Былины киевского цикла - OXFORDST.RU

Былины киевского цикла

Былины киевского цикла

Великолепный роман Читал запоем показал друзьям тоже читали Русская история показана без прикрас но красиво. Примерно так! Рекомендую читать и думать.

С. Р. 16-09-2021 в 09:11 #190046

«Национальной премия для авторов, пишущих на русском языке. Дебют» — достаточно громкий критерий для произведения-дебюта, с не менее громким названием. Прочтение «Крика проклятой души» оставило у меня странное послевкусие. Как будто выкурила забытую, но чудом сохранившуюся сигарету «Петра» на грязном сидении маршрутки, которая едет в никуда.

Произведение читалось тяжело — лексика подобрана, мягко говоря, отвратительно. От повседневных разговоров резкий переход к канцелярщине, а от неё — к пафосным метафорам. Синтаксические конструкции перегружены лишними знаками препинания, деепричастными оборотами. Окончания местоимений во многих местах не согласовывались в текстом. В следующий раз перед публикацией рекомендую перечитывать главы, а также подтянуть знание русской грамматики.

Герои «Крика. » оставили также смешанные ощущения. Главный герой, которому автор произведения уделил больше всего внимания, оказался абсолютно неуникальным и обезличенным. Ему не хочется симпатизировать, переживать с ним каждый день в мрачном «Городе туманов». Антигероем назвать его также нельзя. В сумме картина такова — это записка человека, который пережил в своей жизни «некоторое дерьмо». И оно его не меняет. Герой просто сдается. Некоторые действующие лица остаются под вопросом: с какого потолка они взялись в тексте, кто они, почему о них раньше не рассказали. В общем, персонажи не развиваются, напоминают тени людей, которых, по всей видимости, сам автор когда-то знал.

Произведение больше напоминает записку, которую пишут люди, обследуемые у психолога: предложения в ней как правило не имеют смысл. Одни эмоции, злоба, зависть, наигранная любовь к кому-то, абсолютно неискренняя, скомканная. Обычно такие записки перечитывают, комкают (рвут, жгут, выбрасывают — как душе угодно) и избавляются от них, а не выкладывают на всеобщее обозрение с целью получить «лайки» и «отзывы».

Не буду оставлять оценку. Учителя в таких школьных сочинениях оставляют обычно оценку «см.». О работе действительно не сложилось никакого однозначного мнения. Ничего не понятно.

Работайте над собой, слогом и грамматикой. Учитесь. Всего хорошего.

Алиса 15-09-2021 в 18:29 #190043

Начало интересное, середина завораживает, а развязка полная фигня! Молодые люди оказались вампирами и кошками-оборотнями защитниками людей. Полный бред!

Людмила 15-09-2021 в 11:29 #190042

1) Грамматика
Реально жесткий обсер с подливой, тут даже ничего расписывать не надо
2) Персонаж
Реально непонятная хуйня, то он дед инсайд 1000-7 я хочу умереть то посмотрите на меня какой же я Г Е Н И Й, то просто как баба с менструацией себя ведет
Но за перенос реальных лиц в персонажей отдельное спасибо, поржали от души
Остальное было читать просто не интересно, поэтому обьективного обзора не будет

Думал что когда нить через какое то время увижу книгу этого крысиного барона, хоть обрадуюсь что подрос парень(и ростом и мозгами), а в итоге нихуя не поменялось, просто огромное разочарование. Такого из себя страдальца строить это конечно надо уметь
И типо ради этого надо было так посраться — пиздец, ничего не скажешь, лучше бы уж фанфики по второй вселенной писал
Оставляю послание родной дочери Ольге Юрьевне — ты либо бросай писательство, потому это кромешный пиздец, по другому это назвать нельзя, либо подбирай сопельки и начинай писать что то действительно стоящее, а то все грозился меня разьебать уничтожить испепелить
С любовью, папа

Сплит(Шиза) 13-09-2021 в 22:27 #190040

А разговоров то было.

Нэга 13-09-2021 в 22:08 #190039

Ну-у, не знаю. Может быть, если бы не читал «Стратегию», был бы ЗАЧЕТ. А так, слабее, и значительно. Хотя нас тот же Денисов с Крузом и «разбаловали :).

Вячеслав 13-09-2021 в 12:59 #190038

Глубоко и здорово!! Читала с нараставшим увлечением. Герои необычные, но понятные. Хочется на них походить. Сейчас в основном дают героя презирающего, чудаковского или муру. А в Отце и матери всё настоящее и нужное. Хвала.

ЖЖЖ 13-09-2021 в 10:15 #190037

Мне книга очень понравилась. Необычно для любовного фэнтези, глубоко раскрыта психология персонажей. Детективная линия удивила, причем не один раз. Финал оставил очень яркие впечатления, буду перечитывать!

Оценил книгу на 10
Vernatti 12-09-2021 в 20:23 #190036

Автор не справился с сюжетом.Сцены описаны слабо,как черновик.Герой придурок,с интеллектом,не наш человек,еврей.Он 20 лет в галактике секс марафоны делал,а жена с сыном на Земле куковала.Не нужна верность старику попутчику,у него друзья,жена и Родина!Это евреям весь мир Родина.Автор обыкновенный еврей,который сразу предал Россию!Книгу надо переписывать!

Михаил Алар 12-09-2021 в 11:19 #190035

Тяжело читается, решил бросить даже, слишком много личного отношения автора к СССР.

О Киевской Руси и былинах

Легенда о Киевской Руси возникла в первой книге по русской истории под названием «Синопсис» (1674 г.) Автор Архиепископ Киево – Печерской лавры Иннокентий Гизель.

Источники, которыми пользовался Гизель, НЕ ИЗВЕСТНЫ. Однако, основную часть его труда занимает хронологическая таблица.

А в первой половине XVII века Киев посещал Гийом Левассёр де Боплан, французский учёный и инженер на службе у польского короля, автор книги «Описание Украины» (1660 г.).

Гийом интересовался историей края, древними книгами, но ничего не обнаружил. Ему сказали, что всё сгорело.
На основе чего же тогда Гизель составлял хронологическую таблицу?

Других письменных источников, кроме «ПВЛ», (её стали изучать только со второй половины XVIII века), в арсенале историков не было.

Самое смешное то, что хронологическая таблица Гизеля всплывает в «ПВЛ» не как смысловая составляющая произведения, а как вклеенный прямо посреди текста лист.

Что «ПВЛ» документ искусственный и малонадежный, и многие её сведения носят явно легендарный характер, было известно уже в 1940 году. Вставленные задним числом даты, намеренно покалеченные, вырванные и вклеенные листы, сделанные поздней рукой приписки, абсолютно меняющие изначальный смысл написанного. Можно ли доверять такому документу?

«Все известные на сегодняшний день письменные источники по русской истории имеют очень позднее происхождение. «ПВЛ» по Радзивиловскому списку известна с первой половины XVIII века, а Лаврентьевская и Ипатьевская летописи — с 1809 г. (обе введены в оборот Карамзиным). При этом совершенно очевидно, что они имеют более позднее происхождение, нежели первый список, потому что в них воспроизведены ошибки Радзивиловской летописи, включая даже такие специфические, как неправильная нумерация страниц, произошедшая по вине переплетчика. Таким образом нельзя исключать, что «Поучение Владимира Мономаха» (составная часть Лаврентьевского свода) новодел, как и «Слово о полку Игореве», тем более что оба эти произведения происходят из коллекции Мусина — Пушкина, подозреваемого в фальсификациях древних рукописей». (с)

И как после этого относиться к утверждению историков, что слово БЫЛИНА впервые появилось в «Слове о полку Игореве»?

Говорят, что былины сложились в X–XI веках — в эпоху Киевской Руси. Это, смотря какие.
Сказания о Святогоре и Волхе Всеславьевиче, например, не вызывают сомнений в их древности.
А вот об Алёше Поповиче и Добрыне Никитиче, где стольный град Киев с князем Владимиром, непробудное пьянство с кабаками, борьба с Ордынским игом и т. д., явно создавались в XVIII веке, когда байеры, миллеры и шлёцеры писали российскую историю. Тем более, что официоз утверждает, массово записывать их стали только после 1860 года.

Былины Киевского цикла.

Князь Владимир Красное Солнышко, Креститель Руси, в былинах такой безобидный, нуждающийся в защите. Никогда не поверю, что люди забыли или не знали в XI- XIV веках, каким чудовищем на самом деле он был.

«Византийские хроники о киевском крещении молчат. Объяснение просто – легенда о Владимире Крестителе возникла уже после того, как Ромея сошла с исторической сцены. Официально считается, что князь-креститель был прославлен в XIV веке (спрашивается, чего ждали 400 лет?), однако, как говорится, «так принято считать». Если же опираться на факты, а не на устоявшееся мнение, то почитание Святого Владимира начинается с XVII столетия. 1635 г. датируется обретение мощей святого князя киевским митрополитом Петром Могилой» (С)

Добрыня, дядя Владимира, его образ также, мягко скажем, далёк от героического.
Например: «В Новгороде схоронилась легенда о ведении там христианства епископом Иоакимом Крсунянином и княжими воеводами Добрыней и Путятой, когда «Путята крестил огнем, а Добрыня мечем»» (Татищев история М. 1962 кн. 1 стр. 113)

Илья Муромец. «Первые письменные сведения о нем встречаются в XVII веке в книге монаха Афанасия Кальнофойского «Тератургима»… богатырь жил за 450 лет до написания книги, то есть в конце XII в. При этом странно то, что в Киево-Печерском патерике житие преподобного Илии отсутствуют… персты на руке мумии сложены так, как принято было креститься после Никоновской реформы. В общем, если есть мумия, то объявить ее принадлежащей к древнему персонажу несложно. (с)

Алешу Поповича связывают с ростовским боярином и воином Александром Поповичем, погибшим в 1223 году в битве на реке Калке. Надо же, не все учёные с этим согласны! «Академик Дмитрий Лихачев отнес первое упоминание об Александре Поповиче в летописи к 1423 году, то есть через 200 лет после предполагаемой смерти героя. Лихачев установил, что не богатырь попал в былины из летописи, а, наоборот, летопись зафиксировала персонажа из эпоса как историческое лицо». (с) Очень интересно!

«Летописец действовал параллельно создателям былин». (с)

Цитату можно перефразировать так: историки, начиная со времён Екатерины, действовали параллельно с создателями летописей и былин. Они писали свои труды в русле «Синопсиса»: сначала сочинили историю, потом сделали необходимые источники для её подкрепления, включая былины Киевской Руси. Противоречащие документы, естественно, уничтожили. Один только Миллер в Сибири уничтожил 20 архивов.

Исследователь фольклора Алексей Дмитриевич Галахов (1807 – 1892) приводит интересную статистику. Известных на конец XIX в. былин «киевского» цикла собрано:
в Московской губернии – 3,
в Нижегородской – 6,
в Саратовской – 10,
в Симбирской – 22,
в Сибири – 29,
в Архангельской – 34,
в Олонецкой – до 300
Всех вместе около 400. На Украине же не найдено было ни одной былины о Киевской Руси и богатырях! Странно, не правда ли.

Использованы материалы Алексея Кунгурова.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 04.03.2020. О Киевской Руси и былинах

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

4.2. Былины киевского цикла

4.2. Былины киевского цикла

О былинах. Былины — эпические сказания восточных славян, повествующие о событиях XI — XIV вв. Истоки былин лежат в языческой мифологии, повествуют они о временах Киевской Руси, но сложились они, когда уже началось разделение восточных славян на три народа, т. е. не раньше XIII в. Былины неизвестны украинцам и белорусам и сохранились лишь у русских, преимущественно на Русском Севере. По форме былины — песни о старине, их сказывали напевным речитативом. В отличие от сказок былины воспринимались с доверием. В Киево-Печерской лавре на протяжении столетий выставляли мощи Ильи Муромца, в муромских лесах показывали «скоки» его коня. Как в большинстве мифов, время в былинах остановилось — подвиги богатырей былин киевского цикла происходят во времена князя Владимира Красное Солнышко — собирательном образе Владимира Крестителя (980—1015) и Владимира Мономаха (1053—1125). Но, как народное творчество, былины испытали влияние времени и постепенно менялись; отметались уже забытые пласты прошлого и появлялись новые понятия. Так татары, пришедшие на Русь в XIII в., заменили ранних врагов Руси — печенегов, половцев, хотя былины сохранили имена половецких ханов: Шурукана — Шарк-великана, Кончака — Коньшака, Тугоркана — Тугарина Змеевича. Главный герой Илья Муромец именуется «старым казаком», хотя казаки известны на Руси лишь с XV в.

Читайте также  Как раскрутить музыкальную группу? 7 шагов к успеху

На момент записи (конец XVIII — XIX вв.) былины сохранились лишь на Русском Севере и местами в Центральной России, но их не было ни на Украине, ни в Белоруссии. Это ещё раз указывает на бессмысленность попыток представить русский народ бедным родственником, получившим крохи со стола культуры Киевской Руси. Былины делились на циклы — киевский, новгородский и общерусский. Для настоящей работы важен киевский цикл, посвященный защите богатырями земли Русской. Из богатырей центральное место занимает крестьянский сын Илья Муромец, пришедший в Киев «из того ли города Мурома, из того ли села Карачарова» (Добрыня Никитич и Алёша Попович — тоже из Северо-Восточной Руси: один из Рязани, другой из Ростова). Илья служит князю Владимиру, стоит за стольный Киев-град. Вместе с другими богатырями на заставах богатырских он охраняет Русь от налетчиков. Перечислять их подвиги здесь излишне, но все богатыри готовы сложить голову за землю Русскую.

На богатырской заставе. Древней былиной, сохранившей память о грозных хазарах, когда они принуждали полян, северян и вятичей платить дань по серебряной монете и по белке с дыма (с жилья), является былина «Илья Муромец на заставе богатырской». Сюжет традиционен. Под славным городом под Киевом, на степях на Цицарских стояла застава богатырская. Атаманом был Илья Муромец, податаманьем — Добрыня Никитич млад, есаулом — Алёша поповский сын. Поехал Добрыня к синю морю за охотой, стрелять гусей, лебедей. Едет в чистом поле, видит ископоть[73] великую. Ископоть велика — полпечи. Стал он ископоть досматривать. Из этой земли из Жидовския[74] приехал Жидовин могуч богатырь. Собрались богатыри на заставу богатырскую, стали думу думати, кому ехать за нахвалыциком. Хотели послать Гришку сына боярского, да больно хвастливый он. Начнёт хвастаться, погибнет понапрасну. У Васьки Долгополого пола длинная: попадёт в бою пола под ногу, погибнет понапрасну. Алёшинька рода поповского, поповские глаза завидущие. Злату позавидует, погибнет понапрасну. Положили на Добрыню Никитича, Добрынюшке ехать за нахвалыциком.

Догнал Добрыня богатыря, крикнул зычным голосом: «Вор, собака, нахвалыцина! Зачем нашу заставу проезжаешь? Атаману Илье Муромцу не бьешь челом?» Повернул нахвалыцина добра коня. Попущал на Добрыню. Сыра мать-земля всколыбалася. Под Добрыней конь на коленца пал. Взмолился Добрыня Господу: «Унеси, Господи, от нахвалыцика». Под Добрыней конь посправился, уехал на заставу богатырскую. Илья Муромец встречает его со всей братией. Сказывает Добрыня, как ездил за нахвалыциком. Говорит Илья: «Больше некем замениться, видно, ехать атаману самому». Имает добра коня, в торока вяжет палицу боевую. Она свесом, та палица, девяноста пуд. На бёдра берёт саблю вострую, в руку плеть шелковую. Поезжает на гору Сорочинскую. Посмотрел из кулака молодецкого, увидел на поле чернизину. Поехал прямо на чернизину. Вскричал зычным, громким голосом: «Вор, собака, нахвалыцина! Зачем нашу заставу проезжаешь? Мне, атаману Илье Муромцу, не бьешь челом?» Поворачивал нахвалыцина добра коня, попущал на Илью Муромца. Илья не удробился. Съехался с нахвалыциком. Палками ударились — у палок цевья отломалися. Саблями ударились — востры сабли приломалися. Копьями кололись — друг дружку не ранили.

Бились, дрались рукопашным боем, день до вечера, с вечера до полуночи, с полуночи до бела света. Поскользит у Илейка ножка левая, пал Илья на сыру землю. Сел нахвалыцина на белы груди, вынимал чинжалищё булатное, хочет вспороть груди белыя. Ещё стал наговаривать: «Старый ты старик, старый, матерый! Зачем ты ездишь на чисто поле? Ты поставил бы себе келейку при дороженьке. Тут бы, старик, сыт-питанён был». Лежучи у Ильи втрое силы прибыло: махнёт нахвалыцику в белы груди, вышибал выше дерева жарового.

Пал нахвалыцина на сыру землю. Вскочил Илья на резвы ноги, сел нахвальщине на белы груди. Скоро спорол груди белыя, по плеч отсек буйну голову. Воткнул на копье на булатное, повёз на заставу богатырскую. Добрыня встречает Илью Муромца со своей братьей приборною:

«Илья бросил голову о сыру землю,

При своей братье похваляется: —

Ездил во поле тридцать лет, —

Экого чуда не наезживал!»

Любовь к Русской земле. Нет нужды говорить, что богатыри неподкупны. Их пытаются переманить враги Руси, и на посулы они отвечают смертным боем. Впрочем, обещания поганых татар не слишком заманчивы:

«Говорил собака Калин-царь да таковы слова:

«Ай ты, старый казак да Илья Муромец!.

Не служи-тко ты князю Владимиру,

Да служи-тко ты собаке Калину-царю»».

Сложнее отказаться от предложения доброго и христолюбивого государя. Такое случается с Ильёй в былине «Илья Муромец и Идолище», когда он спасает царьградского царя Костянтина Боголюбовича от поганого Идолища. Благодарный царь хочет наградить его воеводством, но Илья предложение отклоняет:

«— Спасибо, царь ты Костянтин Боголюбович!

А послужил у тя стольки я три часу,

А выслужил у тя хлеб-соль мяккую,

Да я у тя ещё слово гладкое,

Да ещё уветливо да приветливо.

Служил-то я у князя Володимера,

Служил я у его ровно тридцать лет,

Не выслужил-то я хлеба-соли там мяккии,

А не выслужил-то я слова там гладкаго,

Слова у его я уветлива есть приветлива.

Да ах ты царь Костянтин Боголюбович!

Нельзя-то ведь ещё мне зде-ка жить,

Нельзя-то ведь-то было, невозможно есть:

Оставлен есть оставеш (так) на дороженки».

Илья отказывается просто, даже косноязычно, но без колебаний. И дело не в лояльности князю Владимиру, к Илье неблагодарному, а в том, ради чего богатыри служат, — в защите Русской земли и Веры христианской. Возвращаясь домой, он доходит до условного места, где ждет с оставленным богатырским конем и одеждой могучий калика Иванище, побоявшийся спасать Костянтина Боголюбовича. Илья меняется с ним одеждой и говорит на прощание:

«Прощай-ко нунь, ты сильное могучо Иванищо!

Впредь ты так да больше не делай-ко,

А выручай-ко ты Русию от поганыих. —

Да поехал тут Ильюшенка во Киев-град».

Гибель богатырей. Завершается киевский цикл былиной «Камское побоище», или «Камское побоишшо», которая повествует, как перевелись богатыри на Руси. В ней описан великий бой всех богатырей русских с несметной силою татарской. Победили богатыри, но, победив, возгордились (в большинстве версий — «Алеша со товарищи») и стали похваляться: «Кабы был бы здесь бы столб до неба. Перебили бы мы всю силу поганую». За богохульством следует возмездие: убитые татары оживают. От попыток их изрубить на каждого зарубленного появляются двое. Есть версия былины со счастливым концом, но в большинстве версий богатыри изнемогают и окаменевают.

Многие учёные считали, что «Камское побоище» первоначально называлось «Калкское побоище» и явилось откликом на разгром монголами русских князей при Калке (1223), а смена названия связана с утратой исторической памяти. Предположения, что в основе былины лежат поздние события, например поражение новгородцев от югры (хантов) на реке Каме, выглядят малоубедительными. С равным успехом можно предположить, что смена названия связана не с рекой Камой, а со словом камень — ведь богатыри обратились в камни. При всех вариантах «Камское побоище» представляется кризисным мифом, завершающим не только киевский былинный цикл, но и исторический цикл Киевской Руси.

Значение былин. Значение былин в русском национальном самосознании трудно переоценить. Ведь былины означали живую связь времен для поколений крестьянских детей, собиравшихся вокруг сказателей и слушавших о подвигах русских богатырей, защищавших землю Русскую. Былины дали начало историческим песням русского народа и былинным песням казачества. После того как былины были записаны и напечатаны, т. е. в XIX в., с ними ознакомились грамотные люди страны. Поэты, писатели, композиторы, художники использовали и используют в творчестве былинные образы и сюжеты, сделав их более близкими нам, но не принизив героического звучания. Образы героев былин вошли в национальное самосознание органически, вместе с картиной «Богатыри» В.М. Васнецова, оперой «Садко» Н.А. Римского-Корсакова и стихами А.К. Толстого, писавшего о богатырях по-семейному просто:

«Под броней с простым набором,

В жаркий полдень едет бором

Едет бором, только слышно,

Как бряцает бронь,

Топчет папоротник пышный

И ворчит Илья сердито:

«Ну, Владимир, что ж?

Посмотрю я, без Ильи-то

Как ты проживешь. »

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Былины

Былина — это жанр устного народного творчества, представляющий собой эпическую песню-сказание, которая читается особым речетативом и повествует о богатырях и героических эпизодах истории Руси XI—XVI веков. Особенностью этого жанра является то, что каждая былина посвящается одному герою и отдельному событию или подвигу.

Слово «былина» появилось в 1830 году, его ввел в обиход ученый Иван Сахаров. До этого песни-сказания о богатырях и их подвигах назывались старИнами. Исследователи разделяют былины на два цикла: более древний Киевский и Новгородский.

Читаем былины

  • Былина «Алеша Попович и Тугарин Змеевич»
  • Былина «Добрыня и Василий Казимирович»
  • Добрыня и Василий Казимиров ( другой вариант)
  • Добрыня Никитич и Дунай Иванович сватают невесту князю Владимиру
  • Добрыня и змей
  • Илья Муромец и Соловей-разбойник
  • Илья-Муромец и Калин-царь

Также вы найдете тексты былин в некоторых статьях о богатырях ( см. таблицу).

Тематика былин

Тематику Киевского цикла можно назвать классической: былины описывают отдельные подвиги разных богатырей по защите земли русской от печенегов, от разной нечисти в Киевской Руси. Большинство этих былин посвящено временам правления великого князя Владимира. Главными героями былин периода Киевской Руси являются такие богатыри как Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович.

В более позднем Новгородском цикле описание ратных подвигов отступает на второй план и выдвигается вперед «господин Великий Новгород», так часто называли этот большой город, с его торговлей, обывателями, красочными описаниями городской жизни. Соответственно и героями былин становятся не богатыри-ратники, защищающие Русь от врагов, а купцы и лихие молодцы. Примеры былин новгородского цикла — это былина Садко, былины о Ставре, о Василии Буслаеве, о Хотене Блудовиче.

Садко — это выходец из небогатой семьи, гусляр. Благодаря сказочному вмешательству морского царя он становится богатым купцом и отправляется торговать за море. На обратном пути во время шторма ему дается перехитрить морского царя и вернуться в Новгород с богатыми товарами.

Ставр — богатый боярин и купец, в общем-то, барышник и ростовщик, которого заключают в темницу по велению князя Владимира. Здесь исследователи находят поэтически выраженный отголосок реального соперничества Киева и Великого Новгорода. И очевидно, это так и есть, так как сказитель-новгородец явно на стороне боярина Ставра.

Читайте также  Мелизмы в музыке: основные виды украшений

Также героями новгородских былин выступают и просто разудалые мОлодцы, наиболее яркий пример которых — Василий Буслаев, новгородский герой, представляющий собой идеал молодецкой безграничной удали.

О былинных героях новгородского цикла можно сказать, что Садко — это олицетворение богатства Новгорода, а Буслаев — его могущества.

Композиция былин

Композиция сюжета былин всегда пострена по одному принципу:

1. Зачин ( завязка сюжета )
2. Развитие действия (рассказ о событиях, предшествующих подвигу).
3. Кульминация (описание самого подвига).
4. Развязка (изображение сокрушенного врага, чествование победителя и т.д.).

В некоторых былинах зачину предшествует «запев», а за развязкой следует «исход». Цель запева — привлечь внимание слушателя. Очень часто он рисует величественные картины природы, настраивая слушателей на торжественный пафос и восприятие чего-то значительного и важного. Например, запев былины «Про соловья Будимировича»:

Высота ли, высота поднебесная,
Глубота, глубота, окиян-море,
Широко раздолье по всей земли,
Глубоки омоты днепровския.

В исходе былины чаще всего воздается слава богатырю, например:

«Да тут Святогору да богатырю славу поем»;

«Тут Михаилы Потыку сыну Иванову славу поют,
Синему морю на тишину,
Всим добрым людям на послушанье.»

В некоторых исходах подчеркивается историческая достоверность былины:

С той поры да с того времени
Стали Добрыню стариной сказывать»
(исход одного из вариантов былины «Добрыня и Алеша»)

Композиционные принципы и приемы былин

1. Принцип антитезы

Принцип противопоставления, который проявляется прежде всего в построении сюжета былин. Это часто видно уже в названии: например, «Илья Муромец и Калин-царь», «Добрыня и Змей». Сопоставляются былинные богатыри и их противники, которые контрастны прежде всего по по своему духовному облику, морально-нравственным качествам. Богатырь, как правило, добр, справедлив, честен, миролюбив, благороден и скромен. И наоборот, его противник — зол, бесчестен, воинствен, самоуверен и коварен. Принцип антитезы используется и при описании внешности: напр., Илья Муромец — человек обычного роста, а его противник Идолище устрашающих размеров.

2. Прием выделения

Прием выделения применяется зачастую уже в зачине для того, чтобы показать, о ком пойдет речь в былине. Например, зачин былины «Бой Алеши со Змеем»:

Да у князя было, князя Володимира,
Собирался в него да пир-беседушка,
И честна, и хвальна, да многорадостная.
Во-пиру-то бы сидели князья, богатыри,
Они сильные могучие богатыри.
Да и нету во пиру-то млад Алешеньки,
Млад Алешеньки свет Поповича.

В этом зачине вы как раз и видите, как сказитель приемом выделения дает понять, что главным героем былины будет Алеша.

Во многих былинах мы можете встретить ситуацию, когда князь Владимир обращается с каким-либо важным делом к богатырям, а они замолкают и и друг за друга прячутся. И лишь один-единственный вызывается выполнить важное поручение. И это не потому, что все трусливы и лишь один — смел. Нет, тут просто действует прием выделения одного героя из многих, т.к. в былине все подчинено созданию образа богатыря. И рассмотренный нами прием выделения также служит именно этой цели.

3. Прием гиперболизации

Гиперболизация (чрезмерное преувеличение) является важнейшим принципом создания былин. В них гиперболизируется сила не только богатырей, но и их противников. И чем больше эта сила противников, тем значительней оказывается победа богатырей над ними, тем большего прославления они заслуживают. Таким же приемом описывается и сила богатырских коней, да и многие другие моменты. Например, богатство Дюка Степановича из Галича описывается так:

«Владимир ты князь да столен-киевской!
Пришли-тко бумаги сюды три воза,
А пошли сюды да тридцать писчиков,
Не описать именья будет в три года,
Во тех межах буде числа не дать».

(Это пишет Добрыня, которого послали в Галич, чтобы удостовериться в словах Дюка Степановича)

4. Диалоги

Значимую роль в композиционном построении былины играют диалоги: они драматизируют сюжет и помогают полнее охарактеризовать героев, раскрывая их переживания и мысли. Часто диалог является поворотным моментом былины. Очень хорош пример былины «Добрыня Никитич и Василий Казимирович»: на пиру «удалый добрый молодец» Василий Казимирович получает от князя Владимира задание отвезти огромную дань Батуру Батвесову. Опечаленным уходит Василий с пира: не по душе ему везти дань бусурманину. Встречает он Добрыню и между ними состоится разговор. Узнав о поручении князя Добрыня Никитич говорит:

«Не возьмем везти от князя от Владимира,
Не возьмем от него дани-пошлины, —
Мы попросим от собаки Батура Батвесова,
Мы попросим от него дани-пошлины»

С помощью этого диалога сказитель неожиданно меняет сюжет, пафос былины возрастает, растет внимание и чувство облегчения у слушателей: не подвел дорогой Добрынюшка, не посрамил честь свою и землю русскую. Таким нехитрым, но эффектным способом раскрывается чувство национальной гордости одного из самых любимых русских богатырей.

4. Прием повторений

Важную композиционную роль в былинах выполняет прием повторений отдельных эпизодов, речи героев и т. п. Чаще всего это повторение трехкратное, но может быть и двукратным. Основное назначение подобных повторений — наиболее отчетливо выразить особенно важную для былины мысль, акцентировать внимание слушателя на каких-нибудь очень значительных в смысловом отношении эпизодах, тех или иных поступках героев. Приведем такой пример:

Увидев с горы неисчислимое войско противника и поняв, что одному с ним не справиться, Илья Муромец обращается к богатырю Самсону Самойловичу с такой взволнованной речью:

Крестный ты мой, батюшка, Самсон Самойлович,
И вы русский могучий богатыри,
Вы седлайте-тко добрых коней,
А и садитесь вы да на добрых коней,
Поезжайте-тко да во раздолыщо чисто поле,
А и под тот под славный стольний Киев град.
Как под нашим-то под городом под Киевом
А стоит собака Калин царь,
А стоит со войсками великима,
Разорить хотит ён стольний Киев град,
Чернедь мужиков он всех повырубить,
Божьи церкви все на дым спустить,
Князю-то Владимиру да со Опраксой королевичной
Он срубить-то хочет буйны головы.
Вы постойте-тко за веру, за отечество,
Вы постойте-тко за славный стольний Киев град,
Вы постойте-тко за церквы ты за божий,
Вы поберегите-тко князя Владымира,
И со той Опраксой королевичной!
(Гильфердинг, т. 2, с. 25)

На это Самсон Самойлович отвечает:

Ай же крестничек ты мой любимыий,
Стары я казак да Илья Муромец!
А и не будем мы да и коней седлать,
И не будем мы садиться на добрых коней,
Не поедем мы во славно во чисто поле,
Да не будем мы стоять за веру, за отечество,
Да не будем мы стоять за стольний Киев град,
Да не будем мы стоять за матушки божьи церкви,
Да не будем мы беречь князя Владымира
Да еще с Опраксой королевичной.
У него ведь есте много да князей бояр,
Кормит их и поит да и жалует,
Ничего нам нет от князя от Владымира.
(Гильфердинг, 2, с. 25-26)

Услышав отказ Самсона Самойловича, Илья Муромец вновь обращается к нему и другим богатырям с призывом встать на защиту Киева. Самсон Самойлович опять отвечает отказом. Илья Муромец третий раз обращается к русским богатырям. В третий раз Самсон Самойлович отвечает отказом. Обращение Ильи Муромца и ответ на него в былине трижды повторяется дословно.

В чем смысл и художественная необходимость такого повторения? Значение этого троекратного повторения диалога огромно. Во-первых, в нем выражается основная патриотическая идея былины — необходимость стояния за русскую землю; во-вторых, в нем выражается социальный конфликт между князем Владимиром и богатырями и, в-третьих, посредством этого приема подчеркиваются, необычайно ярко выражаются главные черты Ильи Муромца — его патриотизм, воля и настойчивость: в то время, когда над Родиной нависла смертельная опасность, он забывает личную обиду, выступает на защиту Родины, трижды обращается к русским богатырям с призывом встать на защиту отечества.

Стилистические особенности былин

Былины созданы тоническим (его еще называют былинным, народным) стихом. В произведениях, созданных тоническим стихом, в стихотворных строках может быть разное количество слогов, но должно быть относительно равное количество ударений. В былинном стихе первое ударение, как правило, падает на третий слог от начала, а последнее — на третий слог от конца стиха.

Стилистическое своеобразие былин определяется традиционностью выразительных средств жанра. В былинах наиболее употребительны такие литературные приемы как эпитеты, сравнения, тавтологические обороты. Эпитеты в былинах выражают то или иное отношение народа к изображаемым событиям, то есть имеют определенное оценочное значение. Главный герой былин – «могучий богатырь». Он неизменно называется «добрым молодцем», «удалым молодцом». У него «силушка великая», «громкий голос», «сердце богатырское». Верным помощником богатыря является конь, который в былинах наделяется яркими эпитетами: «богатырский», «добрый», «резвый» и т.п. Типичны и тавтологические эпитеты: светлая светлица, соль соленая, старость стара, меды медвяные.

Для выражения противопоставления в былинах используются увеличительные и уменьшительно-ласкательные формы: ручища словно граблища, глазища, головища с лоханищу, Илюшенька, Добрынюшка, Алешенька, Овдотьюшка.

Читать онлайн

книги о тайнах и загадках истории, а также о необъяснимых явлениях на нашем сайте

Былины. Классификация. Киевский цикл былин, их героическое содержание. Художественное своеобразие.

Просмотр содержимого документа
«Былины. Классификация. Киевский цикл былин, их героическое содержание. Художественное своеобразие.»

Былины. Классификация. Киевский цикл былин, их героическое содержание. Художественное своеобразие.

Былины – это эпические песни, в которых воспеты героич. события или отдельные эпизоды древнерусской истории. В начале они оформились и развились в период ранней русской государственности в Киевской Руси. Былины – песни не только о подвигах, но и о жизни. Существует цикл былин, в которых изображен подвиг богатырей. Он имеет госуд. характер во славу гос-ва. Богатырь живет ради сохранности гос-ва, он против раздробленности, мыслит по государственному. Князья могут быть крамольниками, но богатырь всегда за объединение. Былины худ. обобщили историческую действительность 10-16вв., но выросли они из архаической, эпической традиции, унаследовав от нее многие черты. Монументальные образы богатырей поэтически соединили реальную жизненную основу с фантастическим вымыслом. В народе былины называли «старинами», т.е песнями о событиях реального далекого прошлого. Термин былина научный.

Все былины классифицируются по ряду принципов: -по географическому 1) Киевские 2) Новгородские; -по содержанию:1) Героические 2) Социально-бытовые; -по имени государя, которому служат богатыри (Владимирова цикла).

Киевские былины. Их признаки: 1) действие происходит в Киеве или около; 2) в центре события князь Владимир; 3) основная тема – защита рус. земель от кочевников; 4) исторические занятия и быт характерны для Киевской Руси; 5) события и враги русской земли до монгольского периода.

Киев воспет как центр русских земель. Из Мурома, Ростова, Рязани едут богатыри на службу в Киев. Формирование Киевского цикла былин опред. историческими обстоятельствами в 9-11вв. Киев достиг высокого могущества. Они воспели служение богатырей князю и русской земле. Они отразили и более позднее время, в них отражена борьба русских с татаро-монгольским игом. Пропп в монографии «Русский героический эпос» выделяет еще более ранний слой былин. К таким былинам он отнес былину «О Волхе». Пропп ясно сказал о том, как складывается жизнь и получается, что догосударственному времени отнесен не только сюжет, но и сама былина, ее создание, затем древний сюжет захвата женщин и территорий в былине обрастал чертами эпоса позднего 12вв. Волх получает задание идти в поход. Образ пира, как совета, есть общие места, чисто былинное поэтич средство.

Читайте также  Что выбрать для новогоднего концерта

«Былина о великом богатыре Святогоре». Пропп говорит, что в ней отразилась смена представлений об огромном мире, как идеале. О разуме земледельца. Содержиться идеал землевладельчества, а не охотника, как было раньше. Из всех князей выдвинут князь Владимир – он положит образ, т. к. она объединил русские земли. При нем была принята религия – христианство. Он привлекал в дружину из разных слоев общества.

Формируется круг богатырей: Илья Муромец, Алеша Попович и т.д. Впервые эти былины были опубликованы в сборнике « Древние русские стихотворения» Даниловым.

Худ. особенности. Былины строятся по определённому плану.

Большинство былин начинается зачином. В нём обычно говорится о месте действия или о том, куда и откуда поехал богатырь.

События в былинах излагаются в строгом порядке, последовательно. Повествование ведётся медленно, не спеша. Так как былины жили в устной передаче, исполнитель их сказывал сосредоточить внимание слушателей на особенно важных, по его мнению, местах. Для этого в былинах широко применяются повторения, обычно троекратные. Так, в былине об Илье Муромце и Соловье-разбойнике трижды повторяется описание силы Соловья-разбойника.

Чтобы придать напевность былине, сделать изложение её более выразительным, музыкальным, часто в былинах повторяются отдельные слова.

Повторения встречаются не только в тексте одной и той же былины. В разных былинах одинаково описываются сходные действия, явления, например седлание богатырского коня, пир у князя Владимира, вражеская сила, бой богатырей с врагами и пр.

Такие сходные описания, встречающиеся в разных былинах (и в сказках), называются общими местами.

Иногда былины заканчиваются особой концовкой — заключением из всего содержания былины.

Главный герой былин — русский богатырь. Чтобы ярче представить силу богатыря, применяется приём гиперболы (преувеличения). Например, вот как описывается бой богатыря с вражеской силой. Если богатырь махнёт правой рукой, среди вражеского стана образуется улица, левой — переулок. Палица (меч) богатыря весит сорок или даже девяносто пудов.

Если богатырь заснёт, то «богатырский сон на двенадцать дён» (дней). Под стать богатырю и его конь. Чтобы подчеркнуть силу русского богатыря, гиперболически изображается его враг.

В былинах, как и вообще в произведениях устной народной поэзии, каждое слово точно и выразительно. В течение веков народные певцы и поэты совершенствовали язык своих поэтических произведений, добиваясь наиболее точного и яркого, выразительного раскрытия через слово самых существенных качеств героев и их поступков. Так, очень богаты и разнообразны в устной поэзии эпитеты — красочные определения, указывающие наиболее существенный признак людей, предметов, явлений жизни.

Часто одни и те же эпитеты постоянно характеризуют тех или иных героев, предметы, явления жизни, природы и т. д. Поэтому их называют постоянными эпитетами. В былинах, например, встречаются такие постоянные эпитеты: дородный добрый молодец, сила великая, славный стольный Киев-град, тугой лук, тетивочка шелковая, стрелочки калёные.

Важную роль в языке былин играют существительные с уменьшительными и ласкательными суффиксами. Они выражают народную оценку героев былин. Богатыри часто называются ласкательными именами: Илюшенька, Добрынюшка Никитич, Микулушка Селянинович и т. п. Суффиксы ласкательного значения применяются и в словах, обозначающих предметы, принадлежащие богатырю. У него «стрелочки калёные», «седёлышко», «уздечки», «войлочки», «потнички» и т. д.

Былина произносится нараспев.

В древней устной народной поэзии есть былины, рассказывающие о мирной, трудовой жизни русского народа. Это былины бытовые. Важнейшая из них — былина о Вольгё и Микуле. В ней прославляется народный труд. В Илье Муромце народ воспел крестьянина-воина, богатыря — защитника родины. В образе Микулы он прославил крестьянина-хлебопашца, богатыря — кормильца страны.

Былины

Внеклассное чтение – это важная часть школьного образования, и отнестись к нему стоит серьезно! Чтение не просто развивает ребенка, оно обогащает его внутренний мир, позволяет расти умным, творческим, успешным!

Былины о главных героях русского эпоса – Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алеше Поповиче, – а также Киевского и Новгородского циклов рекомендованы к прочтению в 7-м классе.

Древнейшие былинные образы 1

Главные герои русского эпоса 2

Богатыри Киевского цикла 28

Богатыри Новгородского цикла 42

Былины

Древнейшие былинные образы

Вольга и Микула

Когда воссияло солнце красное
На тое ли на небушко на ясное,
Тогда зарождался мо́лодой Вольга,
Молодой Вольга Святославович.
Как стал тут Вольга растеть-матереть;
Похотелося Вольги много мудрости:
Щукой-рыбою ходить ему в глубоких морях,
Птицей-соколом летать под о́болока,
Серым волком рыска́ть да по чистыим полям.
Уходили все рыбы во синие моря,
Улетали все птицы за оболока,
Ускакали все звери во темны́е леса.
Как стал тут Вольга растеть-матереть,
Собирал себе дружинушку хоробрую,
Тридцать молодцов да без единого,
А сам-то был Вольга во тридцатыих.
Собирал себе жеребчиков темно-кариих,
Темно-кариих жеребчиков, нелегченыих.
Вот посели на добрых коней, поехали,
Поехали к городам да за получкою.
Повыехали в раздольице чисто поле,
Услыхали во чистом поле оратая:
Как орет в поле оратай, посвистывает,
Сошка у оратая поскрипливает,
Омешки по камешкам почиркивают.
Ехали-то день ведь с утра до вечера,
Не могли до оратая доехати.
Они ехали да ведь и другой день,
Другой день ведь с утра до вечера,
Не могли до оратая доехати
Как орет в поле оратай, посвистывает,
Сошка у оратая поскрипливает,
А омешки по камешкам почиркивают.
Тут ехали они третий день,
А третий день ещё до па́бедья,
А наехали в чистом поле оратая:
Как орет в поле оратай, посвистывает,
А бороздочки он да пометывает,
А пенье́, коренья вывертывает,
А большие-то каменья в борозду валит,
У оратая кобыла соловая,
Гужики у нее да шелковые,
Сошка у оратая кленовая,
Омешики на сошке булатные,
Присошечек у сошки серебряный,
А рогачик-то у сошки красна золота.
А у оратая кудри качаются,
Что не скачен ли жемчуг рассыпаются;
У оратая глаза да ясна сокола,
А брови у него да черна соболя;
У оратая сапожки зелен сафьян:
Вот шилом пяты, носы востры,
Вот под пяту воробей пролетит,
Около носа хоть яйцо прокати,
У оратая шляпа пуховая,
А кафтанчик у него черна бархата.
Говорит-то Вольга таковы слова:
«Божья помочь тебе, оратай-оратаюшко,
Орать, да пахать, да крестьяновати,
А бороздки тебе да пометывати,
А пенья, коренья вывертывати,
А большие-то каменья в борозду валить!»
Говорит оратай таковы слова:
«Поди-ка ты, Вольга Святославович,
Мне-ка надобно Божья помочь крестьяновати!
А куда ты, Вольга, едешь, куда путь держишь?»
Тут проговорил Вольга Святославович:
«Как пожаловал меня да ро́дной дядюшка,
Ро́дной дядюшка да крестный батюшка,
Ласковый Владимир стольнекиевский,
Тремя ли городами со крестьянами
Первыим городом Курцовцем,
Другим городом Ореховцем,
Третьим городом Крестьяновцем;
Теперь еду к городам да за получкою».
Тут проговорил оратай-оратаюшко:
«Ай же ты, Вольга Святославович!
Там живут-то мужички да всё разбойнички,
Они подрубят-то сляги калиновы,
Да потопят тя в реку да во Смородину.
Я недавно там был в городе, третьего дни,
Закупил я соли цело три меха,
Каждый мех-то был ведь по сту пуд,
А сам я сидел-то сорок пуд,
А тут стали мужички с меня грошов просить;
Я им стал-то ведь грошов делить,
А грошов-то стало мало ставиться,
Мужичков-то ведь да больше ставится.
Потом стал-то я их ведь отталкивать,
Стал отталкивать да кулаком грозить,
Положил тут их я ведь до тысячи;
Который стоя стоит, тот сидя сидит,
Который сидя сидит, тот и лежа лежит».
Тут проговорил ведь Вольга Святославович:
«Ай же ты, оратай-оратаюшко!
Ты поедем-ка со мною во товарищах».
А тут ли оратай-оратаюшко
Гужики шелковые повыстегнул,
Кобылу из сошки повывернул,
Они сели на добрых коней, поехали.
Как хвост-то у ней расстилается,
А грива́-то у нее да завивается,
У оратая кобыла ступью пошла,
А Вольгин конь да ведь поскакивает.
У оратая кобыла грудью́ пошла,
А Вольгин конь да оставается.
Говорит оратай таковы слова:
«Я оставил сошку во бороздочке
Не для-ради прохожего-проезжего:
Маломожный-то наедет – взять нечего,
А богатый – тот наедет, не позарится, —
А для-ради мужичка да деревенщины.
Как бы сошку из земельки повыдернути,
Из омешиков бы земельку повытряхнути
Да бросить сошку за ракитов куст?»
Тут ведь Вольга Святославович
Посылает он дружинушку хоробрую,
Пять молодцев да ведь могучиих,
Как бы сошку из земли да повыдернули,
Из омешиков земельку повытряхнули,
Бросили бы сошку за ракитов куст.
Приезжает дружинушка хоробрая,
Пять молодцев да ведь могучиих,
Ко той ли ко сошке кленовенькой;
Они сошку за обжи вокруг вертят,
А не могут сошки из земли поднять,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросить сошки за ракитов куст.
Тут молодой Вольга Святославович
Посылает он дружинушку хоробрую,
Целыим он да ведь десяточком.
Они сошку за обжи вокруг вертят,
А не могут сошки из земли выдернуть,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросить сошки за ракитов куст.
И тут ведь Вольга Святославович
Посылает всю свою дружинушку хоробрую,
Чтобы сошку из земли повыдернули,
Из омешиков земельку повытряхнули,
Бросили бы сошку за ракитов куст.
Они сошку за обжи вокруг вертят,
А не могут сошки из земли выдернуть,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросить сошки за ракитов куст.
Тут оратай-оратаюшко
На своей ли кобыле соловенькой
Приехал ко сошке кленовенькой;
Он брал-то ведь сошку одной рукой,
Сошку из земли он повыдернул,
Из омешиков земельку повытряхнул,
Бросил сошку за ракитов куст.
А тут сели на добрых коней, поехали.
Как хвост-то у ней расстилается,
А грива-то у ней да завивается.
У оратая кобыла ступью пошла,
А Вольгин конь да ведь поскакивает.
У оратая кобыла грудью пошла,
А Вольгин конь да оставается.
Тут Вольга стал да он покрикивать,
Колпаком он стал да ведь помахивать:
«Ты постой-ка ведь, оратай-оратаюшко!
Как бы этая кобыла коньком бы была,
За эту кобылу пятьсот бы дали́».
Тут проговорил оратай-оратаюшко:
«Ай же глупый ты, Вольга Святославович!
Я купил эту кобылу жеребеночком,
Жеребеночком да из-под матушки,
Заплатил за кобылу пятьсот рублей;
Как бы этая кобыла коньком бы была,
За эту кобылу цены не было бы».
Тут проговорит Вольга Святославович:
«Ай же ты, оратай-оратаюшко!
Как-то тебя да именем зовут,
Нарекают тебя да по отечеству?»
Тут проговорил оратай-оратаюшко:
«Ай же ты, Вольга Святославович!
Я как ржи-то напашу да во скирды сложу,
Я во скирды сложу да домой выволочу,
Домой выволочу да дома вымолочу,
А я пива наварю да мужичков напою,
А тут станут мужички меня похваливати:
«Молодой Микула Селянинович!»
Тут приехали ко городу ко Курцевцу,
Стали по городу похаживати,
Стали города рассматривати,
А ребята-то стали поговаривати:
«Как этот третьего дни был да мужичков он бил!»
А мужички-то стали собиратися,
Собиратися они да думу думати:
Как бы прийти да извинитися,
А им низко бы да поклонитися.
Тут проговорил Вольга Святославович:
«Ай же ты, Микула Селянинович!
Я жалую от себя тремя городами со крестьянами.
Оставайся здесь да ведь наместником,
Получай-ка ты дань да ведь грошовую».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: