История россии в казачьих песнях - OXFORDST.RU

История россии в казачьих песнях

История России в казачьих песнях

Народная песня имеет долгую и славную историю, и ценность её заключается в том, что именно в ней выражается состояние души людей, и именно в ней сохраняется то удивительное, что называется народным духом, народным самосознанием.

А еще в песнях заключены важные сведения о том или ином историческом периоде, и именно поэтому историки и фольклористы уделяют немало внимания их изучению. Так, например, много песен про историю России оставили для потомков казаки.

Казаки и казачьи песни

О военном искусстве казаков было известно еще при царе Иоанне Грозном. Дисциплина, умение ловко обращаться с разными видами оружия, потрясающее единение с конём, любовь к родной земле, к своим обычаям и традициям внушали бесспорное уважение, как друзьям, так и врагам. В войске казаки образовывали свои собственные группы, в которых сохранялась не только народная самобытность, но и вера, и, конечно же, культура.

В гармоничных и звучных песнях казаков чувствовалось глубокое понимание истории и своего места в ней, благодаря чему они оказывали удивительное воздействие на окружающих. До нас дошла одна из многочисленных строевых походных песен донских казаков «Всадники-други». Радуясь возможности показать себя в бою, они пели, призывая своих «другов» скорее седлать коней, потому как то и дело раздается звучный сигнал трубы, и слышатся приказы командира, взводного.

При прослушивании этой старинной песни можно легко представить живописную картину: морозное раннее утро, гордые ухоженные кони бьют копытами и возбуждённо ржут, а казаки, подбадривая друг друга шутками-прибаутками. Они в нетерпении ожидают, когда, наконец, им можно будет поскорее отправиться вскачь по степи, вполне может быть, что и навстречу своей смерти…

Песни обычно исполнялись в виде своеобразного диалога. Так, взводный офицер, пожилой опытный «батько», отлично понимая своих молодых горячих «детушек», лукаво прищурившись, отвечает на этот удалой призыв: погодьте, не торопитесь уж так. Но вскоре и сам, словно заражённый всеобщим ликованием, призывает их поскорее встать в строй.

Особое значение в современной культуре имеют казачьи песни про историю России.

Россия в казачьих песнях

Песни про историю России стали появляться у казаков еще с середины XV столетия, то есть тогда, когда «казакование» стало распространяться на территории Московского царства. Немалый интерес вызывает песня казаков с Терека «Не из тучюшки» – о грамотах, которые им дал Иоанн Грозный.

Пришедшие на поклон к грозному царю, казаки жалуются ему, точно отцу, на горькую долю «безземельников». Напоминая о своих заслугах перед Отчизной, они мягко упрекают царя в невыполнении обещаний, и, сблизившись с князьями да боярами, совсем позабыл о верных своих слугах.

Иоанн Васильевич же увещевает казаков, и вновь обещает отдать им земли «до самого моря Хвалынского». Как известно из истории, царь свое обещание выполнил, потому как высоко ценил воинское умение славных наёмников.

Вольные и свободные казаки всегда стремились служить царю и Отечеству, сохраняя при этом свою самобытность. Существует немало песен о знаменитом переселении запорожцев на Кубань, в которых чётко прослеживается отношение казаков к этому драматическому периоду. Отличный пример – песня «В 1791 рокi».

Вынужденные подчиниться «вражьей бабе Катерине», казаки сетуют на своего атамана Чепигу и войскового судью Головатого за то, что те повелели всему запорожскому войску оставить родные земли и уйти на чужбину.

Песни про историю России у казаков особенно тёплые, в них звучит исполненная нежности грусть. Россия называется «матушкой», принявшей много нужды и горя, пролившей много слёз и крови. Сердце её терзается болью за своих сынов, но одновременно в нём жива и гордость за них.

Переоценить значение песен казаков, любящих свою землю, Бога, Россию, воистину, невозможно. Это не просто фольклорный жанр, это подлинный документ, в котором хранятся важные сведения как о культуре и быте народа, так и о политической ситуации в стране.

История России в казачьей песне

Кузнецов Родион Анатольевич – доцент
кафедры дизайна и изобразительных искусств
филиала МГГУ им. М.А. Шолохова (г. Анапа)

Мужская (походная) казачья песня как одно из основных культурных проявлений традиционной жизни казаков на сегодняшний день практически утрачена. Казачья песня стала объектом изучения и исследования учеными-этнографами, фольклористами и за редким исключением учеными-историками. Ввиду утраты традиционных форм народной жизни и схемы передачи песенного искусства «отец-сын» и «дед-внук» мы имеем другую схему, когда редкие носители песенного наследия передают его редким любителям.

Особую ценность для изучения истории казачества имеет военная, историческая казачья песня. Во-первых, она фиксирует ранние этапы развития казачества, основные типы поведения казаков. Здесь мы можем рассмотреть в качестве примера былину про Добрынюшку (записана в х. Яменский). Каждый нормальный мужчина во время секса с женой или девушкой представляет себе другую женщину. Он наслаждается с ней не забываемым сексом и стонет вместе с ней в такт. Супруг ублажает любимую жену, а в мыслях думает, что трахает знаменитую порно звезду , которая вытворяет в постели не мыслимые вещи. Она отдается в разных позах и доводит член своего любимого партнера до сильного экстаза и растирает по своему лицу сгустки белой спермы, которые приятны на вкус. В ней говорится о том, что он (Добрынюшка) ходил да гулял между трех дорог: Муромской, Московской и третьей славной Киевской. Этот пример является доказательством тому явлению, которое в ХV-XVI вв. обозначалось в Московском государстве глаголами: полековать и казаковать. Известно, что былина была принесена в традиционные места проживания казаков с севера (Ладожско-Новгородская традиция). Интересно, что последнее место, где записывается былина – это Терек. Этот вектор движения песни напоминает нам о движении с севера на юг речных пиратов – ушкуйников и об оседании их у казаков.

Во-вторых, казачья песня фиксирует, на наш взгляд, самую главную драму отношений царь – казачество (Москва – казаки). Она заключается в том, что в этих отношениях изначально заложена двойственность: с одной стороны, стремление казачества к вольнице, а с другой – государственная миссия – служение.

В ряде песен мы видим желание услужить и приклониться белому царю («В 1791 роки…»). В этой песне идет речь об упразднении Екатериной II Запорожской Сечи и переселении запорожских казаков под предводительством атаманов Чепеги и Головатого на Кубань. Однако есть песни, в которых казаки негодуют на царя или даже проклинают его («Вражья баба Катерина, шо ж ты наробыла?»).

В то же время весной 1792 года на Дону разворачивалась своя драма. Было принято решение переселить 3000 семей казаков на Кубань для укрепления границы и создать кордон из 12 станиц между Белой Мечетью и Усть-Лабой, что вызвало недовольство и даже мятеж среди казаков. Эти события отражены в песне «Отчего Дон возмущенный стал»:

Никто та про то не знает, да никто не ведает,
Отчего же наш славный тихий Дон возмущается.
Воскрутился, возмутился славный тихий Дон от трех генералушек,
Как от первого генералушки от Гудовича,
Как от второго генералушки князя от Черкасского,
Как от третьего генералушки князя Иловайского.
Как вечор-то, ночесь, Иловайский князь во игры играл.
Он не в карты играл и не в наперсточки, а во бильярд катал,
Прокатал-прогулял Иловайский сын пару вороных коней со колясочкой.
Еще пропил-прокатал Иловайский сын все житье-бытье, все свое именьице,
Еще пропил-прогулял Иловайский сын весь наш славный тихий Дон.
Как пропивши, промотавши, сел на лавочку он,
Потупил свои очи ясные и призадумался.
Он, призадумавшись, стал указы фальшивые писать и по войску рассылать.
Старых стариков во Кубань-реку бросать.
А девушек на фабричный двор брать,
А молодых ребят во солдаты брить…

В песне об исходе Игната Некрасова с казаками «Не заря, заря занималася» звучат такие слова:

Ты прости, прощай, наш Тихой Дон,
А тебе, царю, не за что,
Через тебе иду во неволюшку,
Во туретчину…

Эти события относят нас к петровскому времени, к 1708 году, когда был подавлен бунт Кондрата Булавина и его сподвижника Игната Некрасова.

Чтобы еще раз подчеркнуть значимость исторической казачьей песни как народного документа, народной летописи, фиксирующей и осмысливающей российскую историю, хочется вспомнить интересный факт из истории донского казачества. В 1744 году при пожаре в Черкасском городке сгорел войсковой архив, и Матвей Иванович Платов, Луковкин и др. приняли решение восстановить его по казачьей песне.

Казачья песня – это все-таки в первую очередь художественное осмысление, переживание жизни казаками. Поэтому нельзя не коснуться образно-поэтического строя песни. Казаки, ощущая особую кровнородственную связь с той рекой, где они жили, с той страной, которую они оберегали и расширяли, нередко в своих песнях одухотворяли их, вступали с ними в диалог, сочувствовали и даже просили прощения.

Дон во многих песнях предстает перед нами как «Тихий», «Иванович», «отец родной», «батюшка»:

Подходили донцы они к Дону близко.
Тот час кивера с голов они долой,
Поклонились они Дону низко:
Здравствуй, Дон, отец родной,
Что ты сердишься на нас?
А он отвечает:
Я не сержусь,
Вы же мои дети…

Россия в песнях упоминается как матушка Россия, которая «…много горя, нужды приняла…много крови пролила», но в то же время много Славы про тебя, «…сабе сына, а ты родила, его Платовым а ты назвала».

Эти примеры песен говорят нам о самосознании казаков как ответственных, любящих свою родину людей.

Читайте также  Сочинение по музыкальному произведению: пример готового сочинения и советы учащимся

Из песен мы узнаем, как важна для казаков слава:

Жизнь казачья, она плохая,
Вот зато Слава, она хороша…

Тема братства (товарищества) звучит в песне напоминанием призыва Александра Невского: «Положим животы своя за други своя». Только зная жизненный уклад казаков, можно понять, как умирающий казак может утешать мать словами: «…ой а не все друзья мои да товарищи погибают на войне».

В казачьей песне переживается драма непогребенного тела, например, в песне «Черный ворон»:

…ты принес мне, черный ворон,
Ручку белую с кольцом.
По колечку я узнала, чья у ворона рука.
…он убитый лежит, не зарытый, в чужедальней стороне…

Казачья песня является тем народным документом, летописью, слушая и изучая которую, мы можем получить более полную и ясную картину всей российской истории.

Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: материалы Восьмой Кубанско-Терской научно-практической конференции / под ред. Н.Н. Великой, С.Н. Лукаша. – Армавир: ИП Шурыгин В.Е., 2012. – 216 с.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Метки

Рубрики

  • История (288)
  • Статьи (257)
  • Культура (255)
  • Традиции (246)
  • Балясы обо всем (233)
  • Воины,оружие (232)
  • Творчество (200)
  • Новости (105)
  • Галерея (55)
  • Кухня (13)

Музыка

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Интересы

Постоянные читатели

Статистика

История России — в истории казачьей песни

От Платова до Летова: любо, братцы,любо.

Думаю, такие песни приходят к нам до того, как мы их впервые услышим. Они с рождения в нас, на каком-то глубоком, подсознательном уровне. Думаю, такие вещи передаются с генами и как только впервые слышатся человеком — выныривают из глубины и цепляют на всю жизнь.
Если разобраться, история песни «Любо, братцы, любо!» — это живая история России с 18 века до наших дней.
Появлением своим она обязана не кому иному, как «вихорь-атаману» Матвею Ивановичу Платову. В 1783 году молодой еще донской полковник Платов (поскольку о точной дате рождения спорят, скажем так — он был старше 20 лет, но моложе 30) с небольшим отрядом казаков (около 800 человек — несколько укрупненный казачий полк), охраняя обоз в походе на Кубани при урочище Каллах на Черногрязском шляху попадает под удар превосходящих турецких сил. Более 16 000 ногайских и крымских татар безуспешно атакуют казаков, старинным способом устроивших из повозок крепость — после 8 атак враг бежит, завидев подходящую к казакам подмогу, потеряв множество убитыми и бросая лошадей и обоз.
Изначально песня начиналась со слов

На Великой Грязи, там где Чёрный ерик,
Татарва нагнала сорок тысяч лошадей,
Замутился ерик, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.

Любопытно, что количество лошадей вполне «исторично» — татары всегда имели 2 лошади, плюс обоз: вот и те самые 40 000 лошадей.
Платов получает за бой Золотую медаль и становится известен не только среди казаков, но и во всей армии.
Песня, появившись на Дону, живет — и вместе с донскими казаками, непременно направлявшимися во все новые Войска, приживается везде, где живут казаки, становится общей и родной для всех Войск.
Ерик меняется на Терек, другие названия, а то и просто на «берег».

Близкого к изначальному, народному, исконно казачьему виду записи (например, в исполнении «Казачьего круга»), я не нашел, но фрагмент просто прослушать можно по ссылке здесь и, опять же, хороший вариант есть у меня в плеере.
Мне очень аутентичным (в части исполнения, не текста) кажется вариант Пелагеи, не тот, что сейчас крутится и на диски включается, а более 10-летней давности —
Концерт в честь 850-летия Москвы, 1997 год

Многие, наверное, как и я, впервые слышали «Любо, братцы» в исполнении Жанны Бичевской —

Это такой «усредненно-общепринятый» вариант текста. Между тем, существовали и другие — в годы гражданской войны были «белые» и «красные» варианты.
В одних слышно —

Так помянем, братцы,
братьев наших верных,
Терских да кубанских
наших братьев во Христе.
То иуда Троцкий,
то иуда Свердлов
Подло распинали
мать-Россию на кресте.

В других — «С нашим комиссаром не приходится тужить».
Встречал два полярных мнения о «принадлежности» к разным сторонам этой песни в привязке к бою конных частей Буденного и Павлова в 1920-м на реке Маныч (там, кстати, с обоих сторон как раз порядка 40 тысяч сабель и было) — красные тогда победили.
Разные (далеко не все!) варианты текста можно посмотреть здесь — [url=http://fstanitsa.ru/litsn_lubo1.shtmlссылки[/url] внизу страницы.

Наверное, мощнее, чем следующие два варианта, в хоровом исполнении «Любо, братцы, любо!» и не представить —
Кубанский казачий хор, 2007

Хор московского Сретенского монастыря, художественный руководитель и дирижер — Никон Жила. Обработка для мужского хора Александра Амерханова, солист Дмитрий Белосельский.
Концерт, посвященный Дню Святого Георгия Победоносца (6 мая 2009 г.).

Но хороша песня и не в хоровом варианте. (Правда, пардон — в обоих следующих случаях видеоряд не очень-то соответствует тексту. А впрочем — почему бы и не такой — к вопросу о «красном» варианте и о популярности в армии вообще)
Борис Рубашкин (а как без этого — для эмигрантов без этой песни нельзя)

«В народ» песня ушла «официально» куда раньше, чем все вышеприведенные варианты. Первое видео (может, даже лучшее) для песни — фрагмент художественного фильма «Александр Пархоменко» (1942). Борис Чирков в образе Нестора Махно. Вот с этого и началась, наверное, новая жизнь песни в СССР.

Чуть скакну во времени, чтоб не разрывать махновскую тему. Вот вариант на украинском языке, Тарас Житинский.

Собственно, эта вот, фильмом заданная «махновскость», возможно, и была причиной того, что в официальной культуре песня была «условно-запрещенной» — в отличие от близкой ей «Черный ворон», которую в кино пел не бандит Махно, а герой Чапаев.
Но — народ принял и подхватил. И, как всегда, появились и осовремененные варианты.
Вот вариант военных лет, который появился в 7-й Гвардейской Кавалерийской Дивизии. Её 87-й танковый полк — бывшая 14 бригада. В некоторых публикациях этот текст так и называют — «Песня 14 танковой бригады».
Ролик просто замечательный (я его как-то цитировал — но без подробностей). Использованы кадры фильма «На войне, как на войне». А поёт Егор Летов — песню «Гражданская оборона» включила в альбом «Реанимация», в народе ее называют все больше «Танкистской» (кстати, не с нее ли началась и другая «новонародная» песня — про молодого командира? Сравните первые строчки)

Исполнением песни отметились, начиная с конца 80-х многие — в том числе Кобзон (понятно), Лесоповал (не ахти), Гуляй поле (фу!) и многие, многие.
Из рокеров помимо «ГО» популярен вариант «Монгол Шуудан»

Но главное — песня живет не только на сцене: ее поют спецназовцы, и, конечно же, казаки — и настоящие, и «асфальтовые». Это давно уже не старинная казачья, а самая что ни на есть «русская народная» песня.

Под конец — еще один вариант в сегодняшнем исполнении Пелагеи
С фолк-театром «Забайкалье» — сольный концерт в Питере (Ледовый Дворец 15 марта 2008)

З.Ы. Чтоб не перегружать текст, еще несколько вариантов (современный Бичевской, еще Пелагея и 2 концертных Летова) выложу в коммент.

Благодарю malenkiy-81, barmaley-evich (Иван Долбнёв) и Alexcourageous — этот пост стал возможен в том числе благодаря им.

Конспект на тему «Казачья песня»

Новые аудиокурсы повышения квалификации для педагогов

Слушайте учебный материал в удобное для Вас время в любом месте

откроется в новом окне

Выдаем Удостоверение установленного образца:

Значение песни в жизни казаков.

Песни казаков — это рассказ о славных походах, о громких победах, о горечи неминуемых утрат, о раздолье и великолепии донской степи, о доме, о Великой реке Дон, которую в своих песнях казаки величают: «Кормилец, наш батюшка православный Тихий Дон-Иванович». Песни на Дону не поются, а «играются».

Казачьи песни создавались при особых исторических условиях. Составители казачьих песен — это «воровские люди», «вольница казацкая», — одним словом люди, которые не мирились с холопством, рабством, крепостным правом. Вот почему песня казака никогда не носит «тоски, близкой к отчаянью», вот почему она у казака широка и раздольна, вот почему она и задорна, и весела, и свободна в мелодиях и ритмах своих, и свободен и весел никогда не унывающий ее сочинитель — казак.

Есть, конечно, песни и с грустными напевами, но это и не грусть, а «дума — раздумье». Удивительный оптимизм казачьих песен подмечен и отмечен был В. Г. Белинским, который с большой похвалой отозвался об исторических казачьих песнях: «Донские казачьи песни можно причислить к циклу исторических, и они, в самом деле, более заслуживают названия исторических, чем так называемые собственно исторические русские народные песни. В них весь быт и вся история этой военной общины, где русская удаль, отвага, молодечество и разгулье нашли себе гнездо широкое, раздольное и привольное. Их и числом несравненно больше, чем в последних, в них и поэзия размашистей и удалее». «Замкнутой кастой вечных воинов» назвал казаков один из историков, изучавших их быт и нравы. Казачество воплотило в себе именно те качества человеческой натуры и характера, которые так важны для воина: осознанный патриотизм, гордость военным мундиром и любовь к военной службе.

Читайте также  На какой ступени строится d7, или музыкальный катехизис

В исторических песнях все большая роль отводится простым людям. Со словом «казак» в песнях ассоциируются понятия товарищества, дружбы, верности долгу. Казаков ласково называют «казаченьки», «удалые молодцы», «добры молодцы», «ясны соколы». В целом в казачьих песнях меньше, чем в других исторических песнях реальных исторических фактов, больше поэтического вымысла и чувства.

Народная песня имеет долгую и славную историю, и её ценность заключается в том, что именно в ней выражается состояние души людей, и именно в ней сохраняется то удивительное, что называется народным духом, народным самосознанием.

О военном искусстве казаков было известно еще при царе Иоанне Грозном. Дисциплина, умение ловко обращаться с разными видами оружия, потрясающее единение с конём, любовь к родной земле, к своим обычаям и традициям внушали бесспорное уважение, как друзьям, так и врагам. В войске казаки образовывали свои собственные группы, в которых сохранялась не только народная самобытность, но и вера, и, конечно же, культура. В гармоничных и звучных песнях казаков чувствовалось глубокое понимание истории и своего места в ней, благодаря чему они оказывали удивительное воздействие на окружающих. До нас дошла одна из многочисленных строевых походных песен донских казаков «Всадники-други». Радуясь возможности показать себя в бою, они пели, призывая своих «другов» скорее седлать коней, потому как то и дело раздается звучный сигнал трубы, и слышатся приказы командира, взводного.
Особое значение в современной культуре имеют казачьи песни про историю России. Песни про историю, России стали появляться у казаков еще с середины XV столетия, то есть тогда, когда «казакование» стало распространяться на территории Московского царства.
Переоценить значение песен казаков, любящих свою землю, Бога, Россию, воистину, невозможно. Это не просто фольклорный жанр, это подлинный документ, в котором хранятся важные сведения как о культуре и быте народа, так и о политической ситуации в стране.
Из поколения в поколение народ бережно передавал культурные традиции, накопленные в течение столетий. Большое место в казачьей культуре принадлежит фольклору, обрядам, обычаям.

Сохраняя в целом черты, характерные для общерусского стиля, песни имеют и ряд отличительных, самобытных особенностей, о которых очень точно сказал в романе «Тихий Дон» большой знаток и ценитель казачьей культуры Михаил Александрович Шолохов: «Пели ее всегда в три-четыре голоса. Над густыми басами, взлетывая, трепетал редкой чистоты и силы тенор подголоска — «дишкант». Басы еще не обрывали последние слова, а подголосок уже взлетывался над ними, и звуки, трепеща, как крылья белогрудого стрепета в полете, торопясь, звали за собой» . В силу исторически сложившихся обстоятельств и событий, казачья культура на протяжении веков впитала в себя традиции, нравы, быт большого количества представителей различных национальностей и этнических групп. Результатом этого многовекового развития явилось то, что в традиционной песенной культуре казаков мы можем, с одной стороны, найти много схожего в бытовании музыкального фольклора с традициями южнорусских областей России и, отчасти украинской культурой, а, с другой стороны, выделить черты, присущие только казачьей песне.

Для песенного фольклора казаков, так же, как и в южнорусской культуре, очень характерны такие формы бытования, как плясовой хоровод, свадебные игры и календарные празднества, насыщенные яркими напевами. У казаков распространена лирическая песня мужественного воинского склада.

Яркими стилевыми особенностями являются многоголосье с противопоставлением нижнему голосу верхнего подголоска, в условиях напряженной голосовой тесситуры и открыто эмоциональная активная форма вокализации.

Важной отличительной особенностью является то, что песенная традиция казаков долгое время была исключительно мужской привилегией. Это отразилось в тематике большинства песен, в чисто мужской манере исполнения, особой тональности. Умение «играть песни» было у казаков распространённым, поэтому и форма вокализации — волевая, решительная, отрывисто-эмоциональная. Исполнители казачьих песен признаются в том, что и, напевая в одиночку, они слышат песню в многоголосном распеве. Слуховой охват всех голосов- показатель мастерства поющего. Обладатели такого слухового опыта не «играют за следом», а сразу «находят свою точку», берут «повыше» или «пониже». Наряду с этими исполнительскими приемами пению казаков присуще и уникальные черты. С музыкальной стороны они характеризуются, в первую очередь, протяженностью — одним из высоко оцениваемых качеств, воплощающее неограниченность пространства «песня казачия — чтоб ни конца, ни краю».

К вопросу о тематических и стилевых особенностях исторических песен казаков Кубани Текст научной статьи по специальности « Искусствоведение»

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Ярешко Полина Владимировна

В центре статьи тематические и стилевые особенности исторических песен казаков Кубани .

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Ярешко Полина Владимировна

Текст научной работы на тему «К вопросу о тематических и стилевых особенностях исторических песен казаков Кубани»

2. Демидова К. И., Злыденная Т. А. Ценностный аспект русской диалектной языковой картины мира // Лексический атлас русских народных говоров (Материалы и исследования). СПб., 2006. С. 72.

3. Гангур Н. А. Усадьбы линейных казаков (1830-1860 гг.) // Дикаревские чтениия: Итоги фольклорно-этнографических исследований

этнических культур Северного Кавказа за 2006 г. Краснодар, 2007. С. 371.

4. Борисова О. Г., Костина Л. Ю. Жилище человека как базовая ценность в языковом сознании казачества (на материале кубанских говоров) // Концептуализация как процесс и его результаты: коллективная монография. Краснодар, 2008. С. 153.

O. G. BORISOVA, L. A. ISAEVA. SOCIO-SPATIAL PARADIGM CONTRARIE AS A MEANS OF PRESENTING FEATURES PAINTINGS OF THE WORLD KUBAN DIALECTS’S MEDIAS

This article discusses some features of the picture of the world media Kuban dialects reflected in the education antonymy pairs based on emotional and aesthetic, as well as ethnic and cultural oppositions.

Key words: dialect language picture of the world, the Cuban dialects, dialect antonyms, socio-territorial contrarie paradigm.

К ВОПРОСУ О ТЕМАТИЧЕСКИХ И СТИЛЕВЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ИСТОРИЧЕСКИХ ПЕСЕН КАЗАКОВ КУБАНИ

В центре статьи — тематические и стилевые особенности исторических песен казаков Кубани. Ключевые слова: историческая песня, казаки Кубани, строевая песня, распевный стилистический тип.

Исторические песни — это особый жанр народных лирико-эпических песен, посвященных конкретным историческим событиям и лицам Х1У-XIX веков. Жанр этот, занимающий пограничное положение между эпической традицией и лирической песней, выделился в самостоятельную форму в середине XVI века [1].

В традиционной духовной культуре кубанского казачества историческим песням принадлежит исключительная роль. Являясь своеобразной народной памятью, отражающей героическую и в то же время полную глубокого драматизма историю казаков, исторические песни представляют собой яркие по художественному воплощению произведения народного искусства. Знаменательно, что термин «исторические песни» употребляется и самими носителями фольклора. В их понимании речь идет о песнях, которые посвящены общественно-значимым явлениям, относящимся к «делам давно минувших дней» [2].

Вне всяких сомнений, историческая песня появляется там, где существует этническое самосознание, т. е. осознание народом исторического процесса и своей роли в нем, своего места в национально-ориентированном государстве.

Как правило, исторические песни допускают свободное истолкование событий, им присущ элемент фантазии, однако каждая из них всегда связана с каким-либо конкретным событием, а фигурирующие в такой песне персонажи имеют реальные прототипы.

Многие значительные события казачьей истории и истории России, особенно военные кампании, в которых участвовало казачество, нашли

отражение в песенном фольклоре. Эти песни дают представление о различных аспектах военных действий, эпизодах военно-полевой жизни, поворотных событиях.

Таким событием стало вручение черноморцам царской грамоты на владение Кубанским краем. Отправляясь летом 1792 года в дальний путь, казаки прощались с родной Украиной песней «Ой, и нэ гаразд запарожци», которая сохранилась в репертуаре кубанских казаков:

Наша маты Катэрына

Нэ гарно зробыла.

Край шырокый щей вэсэлый,

Ой, хочь гаразд, хочь нэ гаразд,

Будэм славно запорожци

На Кубани житы [3].

Исторические песни кубанских казаков отличаются большой глубиной сюжетов и образов, языком, манерой стихосложения, близостью к разным фольклорным жанрам. Это разнообразие обусловлено богатством и сложностью культуры самого кубанского казачества, в которой произошло взаимопроникновение южнорусской и украинской традиций [4].

Бытуют в среде кубанцев и эпические напевы украинского казачества о казаке Голоте, гетмане Богдане Хмельницком, донские сюжеты о Петре I, Суворове, Степане Разине:

То не здесь ли граф Суворов По Копылу проезжал? Так, что злобный давний ворог В кущах за морем дрожал [5].

№ 3 (54), 2014 «Этнография. Фольклористика. Диалектология» ^ ^

Следует отметить, что еще задолго до поселения на Кубани происходил процесс тесного взаимодействия исторических песен украинских и русских казаков. Донцы и запорожцы нередко находились в более чем дружеских отношениях. Южнорусские однодворцы — потомки московских служилых людей, охранявших Украинскую линию, а затем переселявшиеся на Кубань под наименованием «Ека-теринославские казаки», также способствовали единству творческого процесса [6].

Одним из ранних ведущих мотивов выступала борьба с турецкой агрессией. Примером жертвенности, мужества, служения родной земле и православной вере является текст о Байде, трансформировавшийся в новых условиях из украинской думы в кубанскую историческую песню: Ой, якрыкнэ паша турэцькый Та на свои слугы: «Слугы молодэцькы, Визьмыть Байду та и зяжить його, Та зарэбро крючком, крючком зачепыть [7]. Схожий образ героя-подвижника представлен и в бытовавших на Кубани песнях об атамане Иване Матвеевиче Краснощекове. Кубанские казаки активно участвовали в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии 1813-1814 г., о которых рассказывают песни «Француз битый не зевал», «Вспомним, братцы, Русь и славу» др.

Вспомним, братцы, Русь и славу И пойдем врага разить. Защитим свою державу Лучше смерть, чем в рабстве жить [8]. Сюжеты, на которых строились исторические песни, часто повторяли ход событий, передавали по горячим следам все необходимые подробности, закрепляли и прославляли отличившихся, характеризовали значение описанного факта. Вероятно, в их создании принимали участие полковые историографы из офицерско-казачьей среды, любители казачьей старины. История сохранила лишь немногие имена авторов, чьи тексты становились кубанскими народными песнями. Среди них — штаб-ротмистр П. Т. Кулебякин, уроженец ст. Петропавловской, прапорщик И. Л. Сорокин, впоследствии — главнокомандующий Красной армией на Северном Кавказе, сотник 2-го пластунского батальона А. Д. Малиновский и другие. Авторские сочинения становились народными, поскольку оперировали привычными для казачьей песни эпитетами, выражали народное отношение к героям и историческим событиям. В песне, записанной И. Ф. Вараввой в 1950-е годы в ст. Прочноокопской, еще хранилась память об эпизодах сражения при Кюрюк Дара в Крымской войне:

Читайте также  Как научиться понимать классическую музыку? одно интересное мнение…

Вспомним трудное мы время, Как нас вел лихой Камков, Эх, и как Скобелев отважный Правил службой казаков [9].

Интересен образ царя. Монарх в казачьем фольклоре — общий отец всех подданных, всех православных, высший покровитель и благодетель:

Ой да, православный наш царь Петр Алексеевич, Ой да, много сил он копил для войны с врагами. Ой да, он поход объявил под землю турецкую. Ой да, он князей и бояр много дарил, жаловал [10].

Песенная традиция Кубани — позднего формирования. Она складывалась под воздействием двух переселенческих потоков: черноморского (украинского) и линейного (русского). Это стало основой стилистической неоднородности певческой культуры значительного по масштабам региона.

Особое место занимают «старшие» исторические песни с украинской вербальной основой, которые повествуют о переселении запорожских казаков на Кубань. Сложность исторической ситуации явилась причиной неоднозначной реакции в сознании переселенцев, покидающих свои родные места, что нашло отражение в ряде песен: «Зибра-лыся вси бурлакы», «Ой, на

гори женци жнуть», «Ой, годи ж нам журыты-ся» и др. Стоит отметить, что они сохранились в певческом репертуаре до нашего времени, представляя достаточно устойчивый фольклорный пласт. Названные и другие песни имеют отчетливо выраженную строфическую форму с силлабо-тоническим стихом (хореической структуры):

Зибралъгся вси бурлс1кы До риднои хаты. Тут нам мыло, тут нам любо Журбы заспиваты [11].

Однако их музыкальное воплощение много-планово. По-видимому, здесь мы соприкасаемся с феноменом процесса фольклоризации: созданный талантливой личностью вербальный текст попадает в певческую коллективную среду, приобретая множественную музыкальную трактовку. В результате возникают новые принципы соотношения слоговой ритмической формы и ее музыкального воплощения.

Так, песня «Зибралыся вси бурлакы» представляет собой куплетную форму в виде четырехстрочной строфы сквозного развития. Она состоит из обновляющихся компонентов — музыкальных фраз. Однако своеобразным стилевым проявлением является оппозиция запева (первые две фразы) и ансамблевого подхвата. Запев — стремительно развивающиеся речитативные фразы с активизированным ритмом в значительном мелодическом амбитусе (квартдецима). Напротив, ансамблевый подхват представляет собой широкий, медленно развивающийся распев, где голоса в ограниченном диапазоне (квинта, секста) создают ярко выраженную гармоническую структуру.

В этом противостоянии мелодической экспрессии и распевности воплощаются два противоположных элемента, но которые в итоге своеобразно

уравновешивают друг друга. Характерно, что другие зафиксированные варианты песни в целом сохраняют данный стилевой прием, распространяя его на другие фольклорные жанры поздней традиции. Приведенный образец принципа формообразования назовем распевным стилистическим типом, так как распевность фраз является важнейшим его компонентом. Характерным свойством такой формы является метрическая неуравновешенность фраз, выраженная в переменном метре, дополняемая противопоставлением различных темпов.

Другой стилевой тип, который характеризует исторические песни, можно назвать маршево-по-ходным, имея в виду его функциональную направленность. Его значимость в казачьем фольклоре велика, так как многие воинские, в том числе исторические, песни создавались с определенной целью: способствовать единому движению солдатской (казачьей) массы. Но могла происходить и обратная тенденция, когда созданная распевная песня превращалась в походную, выполняя возложенную на нее функцию.

Приведенные аналитические наблюдения над тематическими и стилевыми особенностями некоторых исторических песен, позволяют сделать предварительные выводы о высокой певческой культуре казаков Кубани, истоки которой кроются в традициях переселенцев. Сложная, порой наполненная драматическими коллизиями история

кубанского казачества воплотилась в песенном творчестве, которое представляет собой широкий тематический и стилевой спектр. Его изучение позволит создать целостную картину культуры региона.

Литература и источники

1. Камаев А. Ф. Народное музыкальное творчество: учеб. пособие. М., 2005. С. 222-223.

2. Жиганова С. А. Музыкальный фольклор. Очерки традиционной культуры казачеств России. Краснодар, 2005. С. 418-419.

3. Полевые материалы автора, собранные в Ленинградском (1995 г.) и Тбилисском (1997 г.) районах Краснодарского края.

4. Кирий О. А., Матвеев О. В. Исторические песни кубанских казаков глазами историка. Из культурного наследия славянского населения Кубани. Краснодар, 1997. С. 59.

5. Казачество — щит Отечества. М., 2005. С. 200.

6. Кирий О. А., Матвеев О. В. Исторические песни кубанских казаков . С. 60.

8. Полевые материалы автора.

9. Варавва И. Ф. Песни казаков Кубани. Краснодар, 1966. С. 138.

10. Кирий О. А., Матвеев О. В. Исторические песни кубанских казаков . С. 62.

11. Захарченко В. Г. Народные песни Кубани. Краснодар, 1987. С. 17.

P. V. YARESHKO. ON THE THEMATIC AND STYLISTIC FEATURES OF HISTORICAL SONGS KUBAN COSSACKS

In the center of the article — thematic and stylistic features of historical songs Kuban Cossacks. Key words: historical song, Cossack Kuban, marching song, stylistic responsive type.

Е. В. МИЛЕЙКО, А. С. СТАЦЕНКО

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА МАСТЕР В ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ

В статье рассматриваются основные концептуализации понятия «мастер» в текстах фабрично-заводских народных песен ХУШ-Х1Х вв.

Ключевые слова: народные песни, концепт Мастер, концептуализация, вербализация понятия.

Главной темой рабочей песни становится тема труда, а основной проблемой — раскрытие взаимоотношений между рабочими и теми, кому они вынуждены были подчиняться (хозяин, предприниматель, администрация, мастера, надсмотрщики и т. д.).

В освещении темы труда рабочие песни представляют собой совершенно новое явление. Если в традиционных крестьянские песнях эта тема затрагивается лишь попутно и проступает только через очень скупые детали, то в рабочем песенном творчестве она занимает центральное место, ей посвящаются специальные песни.

В качестве источников фактического материала привлекались собрания русской народной лирики Х1Х-ХХ вв. (сборники В. И. Гусева «Русские песни и романсы» [1], С. Г. Лазутина «Русские народные песни» [2]), дополнительно привлекался региональный сборник сказок, песен, частушек, присловий Ленинградской области под редакцией В. С. Бахтина [3], поэтому считаем возможным в тексте нашей статьи не указывать источник цитирования.

При описании и анализе лексических экспли-каторов концепта «мастер» в песенных текстах следует учитывать то, что в силу особенностей

Песенные традиции казаков России

10 апреля в камерном зале отдела нотных изданий и звукозаписей открывается книжно-иллюстративная выставка из фондов Российской государственной библиотеки «„Казачьи слава и печаль“. Песенные традиции казаков России».


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Казачья песня по праву считается феноменом российской истории, её культурным наследием. Она прошла четырёхвековой путь развития. Казаки бережно хранили свои песенные традиции, и вся история жизни казаков, философия их бытия нашла отражение в песнях.

На выставке в Доме Пашкова демонстрируются уникальные экземпляры нотных изданий первых годов XX века и песенных сборников, составленных известными собирателями и исследователями казачьих песен. Среди них Александр Михайлович Листопадов, собравший и записавший около 1200 донских казачьих песен, Аким Дмитриевич Бигдай, главным в жизни которого было собирание и популяризация песен Кубани. И, конечно же, Виктор Гаврилович Захарченко, художественный руководитель Кубанского казачьего хора, композитор и исследователь песенного фольклора, результатом работы которого стало уникальное собрание сочинений в 18 томах.

Культура казачьей песни интересна и многогранна: она включает огромное количество жанров. В экспозиции представлены исторические песни, где любимыми героями были атаман Матвей Иванович Платов, донской казак-герой Козьма Крючков. Большое внимание уделено военным песням — войсковым гимнам и маршам, рассказам о трудной и опасной судьбе, о расставании с родным домом, раздумьям раненого казака перед смертью, семейно-бытовым — лирическим песням о разлуке и душе, и, конечно, шуточным и плясовым казачьим песням, полным неподдельного юмора, озорства и веселья: «Все кумушки пьют», «Бабёночки».

География казачьей песни широка. Представленные на выставке сборники охватывают практически все регионы: песни донских казаков, уральских, терских, кубанских, сибирских, оренбургских и астраханских, песни гребенских казаков и песни казаков-некрасовцев. Дополняют музыкальные издания карты поселения казаков, предоставленные отделом картографии.

В экспозицию вошли разнообразные казачьи песни и сказки, записанные на грампластинках и СD в исполнении ведущих профессиональных и народных коллективов: «Песни сибирского казачества», «Пыль клубится по дороге» (Собрание песен гребенских, терских и сунженских казаков), «Казачьи сказки» (Музыкальные спектакли для детей и их родителей). Среди исполнителей Надежда Бабкина, Марина Крапостина, Виктор Кулешов, хор «Казаки Дона» и другие.

Музыкальный ряд подчёркивают книжные издания начала и середины XIX века по истории, этнографии и культуре казачества, а также современные издания из фондов РГБ. Литографии с портретами героев, выразительный лубок и фототипии из собрания отдела изоизданий дают наглядное представление о быте и культуре казачества.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: