Известные хоры из опер верди - OXFORDST.RU

Известные хоры из опер верди

Известные хоры из опер Верди

В отличие от традиций раннего бельканто, в которых делался акцент в основном на сольные арии, Верди отвел хоровой музыке важное место в своём оперном творчестве. Он создал музыкальную драму, в которой судьбы героев не развивались в сценическом вакууме, а были вплетены в народную жизнь и являлись отражением исторического момента.

Многие хоры из опер Верди показывают сплочённость народа под гнетом захватчиков, что было очень актуально для современников композитора, боровшихся за независимость Италии. Многие хоровые ансамбли, написанные великим Верди, стали впоследствии народными песнями.

Опера «Набукко»: хор «Va’, pensiero»

В третьем акте историко-героической оперы, принесшей Верди первый успех, плененные иудеи скорбно ожидают казни в вавилонском плену. Им неоткуда ждать спасения, ведь вавилонская царевна Абигайль, захватившая трон своего безумного отца Набукко, отдала приказ уничтожить всех евреев и свою сводную сестру Фенену, принявшую иудейство. Пленники вспоминают утраченную родину, прекрасный Иерусалим и просят Бога дать им силы. Нарастающая сила мелодии превращает молитву чуть ли не в боевой призыв и не оставляет сомнений, что народ, объединённый духом свободолюбия, стоически вынесет все испытания.

По сюжету оперы Иегова совершает чудо и возвращает разум раскаявшемуся Набукко, однако для современников Верди, которые не ждали милости от высших сил, этот хор стал гимном в освободительной борьбе итальянцев против австрийцев. Патриоты настолько прониклись страстностью музыки Верди, что окрестили его «Маэстро итальянской революции».

Опера «Сила судьбы»: хор «Rataplan, rataplan, della gloria»

Третья картина третьего акта оперы посвящена будням военного лагеря испанцев в Веллетри. Верди, ненадолго оставив романтические страсти знати, мастерски рисует картины народной жизни: тут и грубоватые солдаты на привале, и хитрая цыганка Прециозилла, предсказывающая судьбу, и маркитантки, флиртующие с юными солдатами, и нищие, просящие милостыню, и карикатурный монах фра Мелитоне, укоряющий солдат в распутстве и призывающий покаяться перед сражением.

В финале картины все персонажи под аккомпанемент одного лишь барабана объединяются в хоровой сцене, в котором солирует Прециозилла. Это, возможно, самая веселая музыка для хора из опер Верди, однако, если задуматься, для многих солдат, идущих на бой, эта песня станет последней.

Опера «Макбет»: хор «Che faceste? Dite su!»

Однако великий композитор не ограничивался реалистичными народными сценами. Среди оригинальных музыкальных находок Верди — хоры ведьм из первого акта шекспировской драмы, которые начинаются с экспрессивного женского визга. Ведьмы, собравшиеся возле поля недавнего сражения, открывают шотландским полководцам Макбету и Банко их будущее.

Яркие оркестровые краски явственно прорисовывают издёвку, с которой жрицы тьмы предрекают, что Макбет станет королем Шотландии, а Банко — родоначальником правящей династии. Для обоих танов такое развитие событий не сулит ничего хорошего, и вскоре предсказания ведьм начинают сбываться…

Опера «Травиата»: хоры «Noi siamo zingarelle» и «Di Madride noi siam mattadori»

Богемная жизнь Парижа полна бесшабашного веселья, которое неоднократно превозносится в хоровых сценах. Однако слова либретто недвусмысленно дают понять, что за фальшью маскарада скрываются боль утрат и мимолетность счастья.

На бал к куртизанке Флоре Борвуа, которым открывается вторая сцена второго акта, собрались беззаботные «маски»: гости, наряженные цыганками и матадорами, подтрунивая друг над другом, в шутку предсказывают судьбу и исполняют песенку об отважном тореадоре Пикильо, повергнувшем пять быков на арене ради любви молодой испанки. Парижские повесы насмехаются над истинной отвагой и выносят приговор: «Здесь же храбрости нет места — нужно здесь весёлым быть». Любовь, преданность, ответственность за поступки потеряли ценность в их мире, лишь водоворот развлечений придает им новые силы…

Говоря о «Травиате», нельзя не упомянуть широко известную застольную «Libiamo ne’ lieti calici», которую сопрано и тенор исполняют в сопровождении хора. Больная чахоткой куртизанка Виолетта Валери тронута страстным признанием провинциала Альфреда Жермона. Дуэт в сопровождении гостей воспевает веселье и молодость души, однако фразы про мимолетность любви звучат роковым предзнаменованием.

Опера «Аида»: хор «Gloria all’Egitto, ad Iside»

Завершает обзор хоров из опер Верди один из самых знаменитых фрагментов, когда-либо написанных в опере. Торжественное чествование египетских воинов, возвратившихся с победой над эфиопами, разворачивается во второй сцене второго акта. За ликующим вступительным хором, прославляющим египетских богов и отважных победителей, следует балетное интермеццо и триумфальный марш, знакомый, пожалуй, каждому.

За ними следует один из самых драматических моментов в опере, когда служанка дочери фараона Аида узнает среди пленных своего отца, эфиопского царя Амонасро, скрывающегося в стане врага. Бедную Аиду ждет еще одно потрясение: фараон, желая наградить доблесть египетского военачальника Радамеса, тайного возлюбленного Аиды, предлагает ему руку своей дочери Амнерис.

Сплетение страстей и чаяний главных героев достигает кульминации в заключительном хоровом ансамбле, в котором народ и жрецы Египта возносят хвалу богам, рабы и пленники благодарят фараона за дарованную им жизнь, Амонасро строит планы мести, а влюбленные сокрушаются о божественной немилости.

Верди как тонкий психолог создает в этом хоре грандиозный контраст между психологическими состояниями героев и толпы. Хоры в операх Верди часто завершают акты, в которых сценический конфликт достигает наивысшей точки.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Музыка (1555)
  • Симфоническая (545)
  • Фортепианная (399)
  • Камерная (292)
  • Скрипичная (187)
  • Духовная (112)
  • Хоровая (92)
  • Народная (53)
  • Органная (41)
  • Композиторы (1505)
  • Музыкальные жанры и формы (719)
  • Концерт (244)
  • Симфония (171)
  • Соната (107)
  • Вальс (80)
  • Увертюра (68)
  • Ноктюрн (31)
  • Прелюдия (26)
  • Скерцо (7)
  • Баркарола (2)
  • Балет (445)
  • Танцовщики (199)
  • Балетмейстеры (65)
  • Опера (383)
  • Певцы (352)
  • Музыканты (350)
  • Пианисты (179)
  • Скрипачи (111)
  • Виолончелисты (40)
  • Вокальное искусство (319)
  • Музыка и литература (247)
  • Фестивали, конкурсы, концерты (218)
  • Романс (196)
  • Музыкальная культура народов мира (162)
  • Музыкальные инструменты (140)
  • Дирижёры (130)
  • Музыкальный словарь (103)
  • Музыкотерапия (93)
  • Музыка и живопись (76)
  • Музыкальные театры мира (63)
  • Классика для детей: Твой друг Музыка (52)
  • Оперетта (36)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Знаменитые хоры, ансамбли и сцены из опер Д.Верди.

Гениальный итальянский оперный композитор Джузеппе Верди — последний великий классик в трехвековой истории итальянского оперного искусства. Нет в мире музыкального театра, в котором не ставились бы оперы Верди. >, >, > и другие принадлежат к популярнейшим операм и пользуются любовью в самых широких массах слушателей. Многие мелодии из опер Верди стали всесветно знаменитыми, а на родине композитора, в Италии, поются как народные песни.

Такая исключительная популярность творчества Верди объясняется его глубокой народностью, органической и неразрывной связью с национальной демократической культурой своей страны, жизненной правдивостью и реализмом, высоким гуманизмом, необычайным мелодическим богатством. Популярность творчества Верди объясняется также и тем, что оно своеобразно отразило передовые общественные движения итальянского народа.

Большой творческий путь прошел Верди. Двадцать шесть опер создано им на протяжении почти шестидесяти лет. Но это был не только длительный творческий >, это были также непрерывные искания все большей и большей музыкально-драматической правды, это была постоянная эволюция, каждый значительный этап которой представлял собой великое достижение итальянской оперной драматургии.
Историческая заслуга Верди заключалась в том, что, основываясь на лучших реалистических традициях итальянского оперного искусства, он вывел итальянскую оперу из кризиса, реформировал ее и в лучших своих операх создал национально-итальянское реалистическое, насыщенное глубоким драматизмом, психологически правдивое музыкально-театральное искусство.
Верди считал, что оперное либретто должно быть кратко, лаконично, заключать в себе необходимый минимум слов, что главное в опере — это человеческие характеры, чувства и страсти, столкновения и конфликты, которые могут быть раскрыты музыкой.
Свои принципы Верди с большим мастерством музыканта-драматурга воплотил в зрелых операх.

Программа концерта.

Застольная из оперы «Травиата».

Хор цыганок из оперы «Травиата».

Хор матадоров из оперы «Травиата».

Финал 2 акта из оперы «Аида».

Хор из оперы «Набукко».

Рубрики: Композиторы
Опера

Метки: Верди

Процитировано 10 раз
Понравилось: 9 пользователям

(Очень) субъективный Топ оперной музыки. ХОРЫ

Эх, собиралась развлекаться в выходные, но пришлось торчать дома, поэтому в припадке безделья (ну не заниматься же полезными делами в субботу) создался очередной оперный пост. Поскольку почти все жаждали услышать хоры из опер, то вот они. Признаюсь сразу, при подготовке поста я поняла, что помню и люблю довольно мало хоров, пришлось схитрить и разбавить их секстетом (а что, это уже почти хор) и даже ариями, которые, вроде как сольные, но при этом фоновый хор в них звучит полноправным участником. Сразу скажу, я не большой спец по хоровому пению, постаралась выбрать из наиболее уважаемых театров и постановок, но охотно допускаю, что есть и варианты записей, где поют много лучше.

Читайте также  Основные музыкальные жанры

1. Ну и начинаем, разумеется (иначе и быть не могло, меня бы не простили здешние операманы), с хора из «Набукко» Верди — «Va, pensiero» (он же Хор иудейских рабов) в исполнении хора и оркестра венецианского театра Ля Фениче. Несчастные рабы вспоминают родину и просят Бога помочь им перенести грядущие испытания.

2. Не менее знаменитый хор, но на этот раз торжественной, а не страдальческой направленности, — «Gloria all’ Egitto» (а с ним и Триумфальный марш) из вердиевской «Аиды«. Торжествуют и славят победоносный Египет в миланском театре Ла Скала. Постановочка, конечно, нафталинно-многофигурна и вызолочена, но поют хорошо.

3. Александр Бородин подогнал нам следующий номер нашей программы — «Половецкие пляски» (которые несмотря на название — вполне себе хор) из «Князя Игоря«. Поет и пляшет, вроде бы, Большой театр.

4. Цыганский хор из «Трубадура» Верди («Coro di Zingari «, ныне толерантно именуемый на английском не «Gypsy Chorus», а «Anvil Chorus», я запуталась в очередном приступе толерантности, но слово gypsy теперь фу употреблять). Наковальню тут поминают не зря, хор знаменит тем, что частью его музыкального сопровождения является стук цыганских молотов по наковальням. А поют эти работяги (здесь — из спектакля Метрополитен Оперы) о том, что наступает новый день, надо браться за работу, но сначала можно бы и угоститься винишком.

5. Следующий хор, мне кажется, у всех просто из ушей выливается, но все ж его добавлю, — «Les voici» из последнего действия «Кармен» Бизе. Этот хор предваряет корриду, и певцы оживленно обсуждают, кто появляется перед публикой, а это участники корриды от самых незаметных до судей и звездных тореадоров. Исполняет хор и оркестр Арены ди Верона.

Есть в «Кармен» еще и знаменитый хор фабричных работниц, но я его не люблю и вот возьму и не вставлю в пост ))

6. А вот здесь у нас хор довольно-таки неочевидный, но прекрасный — «Oh! Dove mai ne andarono le turbe adulatrici» из «Анны Болейн» (Anna Bolena) Доницетти. Благородные дамы оплакивают судьбу Анны Болейн, отставленной королем «Синей бородой» Генрихом VIII, и обсуждают, что все ее бросили, кроме некоторых преданных и верных сердец.

7. Уже на этом пункте я начала сбоить и напрягаться в поисках хоров, поэтому сюда вкралась ария с хором. «Miserere. Tu vedrai » из «Трубадура» Верди. Петь будет воинственная Анна Нетребко (воинственность здесь лишняя, но когда она пела иначе, у нее, что леди Макбет, что Анна Болейн или Леонора — сестры-близнецы). Зато ей вторит прекрасный Йонас Кауфман. Несчастная Леонора бродит под стенами замка, где томится в ожидании казни ее возлюбленный Манрико, и оплакивает его судьбу. Сам Манрико готовится к смерти, а хор монахов оплакивает всех приговоренных к казни.

8. Тут я опомнилась и поняла, что чуть было не пропустила прелестный хор из «Травиаты» — «Noi siamo zingarelle«. Мне всегда помнилось, что я люблю странную постановку этой оперы с Зальцбургского фестиваля 2005 года, но к этой сцене я бы придралась. Но поют же отменно.

9. Немного повеселимся с хором ведьм из «Макбета» Верди — «Che faceste«. Эти милые добрые женщины из хора театра Ла Скала делятся своими подвигами на ниве злодейства и замышляют новое убийство.

10. Про блату протащила сюда секстет (то есть, арию в исполнении 6 солистов) «Chi mi frena in tal momento?«, уж очень люблю эту сцену из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти. Звездные звезды в Метрополитен опера (Анна Нетребко, Петр Бечала, Мариуш Квечень, Ильдар Абдразаков, Колин Ли и Микаэла Мартенс) мастерски страдают в сопровождении хора театра. Попробую объяснить, в чем тут дело. Вот та красивая девушка с лицом Нетребко поклялась в верности пухляшу Бечале (Эдгардо), но пока он был в отъезде ее обманул и убедил в неверности возлюбленного братец Энрико — тип в злодейской бородке. Поэтому бедная Лючия согласилась выйти замуж за невнятного, но очень богатого мужичка, что сидит рядом с ней, но в разгар свадьбы ворвался оскорбленный несостоявшийся жених. Поэтому теперь все несчастны: Эдгардо страдает, но видит, что Лючии тоже не сладко и начинает ее жалеть; братец с чего-то спохватился, и тоже жалеет Лючию, отвлекаясь на мечты о мести Эдгардо. Жених вообще не при делах и просто весь в непонятках, подруга Лючии, священник Абдразаков (да-да, это он в кошмарных усах) и хор (!) — все скорбят по невесте, которая очевидно только что не помирает от горя, а среди этого всеобщего заупокойного плача несчастная Лючия потихоньку сходит с ума и мечтает о смерти. Я мастер кратеньких пересказов, скажите? ))

Если кому-то вдруг интересно, чем закончился этот милый семейный междусобойчик, то вот следующий за ним секстет, T’allontana sciagurato, все в той же Метрополитен Опере, но на почти 30 лет раньше и с участием таких звезд как Джоан Сазерленд и Альфредо Краус.

11. Здесь снова технически не совсем хор (да еще и дуэт в начало затесался). Это так называемая Сцена суда из «Аиды» Верди. Дочь фараона Амнерис (Екатерина Семенчук) уговаривает обвиненного в государственной измене военачальника Радамеса (Франческо Мели) навсегда отказаться от своей возлюбленной Аиды, пленной дочери эфиопского царя. В обмен Амнерис обещает его спасти. Негодующий Радамес отказывается от предложения принцессы и идет на суд жрецов. Собственно далее и следует хор — жрецы допрашивают молчащего и не защищающегося Радамеса, раз за разом признавая его предателем по новым обвинениям, тогда как Амнерис мечется перед храмом и молит богов пощадить воина, в которого она, ясное дело, влюблена. Когда жрецы оглашают свой приговор — смерть через замуровывание живьем, Амнерис проклинает их и призывает гнев богов на их головы. Уфф. Логично, и завершить на такой возвышенной ноте, ну что еще круче добавить. Для нетерпеливых — ария с хором начинаются с 12:22.

P.S. Увертюры не стала вставлять, не так уж я и люблю музыку, во время которой не поют ))

P.P.S. А ведь еще есть трио, квартеты и квинтеты. Я пока посты делаю, столько всего любимого переслушиваю, что это праздник сам по себе ))

Обновлено 10/10/20 19:29:

Мне совершенно справедливо заметили, что можно было бы и «Кармину Бурану» Карла Орфа добавить.

И, разумеется, есть же еще и хор солдат из «Фауста» Гуно!! Спасибо, 10-la , подлечили мой склероз ))

Известные хоры из опер верди

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

От Юнночки получила по почте замечательный текст с не менее замечательным видео. Спасибо, Юнночка!

* * *
В марте прошлого года отмечали 150 летие Италии. По этому случаю Риккардо Мутти дирижировал в опере в Риме оперу «Набукко» Верди. В этой опере важна не только музыка, но и политический аспект: она рассказывает о рабстве евреев в Вавилоне и в Италии. «Хор еврейских пленников» (Va pensiero) стал символом стремления итальянского народа к свободе во времена, когда Италия была под оккупацией Габсбургов (Австрия). В те годы опера Верди была написана.

Берлускони присутствовал на концерте. Мэр Рима вышел на сцену и выступил с речью, в которой упомянул о сокращении бюджета по культуре по решению правительства.

Мутти рассказывает: «Толпа была в восторге и аплодировали еще до начала оперы. Все шло хорошо, пока мы не дошли до хора рабов «Va pensiero». Я почувствовал напряжение в воздухе. Есть вещи, которые невозможно описать, только почувствовать: в зале было тихо. Вы могли почувствовать солидарность публики с плачем пленных евреев: «О моя родина, такая прекрасная и утраченная!».

Когда хор закончил, я услышал крики «бис». И толпа начала кричать: «Viva Italia, Viva Verdi!» и бросать записки патриотического содержания.»

Читайте также  Музыкальный лад что это

Хотя Мутти не делает бисы в середине оперы, потому что опера должна исполняться последовательно от начала до конца, он не мог играть на бис, но сделал это с особым намерением.

Когда стихли аплодисменты, он обратился к Берлускони и аудитории: «Я итальянец, но много гастролирую по всему миру, и сегодня мне стыдно от того, что происходит в моей стране, поэтому я принял вашу просьбу повторить «Vа pensiero» не только из-за патриотического содержания в этом хоре, а потому что сегодня, когда я исполнял эти слова «О, моя родина, прекрасная и утраченная», я думал, что если мы будем продолжать таким образом, мы искореним культуру, основанную на истории Италии, и наша страна станет на самом деле «прекрасная и утраченная». Мы здесь, в итальянской атмосфере . я, Мутти, молчал в течение многих лет. Теперь я хочу придать смысл этой песне. Мы находимся у себя дома, римский театр и хор, который пел прекрасно, и оркестр, который сопровождал совершенно замечательно. Я предлагаю вам присоединиться, и мы будем петь все вместе.»


—————————————-
А теперь запись хора и выступления дирижёра Риккардо Мутти. Советую смотреть и слушать на большом экране. Великолепный хор! Видно, что после исполнения участники хора плачут.

По подсказке Бориса vinolyub материал из Википедии.

«Va, pensiero» — хор из третьего акта оперы «Набукко» (1842) Джузеппе Верди, наиболее известный музыкальный фрагмент этой оперы.

Слова «Va, pensiero» принадлежат Темистокле Солера — автору либретто «Набукко», но являются парафразом библейского псалма 136 «На реках вавилонских». Исполнители «Va, pensiero» представляют еврейских изгнанников, плачущих в вавилонском плену о потерянной родине и разрушенном Первом Храме.

Критики называли «Набукко» «драмой для хора» и даже «хоральной фреской», такое большое значение в опере играет хор. Хор пленных иудеев из «Набукко» стал в некотором смысле вторым национальным гимном Италии — именно он звучал при открытии заново отстроенного Ла Скала после Второй мировой войны, а на похоронах самого Верди и на похоронах Тосканини его пел народ.

В 1990-е годы в Италии рассматривалась идея замены излишне политизированного гимна «Fratelli d’Italia» («Братья Италии»), с 1946 года считавшегося «временным», на «Va, pensiero». Только в 2005 году песня «Fratelli d’Italia» приобрела законный статус государственного гимна. Однако до настоящего времени «Va, pensiero» продолжает считаться неофициальным гимном .

Русский перевод хора «Va, pensiero»:

Лети, мысль, на золотых крыльях;
лети, отдыхая на горах и холмах,
туда, где воздух напоен теплом и нежностью,
сладостным ароматом родной земли!

Поприветствуй берега Иордана,
разрушенные башни Сиона…
О, прекрасная утраченная родина!
Дорогие, роковые воспоминания!

Золотая арфа древних пророков,
почему, немая, ты висишь на вербе?
Пробуди память в сердце,
расскажи о былом времени!

Пусть прозвучит твой стон,
столь же горький, как судьба Иерусалима,
пусть Господь внушит тебе мелодию,
которая даст нам силы страдать!

Известные хоры из опер Верди

В отличие от традиций раннего бельканто, в которых делался акцент в основном на сольные арии, Верди отвел хоровой музыке важное место в своём оперном творчестве. Он создал музыкальную драму, в которой судьбы героев не развивались в сценическом вакууме, а были вплетены в народную жизнь и являлись отражением исторического момента.

Многие хоры из опер Верди показывают сплочённость народа под гнетом захватчиков, что было очень актуально для современников композитора, боровшихся за независимость Италии. Многие хоровые ансамбли, написанные великим Верди, стали впоследствии народными песнями.

В третьем акте историко-героической оперы, принесшей Верди первый успех, плененные иудеи скорбно ожидают казни в вавилонском плену. Им неоткуда ждать спасения, ведь вавилонская царевна Абигайль, захватившая трон своего безумного отца Набукко, отдала приказ уничтожить всех евреев и свою сводную сестру Фенену, принявшую иудейство. Пленники вспоминают утраченную родину, прекрасный Иерусалим и просят Бога дать им силы. Нарастающая сила мелодии превращает молитву чуть ли не в боевой призыв и не оставляет сомнений, что народ, объединённый духом свободолюбия, стоически вынесет все испытания.

По сюжету оперы Иегова совершает чудо и возвращает разум раскаявшемуся Набукко, однако для современников Верди, которые не ждали милости от высших сил, этот хор стал гимном в освободительной борьбе итальянцев против австрийцев. Патриоты настолько прониклись страстностью музыки Верди, что окрестили его «Маэстро итальянской революции».

Опера «Сила судьбы»: хор «Rataplan, rataplan, della gloria»

Третья картина третьего акта оперы посвящена будням военного лагеря испанцев в Веллетри. Верди, ненадолго оставив романтические страсти знати, мастерски рисует картины народной жизни: тут и грубоватые солдаты на привале, и хитрая цыганка Прециозилла, предсказывающая судьбу, и маркитантки, флиртующие с юными солдатами, и нищие, просящие милостыню, и карикатурный монах фра Мелитоне, укоряющий солдат в распутстве и призывающий покаяться перед сражением.

В финале картины все персонажи под аккомпанемент одного лишь барабана объединяются в хоровой сцене, в котором солирует Прециозилла. Это, возможно, самая веселая музыка для хора из опер Верди, однако, если задуматься, для многих солдат, идущих на бой, эта песня станет последней.

Однако великий композитор не ограничивался реалистичными народными сценами. Среди оригинальных музыкальных находок Верди — хоры ведьм из первого акта шекспировской драмы, которые начинаются с экспрессивного женского визга. Ведьмы, собравшиеся возле поля недавнего сражения, открывают шотландским полководцам Макбету и Банко их будущее.

Яркие оркестровые краски явственно прорисовывают издёвку, с которой жрицы тьмы предрекают, что Макбет станет королем Шотландии, а Банко — родоначальником правящей династии. Для обоих танов такое развитие событий не сулит ничего хорошего, и вскоре предсказания ведьм начинают сбываться…

Опера «Травиата»: хоры «Noi siamo zingarelle» и «Di Madride noi siam mattadori»

Богемная жизнь Парижа полна бесшабашного веселья, которое неоднократно превозносится в хоровых сценах. Однако слова либретто недвусмысленно дают понять, что за фальшью маскарада скрываются боль утрат и мимолетность счастья.

На бал к куртизанке Флоре Борвуа, которым открывается вторая сцена второго акта, собрались беззаботные «маски»: гости, наряженные цыганками и матадорами, подтрунивая друг над другом, в шутку предсказывают судьбу и исполняют песенку об отважном тореадоре Пикильо, повергнувшем пять быков на арене ради любви молодой испанки. Парижские повесы насмехаются над истинной отвагой и выносят приговор: «Здесь же храбрости нет места — нужно здесь весёлым быть». Любовь, преданность, ответственность за поступки потеряли ценность в их мире, лишь водоворот развлечений придает им новые силы…

Говоря о «Травиате», нельзя не упомянуть широко известную застольную «Libiamo ne’ lieti calici», которую сопрано и тенор исполняют в сопровождении хора. Больная чахоткой куртизанка Виолетта Валери тронута страстным признанием провинциала Альфреда Жермона. Дуэт в сопровождении гостей воспевает веселье и молодость души, однако фразы про мимолетность любви звучат роковым предзнаменованием.

Завершает обзор хоров из опер Верди один из самых знаменитых фрагментов, когда-либо написанных в опере. Торжественное чествование египетских воинов, возвратившихся с победой над эфиопами, разворачивается во второй сцене второго акта. За ликующим вступительным хором, прославляющим египетских богов и отважных победителей, следует балетное интермеццо и триумфальный марш, знакомый, пожалуй, каждому.

За ними следует один из самых драматических моментов в опере, когда служанка дочери фараона Аида узнает среди пленных своего отца, эфиопского царя Амонасро, скрывающегося в стане врага. Бедную Аиду ждет еще одно потрясение: фараон, желая наградить доблесть египетского военачальника Радамеса, тайного возлюбленного Аиды, предлагает ему руку своей дочери Амнерис.

Сплетение страстей и чаяний главных героев достигает кульминации в заключительном хоровом ансамбле, в котором народ и жрецы Египта возносят хвалу богам, рабы и пленники благодарят фараона за дарованную им жизнь, Амонасро строит планы мести, а влюбленные сокрушаются о божественной немилости.

Верди как тонкий психолог создает в этом хоре грандиозный контраст между психологическими состояниями героев и толпы. Хоры в операх Верди часто завершают акты, в которых сценический конфликт достигает наивысшей точки.

Проект Сергея Ходнева

«Борис Годунов», режиссер Грэм Вик, Мариинский театр

Фото: ВАЛЕНТИН БАРАНОВСКИЙ

Хор — оперный номер для хорового ансамбля (чаще смешанного, иногда мужского, женского или детского). Обычно изображает присутствие «коллективного персонажа», группы свидетелей либо соучастников или народной толпы. Изредка употребляется как безличный комментарий или как прием для создания «литургического» колорита.

Это сейчас артист хора — вполне уважаемая и профессиональная штатная единица. Ну не самая, может быть, высокооплачиваемая, но уж точно живущая с оперным театром одной творческой жизнью. Не просто нарядился-загримировался, вышел на сцену, постоял эдакой поющей декорацией — и все; нынче бывает так, что хороший режиссер не командует «сопрано сюда, басы туда», а работает с каждым хористом индивидуально, придумывая для каждого свой образ, свою пусть маленькую роль. Некоторые доходят при этом до перфекционизма совсем уж маньяческого (вроде готических зодчих, ставивших старательно изваянных святых на такой верхотуре, где ими могли любоваться разве птахи Божии), тратя уйму времени и сил на то, чтобы придумать каждому персонажу хоровой сцены целую биографию и сложный душевный профиль. И только ради того, чтобы артист понимал, как именно ему нужно, условно говоря, высморкаться, стоя притом когда на виду, а когда и где-нибудь в дальнем углу.

Читайте также  Новгородский цикл былин

А раньше бывало по-разному. Опера, увы, вообще дело дорогое. В теперешнем хоре Большого театра числится сто с лишним человек; в Парижской опере XVIII века, например, было поскромнее — с полсотни, но в любом случае содержание постоянного хора — такая статья расходов, над которой в сколько-нибудь стесненных условиях уже задумаешься. Хорошо было королям, князьям и князькам: у них так или иначе был личный хор для дворцовых богослужебных надобностей, который можно было использовать и в театре (и даже у нас при Екатерине II малороссийские хористы придворной капеллы певали в итальянских операх).

Хуже было в итальянских и немецких театрах, которые придворного статуса (и бюджета, соответственно) не имели — особенно это было заметно в первой половине XIX века, когда на этих сценах шли премьеры всеми нами уважаемых опер Россини и Вебера, Беллини и Мейербера, Доницетти и молодого Верди. И петь хоровые партии в этих премьерах приходилось буквально кому попало: переписчикам нот, военным музыкантам, драматическим актерам, просто любителям, из которых и нотную-то грамоту не все знали. Положим, в оркестровой яме при этом тоже сидели не сплошь Паганини, но хор оказывался поневоле совсем уж пролетариатом оперы. И вел себя соответственно. Это было еще удачей, когда наряженные средневековыми горожанами или римскими воинами хористы хотя бы держались на сцене дисциплинированно, не слишком болтали и не падали; туринскую премьеру «Африканки» Мейербера, например, вдрызг пьяный хор чуть не сорвал. И только потом, в следующие десятилетия, положение начало выправляться.

Но все терпели, и никому в какие-нибудь 1840-е не приходило в голову, что полноценная опера без хора вообще возможна. Это ведь, в сущности, одно из завоеваний последнего века существования оперы — что композитор совершенно свободен в том, использовать ли хор в произведении или нет; успешность, событийность, значительность (да даже и затратность) премьеры от этого не слишком зависят. Прежде же наличие или отсутствие хора регулировалось отнюдь не сюжетной сообразностью, скажем, а общими эстетическими соображениями — и заодно их социальным подтекстом.

Самые-самые первые оперы были с существенным хоровым участием — потому что идеологи нового жанра были загипнотизированы своими представлениями о древнегреческой трагедии, да и вообще хоровая вокальная музыка была на тот момент куда более традиционным и почтенным жанром композиторского творчества, нежели вокальная. Потом гипноз ослабел; если во французской tragedie lyrique развернутое присутствие хора было в порядке вещей, то в серьезной итальянской опере вплоть до моцартовских времен, напротив, хор имел значение третьестепенное (да и те коротенькие хоровые эпизоды, что были, могли петь ансамблем певцы-солисты). Поющая масса была совершенно не нужна в действе, посвященном высоким индивидуальным чувствам.

Парадокс, но именно в буржуазную эпоху, когда индивидуализм был уже в своем полном праве, хоровая толпа снова становится неизбежной, а пресловутые высокие чувства тем самым вдвойне публичными — не сосчитать всяких любовных признаний или трагических монологов, которые разворачиваются в присутствии (и с участием) очередной группы пейзан или придворных. Есть даже теория, что это был своего рода компенсаторный механизм: стиснутому викторианскими условностями человеку, мол, была необходима отдушина — возможность хотя бы в оперном театре наблюдать картину коллективной эмоциональной сопричастности. Что-то в этом есть; во всяком случае, мы можем быть уверены, что оперные хоры в то время действительно воспринимались с редкой непосредственностью. И более того — при случае они воспринимались (вспомните соответствующие казусы у Верди) как общественно-патриотическое высказывание, объединяющее и воодушевляющее, если не вовсе революционное.

Вагнер, впрочем, видел в вездесущих оперных хорах нечто прямо противоположное — опасный синдром тоталитаризации. «Когда мейерберовские «Гугеноты» поднимаются до своей высшей точки, мы слышим в них то, что видим в прусском гвардейском батальоне»,— пишет он в «Опере и драме» и хлестко констатирует: «Хоровая масса нашей современной оперы есть не что иное, как получившее способность ходить и петь машинное отделение декораций, немой блеск кулис, превращенный в оживленную шумиху». Собственно, именно вагнеровское творчество в смысле отношения к хору особенно симптоматично: хоровая музыка у него постепенно превращается из «оживленной шумихи» в атрибут, употребляемый осмотрительно и дозированно. Пока, наконец, не приобретает в «Парсифале» звучание строго ритуальное и самой этой ритуальностью обусловленное.

При всем том знаменитые хоровые сцены по сравнению с другими оперными хитами (ариями, ансамблями, увертюрами, интермеццо) занимают довольно специфическое положение. Очень немногие из них с удобством переносятся на концертную сцену, еще меньше тех, что стали абсолютными и общеизвестными шлягерами. Но в спектакле при хорошем исполнении они оказываются чрезвычайно эффектными эпизодами. Подчас даже вне зависимости от того, что именно делает при этом хор: стоит столбами, активно мимирует или вовсе поет из-за сцены — иногда современные режиссеры с «оживленной шумихой» поступают и так.

народные массы

«Борис Годунов» Модеста Мусоргского (1869 и 1872)

Где ж еще массовым хоровым сценам быть уместнее, чем в «народной драме» Мусоргского, противопоставляющей одинокого страдающего царя народу — ликующему и голодающему, бунтующему и покорному. Который во всех этих массивных, сложно организованных эпизодах оказывается не условно-декоративным множеством, а полновесным и многогранным персонажем. И напрасно думать, что вне российского контекста все это воспринимается как чистая экзотика. Хоровые сцены «Бориса» принимали вполне восторженно, например, в Европе и Америке 30-50-х, когда оперу зачастую исполняли на итальянском (!) языке.

угнетенные массы

«Набукко» Джузеппе Верди (1842)

Во многих вердиевских операх 1840–1850-х центральный хоровой номер оказывался, говоря по-ленински, «коллективным агитатором». Восставшие против Фридриха Барбароссы миланцы («Битва при Леньяно»), обороняющиеся против римлян гунны («Аттила») или мятежные шотландцы («Макбет») опознавались как поющая эмблема национального протеста и революционного порыва. Но больше всего посчастливилось хору пленных евреев из «Набукко», ставшему неформальным гимном объединяющейся (а потом уже и объединенной) Италии. Хотя текст хора «Va, pensiero» — всего лишь лирический парафраз на тему «Плача Иеремии».

трагические массы

«Царь Эдип» Игоря Стравинского (1927)

Неоклассицистские интенции в опере-оратории Стравинского выражены буквально до плакатности. Либретто написано Жаном Кокто, однако на латинском языке (первоначально рассматривался вариант древнегреческого) и в виде подражания не столько конкретно Эсхилу, сколько самому духу афинской трагедии. А заодно и барочной оратории. Мужской хор присутствует на сцене постоянно, но не с пространными «пародами» и «стасимами», а с более сжатыми, экспрессивными и неоднородными стилистически номерами. Они образуют сочувственный и в то же время отстраненный комментарий к злоключениям Эдипа — под стать той условности, которой добивался композитор.

сакральные массы

«Святой Франциск Ассизский» Оливье Мессиана (1983)

Опера Мессиана — один из рекордсменов по количеству необходимых исполнительских сил: огромный оркестр и еще более грандиозный хор в полторы сотни человек (в общей сложности 10 хоровых партий). Сами избранные композитором житийные сюжеты, казалось бы, совершенно не подразумевают такой многолюдности — что там, главный герой да горстка монахов. Но хор во «Франциске» и не является непосредственным участником событий; он комментирует их (опять-таки на манер хора древнегреческих трагедий) или и вовсе передает столь масштабным образом потустороннее присутствие — именно в исполнении хора звучат, например, евангельские слова Христа.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: