Анжелика холина: балет без балета - OXFORDST.RU

Анжелика холина: балет без балета

Анжелика Холина

Режиссер, хореограф-постановщик

Биография

В 1989 г. окончила Вильнюсскую школу балета. В 1996 г. – Российский институт театрального искусства (ГИТИС) по специальности «режиссер-балетмейстер» (курс О.Г. Тарасовой).

Первый балет Анжелики Холиной – «Медея» на музыку A. Рекашюса в Литовском национальном театре оперы и балета (1996 г.) – был удостоен Премии Святого Христофора.

Анжелика Холина дважды становилась лауреатом премии Литовского Министерства культуры «Золотой крест сцены» за хореографические спектакли «Отелло» (2006 г.) и «Анна Каренина» (2010 г.)

В 2000 г. был основан Театр танца Анжелики Холиной А |CH.

Поставила пятнадцать хореографических спектаклей, два балета, более ста хореографических миниатюр, мюзикл и оперетту. Ставила хореографические номера для оперных спектаклей и фильмов кинокомпании «Warner Brothers».

Хореографические миниатюры, поставленные для учащихся Вильнюсской школы балета и Мюнхенской международной школы балета, были отмечены премиями на международных конкурсах балета в Лозанне, Варне, Москве, Париже, Токио, Нью-Йорке, Стокгольме, Мюнхене и Хельсинки.

Является доцентом Литовской академии музыки и театра.

С 2008 г. сотрудничает с Театром имени Евгения Вахтангова, в котором поставила хореографические спектакли «Берег женщин» (2008 г.), «Анна Каренина» (2012 г.), «Отелло» (2013 г.), «Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди» (2015 г.). Как режиссер-хореограф принимала участие в создании спектаклей «Евгений Онегин» (2013 г.), «Минетти» (2015 г.) и «Царь Эдип» (2016 г.), поставленных Римасом Туминасом.

В 2016 г. дебютировала в Большом театре в качестве хореографа, приняв участие в постановке оперы «Катерина Измайлова» Д. Шостаковича (режиссер-постановщик Римас Туминас).

В 2017 г. создавала хореографию для одноактных опер «Царь Эдип» И. Стравинского и «Замок герцога Синяя борода» Б. Бартока, поставленных на сцене Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (режиссер-постановщик Римас Туминас).

В 2011 г. была награждена Рыцарским крестом ордена «За заслуги перед Литвой» в области культуры, а в 2016 г. – высшей государственной наградой деятелей культуры Литвы – Золотым знаком почета «Неси свой свет и верь».

Основные работы Анжелики Холиной:
Балет «Медея» на музыку A. Рекашюса в Литовском национальном театре оперы и балета (1996 г.)
«Песни женщин» по песням М. Дитрих в Литовском национальном театре драмы (1998 г.)
«Кармен» на музыку Ж. Бизе — Р. Щедрина в Литовском национальном театре драмы (1998 г.)
«Танцы сумасшедших девчонок» на музыку A. Вивальди и К. Сен-Санса в Театре Оскараса Коршуноваса (1999 г.)
«Дом Бернарды Альбы» по пьесе Ф.Г. Лорки в Литовском национальном театре драмы (2000 г.)
«Tango in Fa» на музыку A. Пьяццоллы в Театре танца Анжелики Холиной (2001 г.)
«Любовь» на музыку современных композиторов в Театре танца Анжелики Холиной (2002 г.)
«Ромео и Джульетта» на музыку современных композиторов в Театре танца Анжелики Холиной (2003 г.)
«Болеро» М. Равеля в Театре танца Анжелики Холиной (2004 г.)
«Люди», по мотивам литовской народной музыки в Театре танца Анжелики Холиной (2005 г.)
«Отелло» на музыку Дж. Адамса и других композиторов в Театре танца Анжелики Холиной (2006 г.)
«Фантазия для пяти элементов» на музыку современных композиторов в Театре танца Анжелики Холиной (2007 г.)
«Мужчины и женщины» на музыку из классических балетов в Театре танца Анжелики Холиной (2009 г.)
Оперетта «Мадам Помпадур» Л. Фаля в Каунасском музыкальном театре (2010 г.)
«Анна Каренина» на музыку А. Шнитке в Театре танца Анжелики Холиной (2010 г.)
Балет «Барбора Радвилайте» на музыку С. Вайнюнаса, А. Малциса, М. Горецки в Литовском национальном театре оперы и балета (2011 г.)
Мюзикл «Легенда любви Сигизмунда Августа и Барборы Радвилайте» К. Машанаускаса (2014 г.)
«Идиот» по роману Ф. Достоевского в Театре танца Анжелики Холиной (2017 г.)

Анжелика Холина: балет без балета

Есть особая прелесть, когда приходится писать о молодом художнике, неважно кто это – певец, танцор, музыкант-исполнитель. Потому что устоявшихся взглядов на его творчество – нет, он ещё полон сил, и наконец, от молодого маэстро можно ждать очень многого.

В этом отношении очень интересно наблюдать за хореографом театра Вахтангова (г. Москва) – Анжеликой Холиной.

Её жизненная и творческая биография укладывается в жанр мини-описания:

– 1990г. – Вильнюс (Литва) – явление, пока ещё на свет;

– 1989г. – окончена Вильнюсская школа балета;

– с 1991г. начала ставить балеты, т.е. – это факт рождения молодого (21 год) хореографа;

– попутно закончила ГИТИС (РАТИ) в Москве в 1996г, создала в Литве – Театр танца Анжелики Холиной (A|CH) – 2000г., а с 2008г. сотрудничает с театром Вахтангова, где её называют режиссёром-хореографом;

– уже успела получить литовский орден «Рыцарский крест» в 2011г., но что гораздо важнее, её учеников (из Вильнюса) уже знают на международных балетных конкурсах, а имя Анжелики Холиной известно в европейских и американских балетных кругах.

Почему театру Вахтангова повезло с Анжеликой Холиной?

История этого театра, тесно связанного с музыкой, необычна, это смешение жанров от классической трагедии до озорного водевиля, это яркие актёры, незабываемые спектакли. Это бурлеск, смех, шутка, но и – глубина мысли и философское начало в то же время.

Сегодня театр – это богатая история и традиции, это режиссёр Римас Туминас. Кроме того, что он талантлив, он ещё и литовец. А это значит, что российским актёрам вольно или невольно «вливается/прививается» некая порция «иной крови». Как режиссёр Р.Туминас стал лауреатом государственной премии РФ и награжден орденом Дружбы народов. Это к вопросу о вкладе Туминаса в российскую культуру.

И вот режиссёр А. Холина попадает в эту среду, и как хореограф получает возможность работать с российскими актёрами. Но возможно, что и она вносит в работу какие-то национальные традиции, по-иному расставляет акценты.

В итоге – изумительная смесь, «коктейль» необычный по вкусу, что всегда было свойственно вахтанговскому театру. Вот и получается, что балетмейстер Анжелика Холина нашла свой театр, а театр получил талантливого режиссёра-хореографа.

О хореографии и исполнителях

В танцевальных спектаклях А.Холиной выступают исключительно драматические актёры, исключение – О.Лерман, у которой за плечами хореографическое училище.

Описывая эти хореографические «фантазии» в исполнении актёров надо сказать что:

– работа рук – очень выразительна (а драматические актеры это могут делать хорошо), на работу кисти руки (в соло и ансамблях) надо тоже обращать внимание;

– о разнообразии поз (и в динамике, и в статике), рисунке, «группировке» тела – заботится хореограф, это её работа;

– работа ног – тоже достаточно выразительна, но это не балет, это другое, но не менее интересная театральная форма;

– движение актеров на сцене – скорее обычные, а не привычно балетные па. Но они получают какое-то развитие и заострённость. В обычном драматическом спектакле – таких движений (по диапазону, размаху, выразительности) – нет, там они не нужны. Значит, отсутствие слова заменяется пластикой тела актера, но балетный танцор такой хореографический «набор» (иногда из-за простоты), скорее всего, выполнять (протанцовывать) – не стал бы. А актеры драмы делают с удовольствием;

– но конечно можно увидеть и рассмотреть и какие-то чисто балетные проявления (вращения, поддержки, шаги, прыжки)

Вот и получается, что на пути от драмы к балету возможны варианты спектаклей без слов, драматического балета и т.п., что Анжелика Холина успешно и талантливо делает.

Кстати, актер А. Нестеренко (вахтанговец) назвал эти представления «танцевальными спектаклями».

Что смотреть

Сегодня в Вахтанговском театре идут 4 спектакля Анжелики Холиной: «Анна Каренина», «Берег женщин», «Отелло», «Мужчины и женщины». Жанр их определён как бессловесные (невербальные) спектакли, т.е. диалогов и монологов – нет, действие передается посредством движения и пластики. Естественно, что звучит музыка, но «танцуют» исключительно драматические актеры.

Видимо, поэтому представления и обозначены не как балеты, а иначе, например, как «хореографическая композиция» или «драма в танцах». В интернете можно найти достаточно масштабные ролики этих спектаклей, а «Берег женщин» – представлен почти полной версией.

В сети, есть и ролик «Кармен»:

это спектакль театра балета Анжелики Холиной (A|CH), но работают или точнее «танцуют» в нём – актеры театра Вахтангова.

Ролики «Кармен» и «Анна Каренина» определены как интервью на фоне спектакля, т.е. представлены наиболее яркие фрагменты и высказываются актёры и хореограф:

Так вот эта форма, когда актёры «танцуют», а потом – говорят, представляется очень удачной, потому что даёт возможность многое понять.

Что интересного сказала сама Анжелика Холина и её актеры:

– «спектакль должен быть достоин сцены…, должно быть большое сцепление энергии»;

– «самый главный критерий, когда артист хочет (работать/танцевать) и когда он – хороший человек»;

– «русские (актёры) чувствуют также, но только в 100 раз больше и глубже, и шире. Это мне подходит. Масштаб их души… русские артисты умеют выразить то, что я хочу»;

– «надо подать все движения и сделать так, чтобы они были ясными». Это скажет актёр Л.Бечевин, а значит, исполнители понимают, какой смысл и содержательность должно нести хореографическое начало, и зритель это может увидеть и понять;

– «их (актёров) не заставишь делать на сцене то, что они не понимают, а значит, каждый шаг должен быть оправдан». Это снова слова хореографа.

О музыке и остальном

Роль музыки у А.Холиной – велика. Музыка многое договаривает, подчёркивает, выделяет и поэтому музыкальной материал, иначе как высокой классикой не назовёшь.

В «Кармен»- это Бизе-Щедрин, в «Анне Карениной» – ярко-театральный Шнитке. В «Отелло»- музыка ДжАдамса, а «Берег женщин» – песни Марлен Дитрих о любви на английском, немецком, французском и иврите.

«Мужчины и женщины» – использована музыка романтических классических балетов. Тема представления – Любовь и сценарии, по которым живут люди, а значит это попытка сказать о самых высоких чувствах средствами искусства иными, чем слово и, может быть, найти её иное понимание.

В «Отелло» сценическая наполненность достигается за счёт количества танцоров и масштабной символической конструкции в виде шара.

В последних спектаклях «Отелло» и «Берег…» – возрастает роль массовых сцен, словно хореограф входит во вкус.

И ещё маленький, но весьма показательный штрих: когда Анжелика Холина рассказывает о спектакле, актёрах, то невольно бросается в глаза её «прибалтийская» сдержанность. Но как же все это контрастирует с динамикой движения, страстями, эмоциями её спектаклей. Вот уж действительно – небо и земля!

Читайте также  Разновидности гитарного боя

Сегодня, когда звучат слова о современном балете, то речь может идти об очень разных представлениях. И многое зависит от режиссёра, создателя спектакля и актёров, с которыми он работает. А уж если маэстро-постановщик не обделён талантом, то мы просто сталкиваемся с новым явлением в театральном жанре, что ярко видно на примере хореографа Анжелики Холиной.

А самый последний совет: начните знакомство с Анжеликой Холиной с её спектакля «Кармен», а дальше – только удовольствие и наслаждение.

Анжелика Холина

«Огромный плюс спектаклей — безупречный стиль. Богатая фантазия Холиной не противоречит чувству меры. Искусно поставленный свет, фантастически красивые костюмы… Нельзя не отметить и впечатляющую танцевальную подготовку труппы. Кто знает, может быть, хореографические спектакли совсем скоро перестанут быть новинкой репертуара Театра Вахтангова и станут его основой?» (Любовь Лебедина).

Хореограф-постановщик

Анжелика Холина — одна из самых известных режиссеров-хореографов Литвы, доцент Литовской Академии Музыки и Театра, основатель театра танца А|CH.

В 1989 году окончила Вильнюсскую школу балета.

В 1996 г. в Российском университете театрального искусства (ГИТИС) получила специальность режиссера — балетмейстера (курс О.Г. Тарасовой ). Ее хореографическим дебютом стал балет в двух действиях «Медея» (1996 г.), который был удостоен премии «Св. Христофор».

Анжелика Холина дважды становилась лауреатом премии Литовского Министерства Культуры «Золотой Крест сцены» — за хореографические спектакли «Отелло» (2006) и «Анна Каренина» (2010).

В 2000 г. хореограф Анжелика Холина и Грета Холина (занимающая должность директора театра) основали Театр танца Анжелики Холиной А |CH , который сегодня является одним из самых крупных, профессиональных и успешных театров в Литве.

Анжелика Холина создала уникальный синтез классического балета, современного танца и актерского мастерства. В ее спектаклях вместе с профессиональными артистами балета в сценическом действии принимают участие и актеры драматических театров. Творческая смелость, исполненная смысла эстетика, точно подобранная музыка, костюмы и сценография придает спектаклям особую выразительность настоящего, живого театра. Каждая ее постановка отличается особым хореографическим почерком, музыкальностью, тонкой эстетикой, интересными режиссёрскими решениями.

В течение своего 25 летнего творческого пути Анжелика Холина поставила 15 хореографических спектаклей, 2 балета, мюзикл, оперетту, более 100 хореографических миниатюр, а также хореографические номера к операм и фильмам кинокомпании «Warner Brothers».

Миниатюры современной хореографии в постановке Анжелики Холиной с учениками Вильнюсской Балетной школы и Мюнхенской академии танца, награждены Grand-prix и золотыми медалями в международных конкурсах балета в Лозанне, Варне, Москве, Париже, Токио, Нью-Йорке, Стокгольме, Мюнхене и Хельсинки.

С 2008 года Анжелика Холина сотрудничает с Театром имени Евгения Вахтангова, в котором она поставила хореографические спектакли «Берег женщин» (2008), «Анна Каренина» (2012), «Отелло» (2013), «Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди» (2015). Впервые в хореографических спектаклях Анжелики Холиной на сцене драматического театра, без слов, с потрясающей выразительностью жеста и мимики стали играть исключительно драматические артисты.

Как режиссер – хореограф принимала участие в создании спектаклей Вахтанговского театра — «Евгений Онегин» (2013), «Минетти» (2015) и «Царь Эдип» (2016), поставленных Римасом Туминасом.

В 2015 году в Большом театре России вместе с Римасом Туминасом в качестве хореографа выпустила премьеру оперы «Катерина Измайлова» Дмитрия Шостаковича, а в феврале 2018 — оперу «Пиковая дама» П.И. Чайковского. В марте 2017 года участвовала в выпуске двух одноактных опер — «Царь Эдип» Игоря Стравинского и «Замок герцога Синяя борода» Белы Бартока (режиссер-постановщик Римас Туминас) на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

В июне 2019 — на Международном фестивале античной драматургии в Помпеи как хореограф работала над созданием спектакля «Эдип в Колоне» по пьесе Руджеро Каппуччо (постановка Римаса Туминаса).

В 2011 году Анжелика Холина награждена Рыцарским крестом ордена «За заслуги перед Литвой» в области культуры, а в 2016 году высшей государственной наградой деятелей культуры Литвы, Золотым знаком почета «Неси свой свет и верь».

Анжелика Холина: «Правда о человеке лишь в его творчестве»

«У каждого человека – свой язык тела. Природная пластика – настоящий «предатель», который скажет о тебе гораздо больше, чем расскажешь словами», – говорит режиссер, хореограф Анжелика Холина.

– Анжелика, вы начали заниматься хореографией в пятилетнем возрасте. Когда вы поняли, что танец станет делом вашей жизни?

– Оглядываясь в прошлое, понимаю, что именно в моем случае профессия выбрала меня. Жизненные события развивались так, чтобы я начала ставит как можно быстрее. Мой интерес к хореографии проявился ещё в детском саду, где я с большим вдохновением ставила танцы снежинок и гномиков для Новогодней ёлки, танцевала в кружке и позже поступила в хореографическое училище. В период обучения ставила концертные номера, а в выпускном классе замахнулась на целый балет. Меня не взяли в театр, как балерину, но я особо не переживала, поехала в Москву по ступать в балетмейстерский факультет ГИТИСа и стала первой студенткой, которая была принята на режиссуру балета в 18-летнем возрасте. Окончив обучение, в 24 года поставила двухактный балет «Медея» на музыку А. Рекашюса в Национальном театре оперы и балета Литвы, который был отмечен театральной премией «Кристофор». С тех пор я режиссёр-балетмейстер и ставлю не только балеты, но и оперы, спектакли танца, оперетты, мюзиклы, хореографию в кино и драматических спектаклях режиссера Римаса Туминаса.

– Кого вы считаете своим учителем – человеком, чьё мнение для вас важно?

– В ГИТИСе я училась у великого педагога Ольги Георгиевны Тарасовой, которая рискнула взять к себе на курс без опыта артистки балета. В период обучения она не только дала мне знания, но и повлияла на мышление, вкус и до сих пор является моим светом в профессии и советчиком в жизни.

– Кто для вас кумир в профессии?

– Такой же вопрос после премьеры оперы Дмитрия Шостаковича «Катерина Измайлова» мне задал руководитель балетной труппы Большого театра Махар Вазиев, на который я ответила, что кумиров у меня нет. На что он сказал: «Вы ненормальная?» Хотя мне кажется, что я как раз нормальная – интересуюсь тем, что делают мои коллеги, ориентируюсь в том, что происходит в мире искусства, но мне никогда не хотелось за кем-то следовать, потому что у меня есть своё мировоззрение и свой мир, в котором мне всегда интересно.

– Часто люди, связанные с танцем и привыкшие выражать свои чувства на языке пластики, через движения, не очень разговорчивы и тем более неохотно дают интервью, вы общительный человек?

– И да, и нет. Мир несправедлив, но я люблю людей. В них мне одинаково интересны и плохие, и хорошие стороны. Общение – моя страсть, хотя это и приносит много боли. Мне нравится познавать людей, исследовать их души, переживать за их судьбы. Наблюдения жизни помогают мне приблизиться к правде о людях в спектаклях. Но если вам нужна правда о человеке, то в интервью вы её не найдёте, потому что, давая интервью, человек подсознательно создаёт миф о себе. Правду о нём вы найдёте лишь в его творчестве.

– С чего для вас начинается работа над спектаклем?

– С четкого появления в голове темы, на которую мне есть что сказать.

– У вас есть опыт работы во многих странах мира, с артистами разных культур. Насколько различен язык пластики?

– Люди везде одинаковые. Их объединяет то, что у всех есть душа, которая национальности не имеет. У всех те же переживания, боли и страхи. Из своего опыта могу сказать, что в театре чувства везде понимают и воспринимают одинаково. Я помню, когда с моим театром а|ch мы были на гастролях в Турции, танцевали «Анну Каренину» и боялись, как же примет спектакль страна, в которой дух мусульманской веры? Но публика в финале плакала и аплодировала так же, как и в Литве, в России или в любой другой стране мира. Человеческая душа везде волнуется одинаково, если это её трогает.

– С Римасом Туминасом вас объединяет многолетнее творческое сотрудничество, расскажите, как начиналась ваша совместная работа?

– Можно сказать, что когда-то он меня спас. После успеха балета «Медея» мне было отказано ставить в Национальном театре оперы и балета. Но во мне кипела идея, и я обратилась к Римасу Туминасу, который тогда был художественным руководителем Национального драматического театра Литвы, и попросила его, чтобы он мне разрешил выпустить уже начатый ставить спектакль. Его тогда удивил мой пыл, и он сказал: «Ставь и выпускай здесь, но с одним условием – возьми в спектакль актёров театра». Так в 1998 году появился спектакль «Песни женщин» на музыку Марлен Дитрих с участием артистов балета и актеров. А в 2008 году этот же спектакль, но в более развёрнутой форме и под названием «Берег женщин» вышел на сцене Театра Вахтангова.

– Как проходит работа над спектаклями Римаса Туминаса? Вы встречаетесь, пытаетесь нащупать какие-то общие ощущения?

– Иногда кажется, что при совместном труде хватает лишь быть как бы «одной крови». Тогда всё становится понятно, легко и превращается в приятный постановочный процесс. Очень важные персоны в создании спектакля художник и композитор. У Римаса Туминаса это Адомас Яцовскис и Фаустас Латенас, который в этом году от нас ушёл.

– Насколько для вас, как для режиссера, важна актерская импровизация? Или артист не должен уходить от строго обозначенного рисунка?

– Я не прошу, чтобы артист помогал мне ставить и тем более импровизировал, потому что я всегда знаю, что я хочу.

– Часто вы работаете с драматическими артистами. Бывают ли «непластичные» актеры? И как вы решаете этот вопрос?

– Мне интересны индивидуальные возможности артиста, поэтому я люблю «копаться» в телах актеров. Из природных данных важно, чтобы артист был координированным и слышал музыку, а всему остальному я должна и могу научить. Конечно, балетная подготовка тела даёт другие технические возможности, но, работая с драматическими актерами, я научилась осмыслять танец.

Читайте также  Где купить пианино и сколько оно стоит?

– К какому жанру, стилю танца относятся ваши спектакли?

– У меня нет определенного стиля. Все мои спектакли очень разные. Стиль спектакля и то, какую хореографическую лексику я буду в нём использовать, мне диктует тема спектакля и «материал» – набор способностей артиста. Интересно, что театралы так и не могут договориться, к какому жанру меня определить. Ставлю я больше 30 лет, а вокруг меня всё ещё кипят дискуссии – вроде это и не классический балет, но и не современный танец. Я владею разными хореографическими стилями, и каждому образу мне интересно придумывать характерную пластику. Хореограф в наше время должен быть сильным режиссером – драматургия спектакля очень важна, а в театре нужно завораживать зрителя, сделать так, чтобы он «не дышал», сопереживал происходящему. И какой там, к чёрту, жанр! Важно лишь какой сам спектакль. Волнует он или нет?

– А что для вас современный театр? Какой театр вам близок?

– Современность – в мышлении, а театр мне нравится живой. В театре я не изобретаю форму, не занимаюсь перформансом. Если я беру литературный материал, стараюсь раскрыть автора, а не самовыразиться. Работая над спектаклем, мне интересны отношения, люди и их судьбы. Я женщина, поэтому мне важна эстетика и красота спектакля. Большую роль играет выбор музыки и музыкальность постановки. Театр – это магия. И ты всегда попадёшь в душу зрителя, если не будешь забывать о сути, о том, что театр появился, чтобы показать человеку, что он плохой, и чтобы напомнить ему, что он смертный.

– Вы много работали в Театре Вахтангова, ставили как собственные спектакли, так и совместно с Римасом Туминасом, что для вас значит сегодня этот театр?

– Это мой второй дом.

– Вы считаете Москву своим городом?

– Где вам комфортнее всего работать?

– Я могу и умею работать везде, только не за всё берусь. В приоритете у меня постановки балетов и опер.

– Множество ваших спектаклей основано на классических литературных произведениях, как вы отбираете материал для будущих постановок?

– Все темы моих постановок – лаборатория исследования собственной души, не более.

– Если говорить об искусстве, было что-то такое в последнее время, что вас особенно впечатлило?

– Я люблю саму жизнь, которую превращаю в искусство, и это мой главный источник впечатлений.

– Что помогает вам восстанавливать силы?

– А я не устаю. В моей жизни нет ничего, что бы меня утомляло. Если хочется проветрить голову – еду на море. В Литве, на побережье Балтийского моря у меня есть своё убежище.

– Анжелика, что бы вы посоветовали людям, которые любят танцевать, но не решаются или не знают, где и как можно попробовать свои силы?

– Даже не знаю. Надо слушать своё тело. Если оно «не решается», может, ему это и ненужно?

– Если согласиться с фразой, что человек – это стиль, насколько важен язык пластики, умение выражать свои мысли невербально в жизни, вне сцены?

– У каждого человека есть свой язык тела. Природная пластика – «предатель», который может о человеке сказать больше, чем он сам о себе расскажет словами. Но в этом и прелесть, потому что истинное счастье человека в проживании себя настоящего.

Анжелика Холина: «Мы «проезжаем» по душам друг друга»

В Театре имени Вахтангова — премьера «Анны Карениной». «ВД» поговорил с постановщиком спектакля хореографом Анжеликой Холиной и узнал, как заставить драматических артистов танцевать и почему люди не могут быть счастливы.

Как получилось, что Вы ставите «Анну Каренину» в Москве?
Предложение мне поступило от Римаса Туминаса. Он захотел продолжить наше сотрудничество после «Берега женщин». Сказал, что эстетика моих спектаклей вписывается в его видение репертуарной политики Театра Вахтангова. Это, конечно, приятно. Кроме того, я счастлива, что ставлю второй спектакль именно в юбилейный сезон этого театра. Значит Маэстро меня ценит.

Как возник интерес к роману Толстого именно как к основе для балета?
Не стоит называть нашу постановку балетом. А насчет интереса. У меня есть принцип: не ставить того, чего не понимаешь и не чувствуешь. Мне очень близка правда Толстого.

В чем для Вас суть романа?
Я точно так же спрашиваю своих артистов «скажите, о чем мой спектакль?». Они отвечают — «обо всем». Понимаете, я хочу отразить в спектакле целую жизнь. Мне трудно выделить что-то одно. Но если обобщить, то, наверное, это спектакль о тоске по любви. Женщина не должна быть орудием для удовлетворения самолюбия мужчины. Для меня поезд у Толстого это общество. Мы «проезжаем» по душе друг друга. Нам всегда всего мало. Я в принципе думаю, что люди не могут быть счастливыми до конца.

Почему?
Никто не понимает, что такое любовь. Все сотрудничают со своим эгоизмом. А настоящая любовь, она приносит только боль. Любовь — это конкретное действие. Любить значит делать что-то для другого.Безвозмездно и вовремя. Сейчас такое время, что все хотят только брать. Никто не дает. Даже если хочешь дать, не знаешь, как это сделать. Нас учат считать и писать, но не учат общаться. Мне кажется, что скоро самыми популярными профессиями будут профессии психолога и психотерапевта. Все будут говорить с ними, а не друг с другом. Хорошо, если психолог попадется честный, и будет стараться помочь. Ведь есть такие, которые просто выписывают таблетки.

К какой мысли Вы хотели бы подвести зрителя?
Вот поэтому я не люблю интервью. Я не хочу к чему либо подводить зрителя и навязывать свою точку зрения.Я только делюсь с ним своими мыслями,а дальше человек сам выбирает, думать ему об этом или нет.

Как Вы считаете, этот роман актуален? Современная молодежь, например, полна цинизма и скепсиса. И вся эта история для них скорее повод для насмешек.
Их можно понять. Ведь этот роман — первое произведение, в котором говорится о праве женщины на любовь. Мы сегодня это право имеем, и все вроде бы равны. Но меня лично интересует в этом романе столкновение разных человеческих природ. Это всегда актуально.

Что Вы имеет в виду?
Как женщины выбирают мужчин? Вот, какой он прекрасный: он знает три языка, играет в теннис, работает в банке, катается на лошадях. Но ведь он это делает для себя. А что он делает для женщины? Как он воспитан? Уважает ли он женщину? Он хочет ее подчинить или он будет носить на руках? Наконец, он эмоциональный человек или рациональный? Вот основные вопросы. Тот же Вронский. Если бы Анна учла, что он жил без отца, что его мама вечно пропадала в салонах, что он не был приучен отдавать. Возникла химия, и она кинулись в отношения как в омут. Подумала, что это любовь. В финале ей кажется, что Бог ее обманул. Но на самом деле она обманула себя сама.

Роль Анны Карениной априори непростая. Почему Вы отдали ее молодой актрисе Ольге Лерман?
Во-первых, ее выбрал Маэстро. А во-вторых, он пригласил Ольгу в труппу. Это говорит о многом. Мне даже кажется, что идея ставить этот спектакль возникла из-за нее. Он хотел видеть Ольгу в роли Анны. И он угадал. Она идеально мне подходит. Она способна мгновенно перевоплотиться, мне только надо дать ей конкретную задачу. У Ольги отличная хватка, она быстро всё запоминает.

У нее есть хореографическая подготовка?
Хореографическая подготовка есть только у того, кто закончил московскую школу, школу в Санкт-Петербурге или в Перьми. Ольга закончила Бакинскую школу народного танца и думала, что никогда больше не будет танцевать. Настолько ей привили нелюбовь. Я ее понимаю, сама заканчивала балетную школу. Знаю, что там за дисциплина, манера поведения с девочками. Мне необходимо было сделать все, чтобы она снова полюбила танец.

В одном из интервью Евгений Князев признался, что сначала был не согласен участвовать, ему была непонятна эстетика невербального театра. Но Вы его уговорили. Как Вам это удалось?
Этому гениальному артисту надо было только понять, что все будет хорошо. Что его никто не поставит в неловкое положение. И я сказала — «мы просто попробуем». Попробовали. И он с головой кинулся в работу.

Он танцует в спектакле?
Конечно! У Князева много хореографического текста.

Вас не смущает возраста артистов?
Возраст имеет только душа человека.

Вы сказали, что «Анна Каренина» — о тоске по любви. Вы поэтому выбрали музыку Шнитке в качестве музыкальной основы спектакля? Услышали эту тоску?
Я бесконечно счастлива, что мне пришла в голову мысль сосредоточиться именно на этой музыке. Настолько она глубока и многослойна. В ней есть и легкость, и глубина. Вообще чего в ней только нет. Надо только услышать.

Есть мнение, что русскую классику могут сыграть и почувствовать только русские артисты.
Я думаю, когда чувствуешь материал, национальность вообще не при чем.

В чем состояла самая большая сложность этой работы?
Ни в чем. Я знаю, чего хочу. И я умею научить. А вахтанговцы умеют учиться.

Что бы Вы еще могли бы сказать о Театре Вахтангова?
Мне нравится атмосфера, которую создает Римас Туминас. Она очень творческая.

Анжелика, почему вы ушли из классического балета?
Я любопытная. Я принимаю все, что мне предлагает жизнь. Не засоряю себя негативом. И я рано начала ставить. В 25 лет сделала в Оперном театре Вильнюса «Медею». Мне тогда захотелось сделать что-то еще, — стала репетировать «Берег женщин». Во мне почувствовали потенциал, стали опасаться. А вдруг я займу их место? Постановку запретили. Через дорогу находился Национальный драматический театр. Я пришла к Римасу Туминасу и сказала «мне не дают сделать спектакль. Может быть, вы дадите?». Как ребенок. Он сказал — «да, давай, только с драматическими артистами». Тогда, в 1998 году и произошло это соединение. До сих пор все спорят, что это за жанр. Кричат «да кто она такая?»

Читайте также  Музыка и цвет: о феномене цветного слуха

Вас это задевает?
Я никогда не читаю тексты критиков. Они не могут сказать мне ничего, чего я не знаю сама.

И все-таки, Вы могли бы сами определить стиль Вашей хореографии?
А надо? Я забочусь не о стиле, а ищу выразительные средства. Либо волнует то, что происходит на сцене. Либо не волнует. По такому принципу делаются все мои спектакли. Их нельзя друг с другом сравнивать .«Кармен» абсолютно не похожа на «Анну Каренину», а «Каренина» на «Медею». Я могу ставить как угодно. И классические балеты тоже. Тема диктует стилистику. Мне, в первую очередь,важно, понял ли зритель что-то, был ли тронут, заставила ли я его быть лучше? Увидел ли он в спектакле самого себя?

Но ведь разница между драматическими и балетными артистами все же существует?
Научить танцевать можно кого угодно. Мне не важно, имеет человек школу или нет. Участвует в спектакле не тело, а душа. Ее надо увидеть и раскрыть, слепить тот образ, который нужен.

У Вас есть ориентиры в мире танца?
Нет. Мой отец — архитектор и художник всегда говорил мне «не смотри, как делают другие, делай сама». Я так и делаю. Нет, я, конечно, ориентируюсь, знаю фамилии, направления, театры. Но не вникаю. Мне интересна я сама. Творчество — это еще один способ познать себя.

Вы считаете, любую ли эмоцию можно станцевать?
Да. Надо просто дружить с собственным телом и подсознанием. Я убеждена, что у каждого из нас своя пластика. Через нее можно многое понять о человеке.

Есть мнение, что режиссер-постановщик, хореограф-постановщик — это не женские профессии.
Я тоже так считаю. Я должна проявить неженские качества, вести людей за собой, должна быть лидером. Я это умею, но не люблю. Мне бы хотелось, чтобы лидером был мужчина.

То есть, выходя из театра, Вы становитесь другим человеком?
Абсолютно. Я умею разделять себя на работе и себя-настоящую. В жизни я очень мягкая. Мне нравится быть женщиной. Я знаю, как ею быть. Почему бы этим не пользоваться?

Вы верите в счастливые финалы любовных историй?
Конечно, верю. Нельзя не верить.

Как Вы сами понимаете любовь?
Когда я хочу смотреть на мир глазами конкретного мужчины, а он мечтает смотреть на него — моими.

Может ли женщина быть счастливой без мужчины?
Надо быть счастливой. А для этого надо- оставаться в гармонии с собой. Находясь в таком состоянии, женщина притягивает в свою жизнь все остальное. И мужчин тоже.

За это надо держаться женщине, когда вокруг все так зыбко, мужья уходят, с работы увольняют, друзья куда-то исчезают?
Надо все это принимать. Мы же всегда получаем уроки. И еще я уверена, что все всегда к лучшему.

Вы способны на безумства ради чувства?
Раньше решиться было проще. Сегодня я сразу вижу, по какой схеме будут развиваться отношения. Все очень предсказуемо. Так хочется, чтобы кто-то удивил. Тогда я точно буду способна на безумства.

Чего Вам хочется от жизни?
Мне всего хватает. Я очень счастливый человек. Я живу так, как хочу. Занимаюсь любимым делом. Я даже не считаю, что работаю. Просто творю чудеса.

Что Вам нравится в Москве?
Жизнь здесь более активная, чем в Вильнюсе. Мне это нравится. Все говорят «пробки». Я ни разу не попадала в пробку и думаю, что не попаду. Не надо думать о проблемах, и они не возникнут. Я хочу попробовать здесь жить. Если после «Карениной» поступят предложения, я их рассмотрю.

портерное фото — предоставлено артисткой

фото из спектакля «Анна Каренина»(1)- Михаил Гутерман

фото из спектакля «Анна Каренина«(2) — Мергей Петров

Анжелка Холина родилась в Вильнюсе, училась в Москве. Получив диплом режиссера балета РАТИ, вернулась в Литву, где стала признанным хореографом, основала собственный театр танца Anz˘elika Cholina Dance Theatre. «Анна Каренина» не первый опыт Холиной в Вахтанговском — хореографическая композиция по мотивам песен Марлен Дитрих «Берег женщин» уже четыре года с успехом идет на сцене театра

Анжелика Холина: Анжелика Холина: «Я никогда не хотела танцевать лебедя…»

Спектакль, который не дает снять зритель

Десять лет театр играет спектакль «Песни женщин». Зритель не дает снять его с репертуара. 17 песен в исполнении Марлен Дитрих, 17 мгновений, 17 образов любви пролетают перед публикой за 70-минутное действие. Постановка смотрится на одном дыхании. Завораживает музыка, эмоциональный ритмический рисунок танца, подчеркнутый красотой света и костюмов. Их создавал Юозас Статкявичюс, литовский дизайнер с мировым именем.

— Именно Юозас и вдохновил меня поставить этот спектакль. Он очень трепетно относится к тому времени – 20-м годам прошлого века. То была эпоха ярко выраженной женственности. Ее воплощением стала Марлен Дитрих – великая женщина, имевшая красоту и талант. Юозас проникся ее песнями и меня ими увлек. Каждую песню она поет, будто переродившись: то как ребенок, то как роковая обольстительница, то как женщина на грани смерти. И я представила разные образы, сливающиеся в Марлен Дитрих. Спектакль получился многослойным, как кино. Историю я придумала сама. Она не о Марлен, а о Женщине. А где женщина, там и красота. В этой стилистике и выдержана хореография спектакля. Мне важно донести до публики эмоцию, создать атмосферу на сцене и в зале, чтобы втянуть зрителя, запустить руку в его нутро и разбередить душу.

В воскресенье в Доме конгрессов Театр танца Анжелики Холиной впервые в Риге покажет удивительный спектакль «Песни женщин». Накануне Анжелика побывала в Риге и рассказала о себе и своем театре.

Чем меньше правил в искусстве, тем лучше, считает Анжелика Холина и доказывает это собственным примером.

Выпускницу Вильнюсской балетной школы, дипломированную балерину, в свое время не взяли в труппу Национального театра оперы и балета – посчитали слишком толстой. Она не стала делать из этого трагедии и отправилась в Москву. Здесь она поступила в ГИТИС и успешно окончила факультет балетмейстеров. Ее сокурсниками были Айвар Лейманис и Лита Бейрис.

— Балетмейстер – это профессия взрослых. Для поступления требовался пятилетний танцевальный сценический опыт, – вспоминает Анжелика. – Но мне повезло: я была из Прибалтики, а педагоги очень любили наш сыр. Сколько я его перевозила в Москву! Спасибо преподавателям, я прошла очень хорошую школу. Вернулась в Вильнюс и сразу поставила балет «Медея» в Опере. Мне было 25 лет. Почувствовав во мне конкурентку, меня начали изгонять из театра. Я не стала тратить силы и нервы на борьбу за место. Не пустили в один театр – найду другой. И ушла в Национальный драматический. Режиссер Оскар Коршуновас поставил одно условие: «Бери моих людей». Так я и сделала первый микс – постановку «Кармен» с участием артистов балета и актеров театра. У актеров оказалось удивительно легкое отношение к танцу – для них это не мука, они по-другому чувствуют себя на сцене. Получилось нечто – не опера и не балет…

Холина поняла, что не надо искать названия жанру. Так родился ее театр современной хореографии, где она ставит артистов то на туфли, то на пальцы, а в некоторых спектаклях и сама выходит на сцену. Танцевала Кармен, до сих пор танцует в Tango in Fa на музыку Астора Пьяццоллы, а ведь ей 36 лет – пенсионный для балерины возраст.

— Судьба артистов балета – отдельная тема. Я могу говорить об этом часами. Годы идут – и люди становятся ненужными. Тебе еще нет сорока, а ты уже пенсионер. Осознавать это больно. Кто-то уходит со сцены в гардероб – чтобы быть поближе к театру. Я хочу поставить спектакль про балерин и жестокие законы сцены.

В нашем театре все по-другому. Мне важно, какого возраста душа человека. Я ставлю не классический балет, где важны техника, вес, неизношенные суставы. Я ценю и принимаю в труппу тех, у кого есть артистические возможности, кто меня слышит, кто любит и умеет танцевать. Средний возраст наших артистов – 25-28 лет, но есть одна танцовщица, которой сорок с хвостиком, но она танцует так, что все плачут.

Десять лет Анжелика ведет курс в Музыкальной академии. Придумала новую специальность «актер-танцор» и готовит кадры в том числе и для своего театра. Уже два курса выпустила.

— Танцем я могу сказать больше, чем словом. Ищу «говорящие» движения и на языке движений говорю со зрителем. Мне интересна разная стилистика хореографии, поэтому не скажешь, что мои спектакли – одной руки дело. Я работаю без оглядки на опыт других хореографов. У меня нет кумиров, потому и плагиата в моем творчестве нет.

Лишь несколько человек танцуют у Анжелики во всех спектаклях. Большинство артистов приглашаются для конкретных постановок. И каждый раз это разные люди. У этого театра нет своей сцены, своего зала для репетиций, спектакли играются в арендованных помещениях. Но все эти, казалось бы, неудобства нисколько не мешают Холиной творить. «Отелло», «Ромео и Джульетта», «Дом Бернарды Альбы», «Болеро»…

Во всем, что говорит и делает Холина, чувствуется характер.

— Не думаю, что со своим характером я бы смогла танцевать то, что мне скажут и в чем скажут. Кстати, мне никогда не хотелось танцевать лебедя – мне нравились характерные роли. В какой-то мере мне повезло: я не стала балериной, но смогла реализовать себя в танце.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: