это самое главное»

Предмет сольфеджио занимает важное место в системе музыкально-теоретических дисциплин. Сольфеджио по праву считают основой основ музыкального воспитания, так этот предмет представляет собой целую систему музыкального развития, включающую формирование звуковысотного слуха, чувства лада, чувства метроритма, гармонического слуха, музыкальных представлений.

Одной из важнейших задач курса «Сольфеджио» является воспитание музыкального слуха как ведущего фактора в развитии музыкальных способностей и музыкально-творческих навыков учащихся. Нет музыкального слуха – нет грамотного исполнителя, активного слушателя и просто любителя музыки. Развитый музыкальный слух дает возможность ученику воспринимать и осознавать музыку, переживать ее, как бы творчески «создавать» при исполнении.

Развитый слух необходим представителю любой специальности, об этом пишут многие музыканты прошлого и настоящего. Р.Шуман в «Жизненных правилах для музыкантов» отмечает: «Развитие слуха – это самое важное… Ты должен настолько себя развить, чтобы понимать музыку, читая ее глазами». 12

«Слух – есть центральный повелитель, который отдает рукам свои приказания, и чем этот повелитель яснее чувствует и знает, чего он хочет, тем легче и точнее исполняют его требования», — писал С. Майкапар в своей работе «Музыкальный слух». Очень важными являются слова замечательного скрипача и педагога Л.Когана: «Научить слышать, воспитать ухо, выработать у ученика интонационно и тембрально тонкий слух – вот первая задача педагога – музыканта, сквозной стержень его работы».

Поскольку музыкальный слух – главное орудие музыка, его развитие не должно ограничиваться занятиями сольфеджио. Вся музыкальная деятельность в любом виде – слушание музыки, пение, игра на инструменте – все это способствует активному развитию музыкальности и музыкального слуха. Занятия по специальности, хору, музыкальной литературе, сольфеджио все вместе должны выполнять общую и главную задачу – развитие музыкально-творческой личности учащихся.

Чем глубже и стабильнее знания и навыки, приобретенные при изучении сольфеджио, тем легче дети овладевают профилирующим инструментом, тем осмысленнее происходит понимание и воспроизведение самой музыки.

Таким образом, весь процесс обучения следует строить таким образом, чтобы помочь детям использовать полученные на уроках сольфеджио знания в хоровой, инструментальной деятельности.

Но, к сожалению, воспитание слуховых качеств учащегося инструменталиста долгое время пребывала (а кое-где пребывает!) вне поля зрения исполнительской педагогики. Проблемы слухового развития отодвигается на второй план. При этом уделяется гораздо большее внимание совершенствованию техники ученика путем длительной, автоматизированной пальцевой тренировки.

Важнейшая тенденция музыкальной педагогики XX века – поиски эффективных методов, ведущих к активизации и активному развитию музыкального слуха как основы музыкального воспитания. Отсюда возникают принципиально новые педагогические позиции: надо идти от слуха к движению, а не наоборот.

За рубежом это музыкально-педагогические системы З.Кодая (Венгрия), К.Орфа (Австрия), Э.Виллемса (Швейцария), Б.Тричкова (Болгария).

В России – это работы Б.Яворского и Б.Асафьева, содержащие акцент на слуховой направленности развития музыканта.

Многие музыканты — пианисты Л. Моцарт, Ф. Шопен, Ф. Лист, Н.Г. и А.Г. Рубинштейны, Г.Нейгауз, Л.Оборин, Я. Флиер также придавали большое значение музыкальному слуху в любом виде музыкальной деятельности, подчеркивая важность работы над его развитием.

Процесс обучения игре на инструменте (фортепиано, баян) имеет основание стать одним из действенных средств воспитания слуха у учащихся, а именно:

Тщательный слуховой контроль за исполняемым, т.е. недопущение механически-моторных форм воспроизведения музыкального материала.

В процессе занятий учащийся должен быть поставлен в такие условия, при которых с формированием у него определенных игровых умений и навыков неизбежно и более интенсивно затрагивалась бы его слуховая сфера

Так, по сольфеджио за первый год обучения учащиеся проходят тональности с одним знаком, а по специальности учащиеся проходят произведения в тональностях с двумя, а иногда и с тремя знаками при ключе. Но, к сожалению, учащиеся только фиксируют диезы и бемоли, при этом не зная в какой тональности написано произведение. А при разучивании музыкальных примеров по сольфеджио более сложный вопрос стоит о самостоятельном использовании учащимися фортепиано или других инструментов.

Часто учащиеся, разучивая дома новую мелодию, проигрывают ее на инструменте, одновременно подпевая себе — таким образом, механически запоминают ее. Учащиеся при таком методе лишаются самостоятельности и оказываются неспособными спеть что-либо с листа. Лучше всего, если дети научатся сначала самостоятельно представлять себе звучание мелодии в нотной записи, а к инструменту они будут обращаться в целях проверки правильности представления и для приобретения ценного навыка игры по слуху. Этого не трудно будет добиться при условии, что эта работа будет проводиться систематически с начального этапа обучения.

Прежде всего, необходимо научить детей « настраиваться» в определенной тональности при помощи инструмента, например, сыграть на фортепиано тоническое трезвучие заданной тональности в форме аккорда, затем спеть трезвучие в восходящем и нисходящем движении, спеть короткую фразу с каденцией на тонике, повторить эту фразу на фортепиано:

Желательно, чтобы учащиеся привыкали «настраиваться» подобным способом не только перед исполнением на инструменте сольфеджируемых мелодий, но и произведений, разучиваемых по специальности, но и произведений, разучиваемых по специальности: это активизирует внутренний слух юных исполнителей и помогает вникать в ладотональные особенности данного произведения. Для выполнения следующих заданий учащимся необходимы определенные навыки чтения с листа: например, подбор заранее выученных мелодий на инструменте в разных тональностях или выполнение транспонирования. Эти упражнения не только развивают слух, но предполагают более глубокое теоретическое освоение тональностей, а также инструмента в целом.

В своей работе «Психология музыкальных способностей» известный музыкальный психолог Б.М. Теплов выделяет следующие виды слуха:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: